Витязь на распутье
Конный дворик
Интернет магазин картин и фото
Конный дворик | Статьи | ФКСМО | Консультация | Клуб судей | Энциклопедия | Каталог | Обратная связь

Энциклопедия конника
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш



















Скифы и сарматы

В истории человечества есть достижения, значение которых трудно переоценить. К ним относится и приручение лошади. Даже скорее не само приручение, а начало использования коня для верховой езды (ибо до этого времени лошадь была мясным, а затем упряжным животным). Появление всадников резко продвинуло человечество вперед в его развитии. Теперь дальние просторы степей перестали быть преградой для людей, а превратились в неведомые, но манящие пути. Быстрые ноги коня понесли человека в широкий и богатый мир...
Испокон веков степи южной части нашей страны населяли кочевые племена скотоводов. Пожалуй, самые известные из них — это скифы и сарматы. Их слава как искусных всадников и отважных воинов гремела по всему античному миру. Геродот и Ксенофонт, Страбон и Иосиф Флавий, Овидий и Тацит оставили нам яркие красочные и вместе с тем обстоятельные сведения об этих народах. И первое, что всегда отмечали греки и римляне,— это непревзойденные качества скифской и сарматской конницы. «Да и как такому народу не быть непобедимым... где каждый — конный стрелок»,— пишет о скифах Геродот. «Когда же они появляются конными отрядами, — вторит ему Тацит, говоря о сарматах, — вряд ли какой строй может им противостоять». История засвидетельствовала высокие боевые качества скифской и сарматской конницы: первые разгромили и изгнали из своей страны непобедимых доселе персов во главе с Дарием, более двадцати лет сеяли смерть и разрушение в Месопотамии, нанесли поражение одному из полководцев Александра Македонского Зопириону, которые были наиболее серьезными и стойкими противниками могущественной Римской империи: сарматские катафрактарии обращали в бегство ветеранов Клавдиева и Паннонского легионов...
Великолепным доказательством высокого уровня развития военного дела у скифов и сарматов служат археологические материалы. Раскопаны сотни курганов, содержащих захоронения скифских и сарматских воинов. Вооружение и конское снаряжение скифов служит предметом многолетнего изучения.
Воинское искусство скифов было высоко развито. Прирожденные конники, скифы создали могучую, многочисленную и обладавшую высокими боевыми качествами конницу. В основной своей массе она была легковооруженной, как и у других кочевников-степняков. Характерный набор вооружения рядового скифского воина включал в себя одно-два копья, пару метательных дротиков и главное его оружие —лук и стрелы с бронзовыми наконечниками. Именно эти предметы вооружения находятся почти в каждой скифской могиле, даже в самой бедной. Интересно, что наконечники стрел, изредка — копий и дротиков, иногда встречаются и в женских захоронениях. Скифянка умела защитить себя и семью в отсутствие мужа...
Наиболее боеспособную, ударную силу скифской конницы составляли тяжеловооруженные всадники. Археологические материалы дают нам возможность полностью реконструировать внешний облик этих степных рыцарей. Скифы создали самый рациональный и надежный для того времени вид всаднического доспеха — чешуйчатый панцирь. Исследованиями историков установлено, что он был заимствован скифами у ассирийцев или мидийцев во время переднеазиатских походов VII в. до н. э., но настолько затем усовершенствован, что скифов можно без преувеличения считать его изобретателями. Конструкция этой защиты была такова: на кожаную либо матерчатую основу рядами нашивались железные, реже бронзовые, чешуйки таким образом, что каждая из. них перекрывала 1/3 соседней, а каждый горизонтальный ряд чешуек слегка перекрывал расположенный ниже. Таким образом, получался почти идеальный по своим характеристикам доспех для конника: гибкий, прочный, надежный, разве что немного тяжеловатый. Немалым его преимуществом было и то, что поврежденную чешуйку или ряд их всегда легко отпороть и заменить новыми.
Дошедшие до нас в неприкосновенности доспехи, а также изображения тяжеловооруженных скифов позволили археологам реконструировать покрой и внешний вид скифской боевой защитной одежды. До чего же разнообразны и совершенны были панцири скифов! Это и «безрукавки», обшитые чешуйками, и чешуйчатые «кафтаны» с рукавами, иногда панцирным набором покрывалась только грудь воина, чаще — весь торс. Кроме того, весьма часты находки чешуйчатых набедренников (нечто подобное, только из сыромятной кожи, носят сейчас ковбои и гаучо в Америке), набрюшников и своеобразных «боевых пелерин», также покрытых рядами чешуек.
Защищенные сами с головы до ног, скифы не забывали и своего друга и помощника — боевого коня. Крепкие низкорослые лошади скифов, по типу напоминавшие монгольских и лошадей других степных аборигенных пород, были защищены широкими бронзовыми, а иногда и золотыми налобниками грудь их прикрывали кожаные или войлочные нагрудники, усиленные бронзовыми бляхами.
Тяжеловооруженные всадники выстраивались в центре боевого порядка скифских войск и на полном скаку таранили копьями и конями фронт противника. Легкая конница окружала его, и рукопашная схватка довершала дело. О высокой боевой выучке скифских «рыцарей» свидетельствует битва при Фате в 310 (309) г. до н. э., где скифы выступали союзниками одной из сторон (это была междоусобная война между двумя претендентами на престол Боспорского царства). События развивались драматично и стремительно. Удар тяжеловооруженной скифской конницы прорвал центр боевых порядков фатеев и обратил их в бегство. Однако на флангах воинов, на стороне которых выступали скифы, стали теснить их противники. Чтобы спасти дело, скифы на полном ходу прервали преследование фатеев, повернули коней, построились вновь и нанесли удар в тыл противника. Судьба битвы решилась этим маневром, войско врага было разбито. Специалисту-коннику не нужно пояснять, какую дисциплину, выучку и мастерство верховой езды нужно иметь, чтобы остановить лавину полудиких степных коней.
Однако неумолим ход истории, и могущество скифов ко II в. до н. э. померкло. Их родственники и восточные соседи сарматы продвинулись с Волги и Дона, «сделавшись сильнее, опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню (Диодор Сицилийский). Как и скифская, сарматская конница представляла собой лавину легковооруженных всадников. Однако в отличие от скифов, в могилах сарматских воинов находят меньше метательных копий, но больше мечей. Лук и стрелы попрежнему остаются одним из главных видов оружия, а увеличение числа мечей говорит о том, что легкая конница участвовала и в рукопашном бою.
Подлинную славу сарматам составили их катафрактарии. Этот термин, происходящий от греческого «катафракта», то есть доспех всадника, появляется в античной литературе с III в. до н. э. Тяжелая конница катафрактариев становится главной боевой силой восточных государств. Нам известны сарматские, армянские, албанские (государство на территории современного Азербайджана), иранские, парфянские катафрактарии. Их в качестве наемников включают в состав и римской кавалерии (собственные конницы и у эллинов, и у римлян были довольно слабыми).
В принципе, катафрактарии не слишком отличались от скифских панцирных всадников по способу ведения военных действий. Основным их отличием было более широкое использование конского доспеха. Правда, он получил распространение в основном среди римских, иранских и парфянских катафрактариев. У сарматов ни исторические, ни археологические источники существование конского доспеха не фиксируют. Это и неудивительно, так как кочевой характер сарматского общества обусловливал большую мобильность конницы, основной задачей которой были дальние, но быстрые набеги. Известно, что сарматы, отправляясь в набег, брали с собой дополнительных лошадей. Так, древнегреческий историк Полиен пишет о событиях III в. до н. э. Сарматская царица Амага, «собрав 130 всадников и дав каждому по две лошади», за одни сутки прошла откуда-то из Приазовья через степи Крыма до Херсонеса (современный Севастополь) и сняла с него скифскую осаду.
Археологических находок сарматских панцирей известно значительно меньше, чем скифских. Главным отличием сарматских панцирей III в. до н.э.—III в. н. э. является то, что они были комбинированными. В их состав входило три элемента: железные или бронзовые чешуйки, аналогичные скифским, крупные железные пластины и кольчужное плетение. Сходство некоторых типов чешуек с римскими заставляет предположить сильное влияние римского защитного вооружения на сарматское. Оттуда же, с Запада, попала в наши степи и кольчуга, изобретенная кельтами в III в. до н. э. Подобная ситуация не случайна, так как во время постоянных схваток с римлянами сарматы оценили преимущества гибкого, но прочного комбинированного доспеха и охотно приняли его на вооружение.
В отличие от скифов, щитов сарматы почти не употребляли. «У них не в обычае защищаться щитом»,— замечает историк 1 в. н. э. Тацит.
Отличительной особенностью катафрактария было его наступательное оружие—длинное копье и меч. Не случайно немногочисленные наконечники сарматских копий почти все найдены в могилах с панцирями и мечами. Ощетинившись копьями, отряд катафрактариев на резком галопе врезался в строй противника, опрокидывал его, а рубка мечами довершала разгром.
Примером сокрушительной силы удара катафрактариев может быть битва при Каррах в 53 г. до н. э., где римские войска триумвира Красса были разбиты парфянским полководцем Суреной. Заманив римлян в пустыню, парфяне атаковали их в конном строю, но прорвать глубокое построение легиона не смогли. Тогда, не давая римлянам тронуться с места, парфяне принялись беспрерывно обстреливать их из луков. Караваны верблюдов подвозили стрелы, и легионеры один за другим падали, не имея даже возможности нанести врагу ответный удар. Когда в бессильной ярости одна из когорт пыталась атаковать, из-за холмов появлялись катафрактарии, и римляне спешили назад, к спасительному каре. Шли часы...
Ночью Красе послал две когорты во главе со своим сыном Публием на прорыв за помощью. А вечером следующего дня утомленные и обескровленные римляне вдруг услышали, как задрожала земля... Со всех четырех сторон горизонта поредевшие колонны римлян были окружены закованными в броню парфянами, молча смотревшими на них через прорези в шлемах. Отчаявшийся и уставший Красе ждал подмоги, а тут... Из толпы парфян вылетел всадник, карьером бесстрашно помчался к римскому лагерю. В нескольких метрах от триариев первой линии конь его присел на задние ноги, задергал головой, остановленный жестко и умело. «Красе, возьми!», — он взмахнул рукой, и какой-то предмет покатился по песку к ногам легионеров. Они расступились перед полководцем: на Марка Красса широко открытыми глазами смотрела покрытая кровью и песком голова его сына...
Позже стало известно, что на марше отряд Публия Красса был атакован катафрактариями Сурены. Обе когорты были опрокинуты и вырублены до единого человека.
О том, что выучка и боевые качества сарматских всадников были не ниже, свидетельствует историк IV в. н. э. Аммиан Марцеллин. Его небольшое сообщение содержит такую интересную информацию, что заслуживает быть здесь приведенным.Он рассказывает об одном из эпизодов войны сарматов и их союзников с римлянами в Паннонии: против них было двинуто два легиона, паннонский и мезийский, достаточно большая боевая сила (до 10 тыс. человек). Хитрые сарматы, осознав это, не стали дожидаться сигнала к битве, а внезапно напали сначала на мезийский легион, многих убили. Прорвав затем боевую линию паннонского, они... вторичным ударом едва не истребили всех.
Внешний облик сарматского катафрактария воссоздан археологами, основой для реконструкции послужили фрагменты доспехов и конского снаряжения, найденные, в погребениях I—III в. в. н. э. у станиц Тбилисской и Казанской на Кубани.
Прошли века, скифов и сарматов в наших степях сменили другие кочевые племена — гунны, затем авары, печенеги и половцы, но навсегда в произведениях античных авторов сохранился облик наводивших ужас закованных в железо и бронзу всадников, а курганы сберегли нам их славу и гордость.

А. СИМОНЕНКО

Прочитал сам, поделись с другом