Витязь на распутье
Конный дворик
Интернет магазин картин и фото
Конный дворик | Статьи | ФКСМО | Консультация | Клуб судей | Энциклопедия | Каталог | Обратная связь

Энциклопедия конника
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш



















Заездка рысистого молодняка

Заездка рысистого молодняка — это одна из самых ответственных и трудоемких работ. От способа и качества заездки зависит дальнейшая работоспособность рысистой лошади, ее беговая карьера. Хочу поделиться опытом по заездке молодняка, которая была принята в Тульском конном заводе.
Орловский молодняк поступал в заездку в разные годы в различном возрасте: иногда вскоре после отъема (в 7—8 мес), а чаще полутора лет. В любом случае к этому времени жеребята были приучены к недоуздку, ходили в поводу за конюхом и стояли на развязке в коридоре конюшни при чистке.
Первые уроки по заездке «давали» взрослые лошади. Для этого в каждом тренотделении был выделен специальный экипаж — беговая качалка, к которой вместо легких оглобель были приделаны прочные прямые оглобли для запряжки лошади в русскую упряжь. Для заездки использовали взрослых лошадей. У мастера-тренера В. Т. Курочкина, разработавшего и внедрившего этот метод в заводе, в качалке ходил англо-орловский жеребец Сайгак (ч.-к. Сатрап — Кавычка). Наездник И. Ф. Мещеряков приучил к этой работе молодого першеронского жеребца Капрона (Пробой—Кама). Применяли для этой цели и спокойных орловских маток. Все эти лошади быстро привыкали к роли «наставников» и не только спокойно ходили в упряжи, но подчас помогали наездникам дисциплинировать расшалившихся малышей, пытающихся «покозлить» или забежать вперед.
Техника заездки была следующей. К запряженной в качалку взрослой лошади, стоящей на развязке в воротах манежа и с сидящим на качалке наездником, конюх подводил жеребенка. Давал лошадям обнюхаться и затем продевал пристегнутую к недоуздку жеребенка длинную лейцу в специальное кольцо, приклепленное к середине гужа. Конец лейцы держал в руке наездник. В дальнейшем, когда жеребенок начинал спокойно ходить рядом со взрослой лошадью, конец лейцы привязывали к перекладине качалки узлом, который при необходимости можно было быстро развязать. Затем развязки отстегивали и начинали движение шагом. Конюх и наездник голосом успокаивали жеребенка. Какое-то время конюх шел рядом с жеребенком, при необходимости придерживая за недоуздок или за второй короткий повод.
Проводив до дорожки ипподрома, конюх отпускал жеребенка, а наездник продолжал движение тихим тротом. Были случаи, когда жеребенок начинал «козлить», тащиться, но, почувствовав, что его усилия тщетны, успокаивался и с удовольствием бежал рядом со взрослой лошадью. Первое время некоторых, особенно возбудимых, жеребят беспокоило прикосновение к оглобле, шорох колес, но вскоре они переставали обращать на это внимание.
После двух-трех таких уроков на жеребенка надевали уздечку с удилами, трок с подхвостником. После пяти-шести уроков, когда жеребенок спокойнр ходил в этом снаряжении. к кольцам уздечки пристегивались вожжи, и наездник потихоньку начинал приучать к ним жеребенка. К этому времени лейца отпускалась более свободно или же заменялась коротким поводом, пристегнутым к гужу коренника. Положение жеребенка каждый раз меняли, ставили его то с правой, то с левой стороны основной лошади.
Когда молодняк хорошо осваивался с движением на дорожке, осваивал повороты, свободно переходил с одного аллюра на другой (шаг, трот, веселый трот), к коренной лошади пристегивали сразу двух малышей, и такая «тройка» тренировалась на ипподромной дорожке более продолжительное время, чередуя шаг и трот, в несколько гитов.
Некоторым жеребятам для окончательной отработки управления требовалось два-три урока в манеже или на дорожке с длинными вожжами без экипажа.
Приученный таким образом жеребенок совершенно спокойно переносил запряжку в качалку, а в дальнейшем и в русскую упряжь. Только первое время ездили группами, чтобы жеребенок меньше беспокоился и не терялся, оказавшись один на дорожке.
После окончания заездки, когда жеребята уже самостоятельно хорошо ходили в беговых качалках, зимой работа в беговых санях не менее двух раз в неделю чередовалась с запряжкой в русскую упряжь с «боровскими» санками.
В период заездки и при дальнейшей работе жеребята имели достаточный моцион: их ежедневно выпускали на прогонку, которую постепенно доводили до 6—8 км в два реприза. Зимой после проездки (4— 5 км) жеребятам давали побегать, покататься по снегу, после чего они снова весело двигались по дорожке.
Молодняк быстро привыкал к такому режиму работы, и если вначале для поддержания порядка требовалось двое верховых, то потом только один всадник.

В. МУРИНОВА, заслуженный зоотехник РСФСР

1981г.



Прочитал сам, поделись с другом