Витязь на распутье
Конный дворик
Интернет магазин картин и фото
Конный дворик | Статьи | ФКСМО | Консультация | Клуб судей | Энциклопедия | Каталог | Обратная связь

Энциклопедия конника
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш



















Штейнбрехт и старая немецкая школа (Основоположники современной верховой езды)

Когда старую немецкую школу отождествляют с классической школой, то видят в ней сохранение и некоторую модернизацию идей Гэриньера и венских берейторов. Но у этой школы есть и самостоятельная история. Создатели школы всегда были более точны и основательны, но также более педантичны и догматичны в объяснении и обосновании деталей выездки, чем сами открыватели этих принципов.
Первым своим классиком приверженцы старой немецкой школы обычно называют Людвига фон Гюнерсдорфа, автора «Введения к самому естественному и лучшему способу выездки лошадей» (1791). Он был в почете даже у французских мастеров, последователей Гэриньера, как самый точный и ясный в объяснении деталей упражнений.
Первым всадником, которого считают основоположником старой немецкой школы, был Гюстав Штейнбрехт (1808—1885). Его имя ставят в один ряд с Ксенофонтом, Плювинелем и Кэриньером.
Штейнбрехт учился у Льюиса Зеэгера, руководил несколькими манежами и почти всю жизнь выезжал лошадей для цирка, но не в цирковой, а в классической манере. В 1857—1858 гг. он написал заметки, которые его ученик Пауль Плинцер после смерти учителя издал под заглавием «Гимназии лошади».
На основе этих заметок были выработаны инструкции для кавалерии 1912, 1926 и 1937 годов, ставшие основным законом для конников не только в довоенной Германии.
Учение Штейнбрехта основано на определении и требовании чистых аллюров, это то же самое требование, которое Подгайский потом характеризовал «как движение лошади под всадником так же, как она двигалась бы без всадника». А в современных научных понятиях — это целесообразная эффективная спортивная техника лошади. Важным условием такой техники можно назвать действие движущих сил на всю массу лошади, на центр ее тяжести без потерь из-за напряжения антагонистических мышц и лишних моментов вращения.
Штейнбрехт сам высказывался об этом так: «... надо систематической последовательностью гимнастических упражнений развить мышцы лошади так, чтобы они давали всем частям скелета такие направления, которые необходимы для верховой езды»; «Направляй свою лошадь вперед и держи ее прямо!». Это означает заботу всадника держать толкающую силу задних ног постоянно в действии до такой степени, что не только на месте, но даже при осаживании главным стремлением лошади оставалось бы идти вперед; «Задача берейтора выполнена, и лошадь полностью выезжена, когда обе силы, скрывающиеся в задних ногах, — толкающая сила и несущая сила (последняя в соединении с эластичностью) — развиты до величайшей степени, и всадник может их действие и взаимное соотношение по своему желанию точно регулировать». Правильную технику движений нельзя определить только механикой, важно, какими мышцами достигается усилие, положение тела, ускорение и т. д., и насколько экономен и целесообразен режим работы мышц.
Начиная со Штейнбрехта, значительно возросло внимание к этой стороне движения взамен достижения внешней формы лошади. «Внешняя форма, достигнутая за счет уменьшения хода,— это в верховой езде преступление», — категорически заявил известный преподаватель кавалерийских школ Шмидт.
Важной характеристикой, правильности работы мышц животного стало понятие «лошади, работающие спиной», противопоставляемое понятию «лошади, работающие ногами». Работают (ходят) спиной лошади, у которых мускулатура спины раскрепощена, спина «принимает всадника» и мышцы спины участвуют в движении, напрягаясь и расслабляясь ритмично. У лошадей, «ходящих ногами», спина постоянно напряжена, движение создается только ногами, без движения мышц спины.
Эти важные положения созданы не Штейнбрехтом, а братьями Гюнтер в 1859 году. А затем это явление очень подробно описал видный преподаватель Ганноверской кавалерийской школы Холлойфер. Его теорию Штейнбрехт и его последователи немного видоизменили, а именно о действительном вертикальном раскачивании (выгибании и разгибании) позвоночника уже не говорят, а главное внимание уделяют расслаблению и ритмичной работе мышц спины лошади, эластичности задних ног и пружинистому стремлению шеи вперед и вниз, которые являются результатом правильной работы спины.
Всеобщее международное признание этот критерий правильного движения начал находить в судействе выездки только после Олимпиады 1956 года, а во времена Штейнбрехта именно этим иногда объясняется отставание лошадей будто абсолютно подчиняющихся всаднику, от лошадей, которые имеют больше ошибок при исполнении упражнений и даже двигаются менее гармонично с всадником, но становятся чемпионами благодаря особенно хорошим движениям на всех аллюрах.
Другим критерием, введенным представителями этой школы, чтобы выше оценивалась неиспорченность естественных движений, стало особое внимание к прибавлению шага. Такое требование выдвинул Гюстав Pay, чтобы исключить возможность успеха лошадей, у которых естественные движения потеряны торопливой и насильственной выездкой или просто злоупотреблением трудными упражнениями в сборе. Изменение подхода, которого он, наконец, добился, становится понятным, если вспомнить, что до 1952 года а правилах обращено внимание на совсем другую сторону выездки, например: «Если лошадь на пиаффе не держится абсолютно на месте, а продвигается вперед, хотя бы на несколько сантиметров на каждом шагу, такое пиаффе не может оцениваться выше удовлетворительного, даже если его ритм хорошо выражен, регулярен и блестящ».
Успех старой немецкой школы, видимо, немало зависел от хорошей пропаганды и совместимости с современным мировоззрением.
Последнее новшество выездки — отрицание «абсолютной поднятости переда» — «абсолютного сбора», «абсолютного подчинения». Все эти качества должны зависеть от степени выезженности лошади, от ее экстерьера, от аллюра, и следовательно, изменяться и постепенно развиваться. Начинать любым абсолютным требованием неправильно, также неправильно «работать» отдельные части лошади. Вечный спор, с чего начинать выездку, с переда или с зада лошади, автор инструкции 1926 года Гейдебрех решает так: «Правильно работающие задние ноги создают проводимость в затылке, это в свою очередь обусловливает дальнейшее развитие движения задних ног».
Единственной мерой всех истин выездки остается лошадь. Всадник должен считаться с ней и преобразовывать себя, может, больше, чем ее. Требовательность к всаднику возросла до крайности среди главных преподавателей кавалерийских школ до первой мировой войны. В защите лошади от неумелых и грубых всадников такие преподаватели видели одну из своих главных задач.
«Искусство верховой езды не состоит в подчинении врага, а в обучении и физическом формировании доверяющего ученика, телом которого всадник при помощи анатомически правильно подобранных упражнений так завладевает, что, если добровольное подчинение лошади, наконец, кончается, она уже физически не может сопротивляться», — писал Монтетон.
Кроме огромного числа теоретиков, авторитет старой немецкой школы создали некоторые талантливые практики. Для современной выездки много сделал Отто Лерке, который подчеркнул еще одну важную черту этой школы: «Критерием настоящего искусства выездки должно быть то, как лошади учителя двигаются под его учениками — дешевые виртуозы, которые умеют преодолевать трудности и иногда показывать хорошие результаты в очень короткий срок, не готовят лошадей, доверяющих другим всадникам». Он сам готовил множество прекрасных всадников и лошадей — Кроноса и Абисинта (1 и 2 места на Олимпиаде 1936 года), Адулара (3 место на Олимпиаде 1956 года), Африку, Хрониста и еще нескольких олимпийских лошадей. Он любил подчеркнуть, что его лошади ходят хорошо под любым достаточно обученным всадником, считал большим достижением кадриль в манеже Ганномерской школы в 1929 году. Его лучшим учеником стал известный тренер и берейтор Вилли Шульхейз, которого он обучил на знаменитом Кроносе.
Заслуги Шульхейза в подготовке всадников и лошадей не только для ФРГ, но и для ГДР, Канады и других стран общеизвестны. Современником Лерке был Ричард Вэтьен, который написал один из лучших учебников высшей школы.
Представители старой немецкой школы считают свои методы золотой серединой между двумя крайностями — с одной стороны Джеймса Филлиса, с другой — Пауля Плинцера. Плинцера упрекают в изменении и искажении учения своего учителя Штейнбрехта, в неестественных требованиях к лошади, в особом внимании к легкости повода за счет хода. Филлиса ценят больше!, так как он понял сбор в общем правильно и был несомненно лично исключительно талантливым всадником. Но его систему решительно отвергают, когда речь заходит о его понимании свободной осанки лошади. В ней видят противоположную крайность.
Школа выездки ФРГ, несомненно, самая влиятельная в современном конном спорте. Требования ФЕИ все больше соответствуют ее принципам. В последнее время другие методы редко дают шансы на большой международный успех. Изучение системы этой школы стало везде необходимостью. Но немцы из ФРГ сами иногда признают, что в артистичности и в достижении тонкой гармонии спортсмена и лошади им приходится учиться у французских и советских всадников.

Р. КОЛЛОМ

Прочитал сам, поделись с другом