Витязь на распутье
Конный дворик
Интернет магазин картин и фото
Конный дворик | Статьи | ФКСМО | Консультация | Клуб судей | Энциклопедия | Каталог | Обратная связь

Энциклопедия конника
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш



















Полевая езда и скачки XVII-XIX веков

В то время, когда в странах континентальной Европы культивировалась сложная выездка, в Англии развивались скачки, парфорсная охота и стипль-чезы. Идеи английских тренеров и жокеев были противопоставлены идеям высшей школы верховой езды.
Для англичан скачки и охота почти затмили светскую жизнь и даже военные походы. Пожалуй, только море соперничало с лошадьми. Англичане ценили в лошади прежде всего резвость. В Англии считали нелепой мысль о том, что «всадник создает лошадь», и была в ходу поговорка:
«Больше породы, меньше тренинга». А о мастерах типа Бошэ в XIX веке бытовало только одно мнение: «Пусть придет и выиграет Большой Ливерпульский стипль-чез!»
В выездке довольно спорно, какая степень насилия и боли необходима для того, чтобы лошадь слушалась всадника, какая целесообразна, какая недопустима. На скачках и прыжках стало ясно, что лучше скачет и прыгает та лошадь, которая сама этого желает. Поэтому воспитание коней без неприятных ощущений в раннем возрасте было в Англии в почете. Известный жокей XIX века Том Кеннон говорил об употреблении хлыста:
«Это все равно, что бить ребенка!» Против грубости всадника выступала ирония: «Грубость всадника была бы допустима и справедлива, если бы лошади была также оставлена возможность кусать и бить всадника!»
О нулевой практической ценности лишнего наказания говорит такое высказывание: «Чем больше мы бьем лошадь, решительно отказывающуюся прыгать, тем хуже это на нее действует». Вместо наказания автор советует применять осаживание, использовать пример рядом скачущей лошади и другие виды воспитания.
Проблема подходящей для скачек посадки оставалась долго не разрешенной. Езда на стременах, освобождающая мускулатуру спины лошади, — не такое уж новое изобретение, как иногда думают. Такую езду знали восточные народы, и даже в книге Ньюкэстла можно на одной из иллюстраций видеть всадника, скачущего явно на стременах с поданным вперед корпусом. Правда, стремена длинные и корпус подан вперед мало.
В XIX веке в Англии были в употреблении три различных типа посадки. Старая «жокейская» посадка — езда на стременах. Тело всадника чуть оторвано от седла, плечи, колени, носки — на одной вертикали, «финишная» посадка выглядела иначе — жокеи сидели глубоко в седле, шенкеля назад и старались сопровождать толчки задних ног лошади так, чтобы вес жокея давил бы на лошадь только в момент отталкивания, в остальных фазах маха галопа «жокей должен был быть легче своего веса». «Охотничья» посадка отличалась от других тем, что стремена укорочены на 1—2 дырки, а «если лошадь тянет сильно вперед, надо и сидеть немножко наклоненным вперед и держать шенкель чуть назад от вертикали».
В Англии в XIX веке появилась и облегченная рысь, которую изобрели «почтальоны» — так назывались всадники, ездившие на одной из лошадей почтовых карет.
Первым теоретиком еще более облегченной посадки, которая применялась на практике, был Джон Адаме. В своей работе «Анализ верховой езды» (1805) он писал: «...«охотничья» посадка — это посадка на стременах... смысл такой езды в том, чтобы освободиться от трения и жары, от которых всадник страдал бы на резвом и долгом галопе, сидя в седле». Он выдвинул новые принципы, противоречащие не только классической, но и старой английской езде, прежде всего это большой наклон корпуса всадника вперед, до 20—45°, а также советы: чтобы крепче держаться в седле, можно немножко вывернуть носки; многие лошади скачут лучше на трензеле, без мундштуков; при прыжках с большого хода надо все оставлять на решение самой лошади.
Идеи Адамса были забыты, а радикальные новшества в посадке введены чистыми практиками и вне Англии. Это «итальянская» посадке Каприлли и «американская» посадка Тода Слоуна.
Потребность изменения жокейской посадки возникла в результате увеличения мощности лошадей и уменьшения дистанции. Максимально вытянуться, увеличить мах и скорость галопа позволяла лошади новая «американская», или «обезьянья», посадка американского жокея Тода Слоуна. Он появился на ипподромах Европы в 1897 году и выиграл сразу 20 скачек из 53, в 1898 году—43 скачки из 98. И очень скоро все жокеи стали скакать как он — скорчившись, на сверхкоротких стременах, корпус жокея низко нависал над плечами лошади, руки вперед, почти у колец удил, Только Фред Арчер скакал по-старому и выиграл 6 Эпсомских Дерби. Рекорд одного года — 257 побед. За всю историю только Лестер Пиготт в наши дни выиграл больше Дерби— 9, а Крис Мэнкерсон довел рекорд побед за один год до 517.
Слоуна уже в 1901 году окончательно дисквалифицировали как скандалиста и не совсем честного человека в денежных делах. Он умер в Америке в нищете. Арчера же все любили, и он сам, страстно любя свою работу, продолжал многие годы безнадежно бороться с растущим весом.
Англия уже в XVIII веке стала страной, где каждый всадник умел преодолевать препятствия, и довольно внушительные. Известное по истории огораживание пастбищ для овец и захват крестьянских земель создавало английским землевладельцам идеальные условия для преследования с собаками одиноких лисиц. Высокие изгороди, заборы и глубокие канавы между пастбищами были естественными препятствиями, которые часто невозможно было объехать.
После охоты держали пари: чья лошадь быстрее. Такие «состязания» проводились до церковной башни, которая обычно виднелась на горизонте — так возникло название стипльчез (по английски — «охота на башню»). Первой такой дуэлью считается скачка неких 0'Каллагена и Эдмундв Блейка в 1752 году в Ирландии от церкви Буттеввнт до церкви Сэнт Леджер с дистанцией 7 200 м.
Ровно через 40 лет впервые стали соревноваться несколько всадников вместо двух, и сразу появились профессионалы. В 1811 году в Бетфорде впервые были построены препятствия с толстыми бревнами перед изгородями и за ними. С ростом опасности росли и азарт, и денежные выигрыши. Если в 1735 году поэт Сомервиль писал об охоте: «Король спорта и спорт королей! Образ войны, но без ее вины», то о стипль-чезах возникла поговорка: «Конечно, опасно играть в солдаты, но несравненно опаснее играть в жокеи».
Одна из старинных хроник так описывает стипль-чез в Лизморе: «Среди публик держали пари, что на 6 всадников будет 6 падений. Всего было 12 падений, но ни одного убитого».
Действительно, отчаянные всадники, которые на лошадях меньшего роста и хуже подготовленных, чем в наши дни, прыгали с полного хода и в большой компании зачастую через каменные стены и заборы высотой 150 см, иногда даже 180 см. Например, в 1813 году скакали в Рооргэне стипль-чез 6 миль, преодолевая множество широких канав и 6 каменных стен высотой 150 см, и выиграла четырехлетняя лошадь.
Уместно отметить, что пренебрежение к систематической подготовке, тем более к теории, было в Англии в моде продолжительное время. Езде не учили. Совет был один: «Ездить, ездить и еще раз ездить» и «Надо научиться раньше, чем узнаешь, что такое страх». Оправданием была поговорка: «Основные качества всадника не обучаемы. Ты просто имеешь их или нет».
Но мода не мешала многим конникам серьезно изучать прыжковое дело. О посадке на прыжках писали, что только сохраняя равновесие в седле не усидеть, необходимо довольно крепко держаться коленями и упираться на стремена. При том «колени или стремена не должны стать осями, вокруг которых корпус всадника может вращаться». Обращали внимание и на «противоречие колена и шенкеля»: если повернуть носки вовнутрь, будут крепче сжиматься колени и слабее шенкеля, а если развернуть носки, все будет наоборот.
Идеалом, прыжковой посадки считалось вертикальное положение корпуса всадника при приближении к препятствию и во время всех фаз прыжка. В седле тело всадника — без каких-либо движений вперед или назад. Равновесие старались держать только гибкостью поясницы. Эта старая посадка обычно изображается карикатурно, но в хорошем исполнении всадник мог сидеть мягко и неподвижно, не мешая лошади поводом или болтанием корпуса, хотя центр его тяжести находился за центром тяжести лошади.
Отбрасывание корпуса назад считалось ошибкой, но допускалось «дать лошади возможность тянуть себя назад». Небезынтересно напомнить, что до появления новой прыжковой посадки были установлены внушительные рекорды по прыжкам в высоту: французский капитан Крусс в 1900 году на Конспираторе преодолел 235 см, а американец Дик Доннели в 1902 году на феноменальной чистокровной Хизеоблум—240 см.
Основы напрыгивания выражались тогда так: «Всадник, который одинаково спокоен на прыжке и на движении по ровной местности, внушает своей лошади такое же состояние». «Нельзя ни поднять лошадь, ни пугать ее бичом, шпорами или голосом, что служит больше ободрению самого всадника или демонстрацией его храбрости».

Р.КОЛЛОМ




Прочитал сам, поделись с другом
Старая прыжковая посадка
Старая прыжковая посадка

Жокей XVIII века
Жокей XVIII века