Витязь на распутье
Конный дворик
Интернет магазин картин и фото
Конный дворик | Статьи | ФКСМО | Консультация | Клуб судей | Энциклопедия | Каталог | Обратная связь

Энциклопедия конника
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш



















Бошэ (Основоположники современной верховой езды)

В развитии искусства верховой езды большую роль сыграл основатель высшей цирковой школы Франсуа Бошэ (1799—1873).
Его выступления в цирке на Елисейских полях в Париже и многочисленные печатные произведения, посвященные искусству верховой езды, убеждали публику в том, что возможностей человека покорить себе лошадь намного больше, чем думали до него, что добиться сказочного успеха в верховой езде может каждый, кто вступает на правильный путь, указанный им, великим мастером.
Апогеем славы Бошэ был случай с чистокровным четырехлетним жеребцом Жерико, считавшимся неуправляемым. Бошэ держал пари, что выездит эту лошадь за шесть недель. И действительно, в условленный день он ездил по арене цирка рысью и галопом, делал принимания, пируэты, менку ног на галопе и эффектно осаживал скакуна перед трибуной герцога Орлеанского.
После этого осуществилась главная мечта Бошэ — его метод был принят на апробацию в армии—в нескольких маленьких частях кавалерии. Бошэ обещал, что, следуя его указаниям, каждый рекрут станет хорошим всадником через 45 дней и сможет сам начинать выездку (а выездка лошади до пиаффе и прыжков через препятствия длится два месяца). Но обещания известного мастера на деле не оправдались. Мало того, в армии обратили внимание на окровавленные сапоги «бошэристов», которые злоупотребляли шпорами. И когда в 1847 году главным преподавателем Сомюрской кавалерийской школы был назначен граф д'0р—решительный противник методов Бошэ,—последнему не оставалось ничего другого, как эмигрировать из страны.
Огорченный Бошэ продолжал бороться с противниками, но к 1864 году он сам, во многом пересмотрев скоростные методы, стал выезжать лошадей только на трензеле, без острых шпор, и заявил, что теперь «ему мало шести месяцев, чтобы заставить лошадей идти прямо вперед». Словом, он в основном вернулся к классической школе.
Но что же представлял собой метод Бошэ?
Он считал, что выездка — это совершенное обладание всеми возможностями лошади. Такая абсолютная власть требует уничтожения малейшего сопротивления животного. Любое сопротивление лошади возникает из-за физических недостатков, которые создают ложное напряжение в ее мышечной системе, в цепи этого напряжения самым слабым звеном является челюсть, следовательно, выездку надо начинать со смягчения и сгибания челюсти, затем шеи, потом поясницы.
Из этих общих принципов следует и последовательность упражнений: сгибания челюсти в руках, боковые сгибания шеи, когда лошадь находится под седлом на месте, прямые сгибания шеи, повороты на передних ногах, осаживание.
Только после того, как лошадь при такой работе сделается мягкой в поводу, ее начинают посылать в движение, обязательно сохраняя легкость повода и вертикальное положение головы.
В конюшне Бошэ основная подготовка лошади продолжалась 60 дней, работали два раза в день по 30 минут. Предметом высшей гордости для этого мастера были изобретенные им упражнения: рысь назад и галоп назад. Любил он демонстрировать упражнения на месте: переменное поднимание передних ног горизонтально вперед, пиаффе с остановкой на трех ногах, менка ног в один темп на галопе на месте. Это изобретение Бошэ сохранилось до наших дней.
Надо сказать, что основные упражнения и методы Бошэ во многом противоречат идеям современных основ выездки, выработанных ФЕИ по принципам классической школы, и заслуживают критики.
Так, цель выездки для Бошэ — не развитие естественных способностей лошади и гармония всадника и лошади, а абсолютное подчинение. Он считал, что лошадь должна быть пассивной машиной. Положение головы и шеи лошади должно гарантировать это подчинение, а не облегчать движение или сбор. Бошэ даже не признавал классического сбора с опусканием зада и поднятием переда и шеи, а считал важнее «абсолютное подбирание», то есть вертикальное положение головы лошади, сдача в шее при любом движении.
Понимание биомеханики лошади у Бошэ вообще поверхностно, он почти не говорил о характере движений лошади и о сборе выражается туманно как о «собирании всех сил лошади в его центре». Правда, он считал, что равновесие его лошадей находится в некоей средней точке между точками равновесия у лошадей старой школы «которые слишком на заду», и у лошадей д'0ра, «которые слишком на переду».
В практике он склонен был загонять задние ноги лошади далеко под корпус, так что они уже не могли сгибаться в скакательных суставах, но оставались прямыми. Это достигалось еще и тем, что голову и шею лошадь держала относительно низко. Спина ее должна была быть постоянно напряженно выгнутой, площадь опоры—минимальной. Такое равновесие не давало возможности лошади сопротивляться, но и не позволяло проявить свою силу в мощном движении. При этом облегчалось точное управление лошадью на месте и очень коротком расстоянии. Лошадь, как эквилибрист на канате, была ограничена в своих движениях. И в то же время Бошэ говорил о необходимости давать на многих упражнениях «перевес силам переда» и называл даже два вида пиаффе—на переду и на заду.
Еще одна особенность равновесия по Бошэ—это то, что шея лошади как-будто нейтральна к равновесию, образуется так называемая «резиновая шея», которую всадник сгибает, не учитывая движение, а в «классической школе» говорится об «укреплении шеи в ее основании».
Ход выездки Бошэ прямо противоположен классическому. Вместо длительного привыкания, формирования желательных физических качеств и навыков, способствующих взаимодействию лошади со всадником, Бошэ, подчиняя лошадь психически до того, как она была готова для этого физически, начинал с самых неестественных требований. Он считал своей главной заслугой ускорение выездки в 10—12 раз, но никогда и нигде не говорил о сроках службы своих лошадей.
Такой методикой выездки Бошэ калечил лошадей психически больше, чем физически. Они скоро превращались в «отрешенных страдальцев» или, как писал современник Бошз, «его лошади выполняют все с точностью часового механизма, но делают это в состоянии смертельной тоски».
Так как лошадей держали постоянно в искусственном равновесии между поводом и шенкелями, и любое движение выполнялось при помощи условных рефлексов, а врожденные при этом подавлялись, очень возрастало нервное напряжение лошадей и они становились сложными в обращении. Примером может служить свидетельство одного из учеников Бошэ о том, как он, этот ученик, уже довольно опытным всадником впервые садился на личную лошадь Бошэ—та без малейшего сигнала выполнила сразу п ируэт и стала осаживаться.
Понятно, что такие лошади годились только на цирковую арену. Они могли быть хорошими в пиаффе, но трудно управляемыми на галопе. Бошэ даже вполне серьезно предложил ввести на ипподромах скачки, где выигрывает тот, кто придет к финишу последним—это означало бы, что победитель лучше всех управляет своей лошадью.
Бошэ вообще не ценил хороших коней, искусство берейтора он видел в исправлении «порочных лошадей». Эту тенденцию увеличения до максимума роли всадника и берейтора и уменьшения роли лошади он выражает в такой фразе: «Удивляйтесь! Человек сделал больше, чем сама природа. Лошадь стала олицетворением всадника!». И все же деятельность Бошэ принесла некоторую пользу. Его искаженная, но иногда изумительно разультативная выездка заставила конников задуматься и улучшить классическую методику, которая в то время включала в себя только овладение крайне собранными движениями и была также негодна для поля, как и методика Бошэ. Она приняла в неумелых руках такие черты, как грубое замыкание повода, излишнее пользование разными приспособлениями, монотонность.
Бошэ выше всего ставил легкость и отрицал применение любых механизмов. Ему принадлежат афоризмы, подчеркивающие эту сторону выездки: «Поводья без шенкелей, шенкеля без поводьев!»; «Не употребляй для управления тех сил, с помощью которых управляешь».
Течение в современной выездке, которая требует больше внимания к легкости управления лошадью, искусству всадника правильно выполнять упражнения, имеет корни во Франции, где всегда было сильно влияние Бошэ.

Р. КОЛЛОМ


Прочитал сам, поделись с другом
Сгибание шеи лошади по Бошэ.
Сгибание шеи лошади по Бошэ.