Витязь на распутье
Конный дворик
Интернет магазин картин и фото
Конный дворик | Статьи | ФКСМО | Консультация | Клуб судей | Энциклопедия | Каталог | Обратная связь

Энциклопедия конника
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш



















Сарматы

III в до н. э. Некогда могущественная Скифия переживает упадок. Внутренние противоречия привели к политическому кризису. Небывалая засуха и частые джуты подкосили экономическую основу — кочевое животноводство. Как следствие, упала численность населения. Народ, еще недавно насыпавший в степных просторах огромные курганы, хранившие множество ценностей, теперь постепенно уходил в Крым, переселялся ближе к долине Днепра — там еще можно было выжить... Недоставало последнего удара судьбы, чтобы скифское объединение пало. И этот удар вскоре был нанесен.
Диодор Сицилийский писал; «Эти последние много лет спустя, сделавшись сильнее, опустошили значительную часть Скифии, и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню». Впечатляющая и жутковатая картина... Кто же «эти последние» из Диодорова текста, кто «превратил в пустыню» сильнейшую страну наших степей, кто «поголовно истребил» народ, в свое время нанесший поражение персидскому царю Дарию? Исторические источники сохранили нам их имя, напоминающее стук брошенного в ножны меча — сарматы,
Сарматы... Начиная со II в. до н. э. они все чаще и чаще фигурируют в трудах греческих, римских и восточных авторов. Мы узнаем от Страбона названия их племен — языги, роксоланы, аорсы, сирвки, аланы; Тацит сообщает об опустошительном набеге роксолан на дунайскую провинцию Римской империи Мвзию в 68 г. н. э., где они «изрубили две когорты»; сосланный в город Томи в 8 г. н. э. поэт Овидий с тоской и страхом описывает в своих «Печальных песнях» сарматов под городом — «враг, сильный конем и далеко летящей стрелою, разоряет... соседнюю землю»; Иосиф Флавий и Арриан оставили сообщения о войнах аланов в I и II вв. н. э. в Армении и Каппадокии — «суровые и вечно воинственные аланы». С рубежа нашей эры сарматы становятся одним из основных противников Рима на его восточных границах, и, воюя с империей более 300 лет, в конце концов способствуют ее падению. А на древний картах привычное обозначение степной части Украины «Скифия» сменяется названием «Сарматия».
О родстве сарматов со скифами — также ираноязычным народом — говорит легенда о их происхождении, переданная Геродотом. Он пишет, что сарматы ведут свой род от амазонок, выходивших замуж за скифских юношей. Но степные красавицы так и не смогли до конца овладеть языком своих мужей. «Потому савроматы говорят на скифском языке, но издревле искаженном»,— заключает историк.
Когда исторические сведения скудны, на помощь приходит археология. Многолетние исследования позволили установить, что сарматские племена сформировались в поволжско-приуральских степях в конце IV в. до н. э. и оттуда распространились до Дуная и предгорий Кавказа. Сейчас сарматская археология — это большая отрасль исторической науки.
В степях Украины сарматы появились к началу II в. до н. э. Базируясь на кочевьях Нижнего Дона, они завоевали ослабленную Скифию и к 1 в. н. э. уже вышли на дунайские границы Римской империи. Территория Сарматии раскинулась от приуральских степей до предгорий Карпат.
Как и скифы, сарматы были кочевыми скотоводами. Основным занятием являлось коневодство и овцеводство — кости этих животных преобладают среди остеологического материала из сарматских памятников. Сарматские всадники были грозным противником. «Когда они появляются конными отрядами, едва ли какой народ может им противостоять»,— пишет Тацит. Основными археологическими памятниками сарматов на нашей территории являются курганы — их могилы. Кочевники не имели долговременных поселений, следы которых можно было бы отыскать. Согласно их верованиям, в могилы помещали все, чем покойный пользовался при жизни: воину—оружие и конскую упряжь, женщине — посуду и украшения, предметы туалета. Изучая эти вещи, мы реконструируем историю сарматов.
Основной силой сарматского войска была легкая конница. Всадники были вооружены длинными и короткими мечами, копьями, луками и стрелами. Представители аристократии составляли тяжелую конницу катафрактариев. Корнелий Тацит, описывая набег 68— 69 гг., в котором участвовали 9 тыс. всадников, прямо сообщает, что катафракту (доспехи) у сарматов носят «вожди и все благородные». Ощетинившийся копьями строй катафрактариев наносил таранящий удар, прорывал фронт противника, а рубка в конном строю довершала дело. Легкая конница была незаменима для маневра — обхвата флангов, преследования, для набегов и разведки. Есть данные о том, что в набеги сарматы отправлялись о-двуконь. Греческий автор 1 в.н. э. Полней в своих «Военных хитростях» рассказывает легенду, в основе которой, как полагают исследователи, лежали события конца III или начала II в. до н. э. Скифы осадили Херсонес. На помощь грекам пришла сарматская царица Амага, жена царя-пьяницы Медоссака, которая, махнув рукой на беспутного мужа, «сама расставляла в своей стране гарнизоны» (Полиен). Отобрав 120 лучших воинов, Амага «дала каждому по три лошади» и, за сутки преодолев 1200 стадиев (около 300 км), разбила скифов и сняла с Херсонеса осаду. Более поздние авторы, Амвросий и Аммиан Марцелин, также сообщают о наличии у сарматских всадников заводных лошадей.
Конь был для сармата всем. Конь давал пищу, питье, одежду, конь давал силу и богатство, конь спасал жизнь. «Замечательно,— пишет Тацит,— как доблесть сарматов лежит как бы вне их самих» (т. е. в их лошадях — А. С.). Одним из главных религиозных культов сарматов — культ коня. Коням приносили жертвы, и коней приносили в жертву. Правда, чаще всего сарматы, жалея своих четвероногих друзей, клали в могилу хозяина не коня, как скифы, а его символ — узду. Именно этот погребальный обычай сохранил для нас облик сарматского конного снаряжения.
Но сначала о конях. Судя по археологическим данным, лошади сарматов, как и всех степняков, были невысокого роста, с большой грубой головой, короткой шеей, с крепкими костистыми ногами. Типичным образцом такой лошади является изображение на Чертомлыкской амфоре. Правда, оно воспроизводит скифов, но сарматские лошади ничем не отличались от скифских. Это яркие представители степных аборигенных пород, типа монгольской или казахской. Замечательное описание таких лошадей есть у Арриана, который, будучи прокуратором Каппадокки, сам сражался с сарматами и хорошо знал их. Вот что пишет Арриан в одном из своих сочинений «Об охоте», по традиции называя сарматов скифами: «...скифских (т. е. сарматских — А. С.) и иллирийских лошадей... вначале трудно разогнать, так что можно отнестись к ним с полным презрением, если увидишь, как их сравнивают с конем фессалийским, сицилийским и пелопоннесским, но зато они выдерживают какие угодно труды и тогда можно видеть, как тот борзый, рослый и горячий конь выбивается из сил, а эта малорослая и шелудивая лошаденка сначала перегоняет того, затем оставляет далеко за собой». «Кони, способные к сколь угодно долгим скачкам» — вторит ему Овидий, говоря о сарматских лошадях. Сарматы применяли и кастрацию, повышая степень послушания своих верховых коней, сообщает Страбон. Словом, они были опытными и умелыми коневодами.
Простая сарматская уздечка состояла из оголовья с нахрапным ремнем и железных удил. Удила обычные двухколенчатые, иногда с трензельными кольцами, вполне современного вида, а чаще функцию колец выполняли псалии — прямые или фигурные стержни, вокруг которых были подвижно закреплены концы грызл. За псалии удила крепились к оголовью. К сожалению, железные и бронзовые детали узды очень плохо сохраняются в могилах, их разрушает коррозия, искажая форму предмета. Поэтому представление о первоначальном облике той или иной вещи лучше дает рисунок-реконструкция, нежели фотография. К I в..н. э. относится серия своеобразных удил с почковидными», как их называют археологи, псалиями. Они найдены в Поволжье, Подонье, на Украине и в Крыму. Перед нами прототип пелама, и весьма совершенный. Полудиким степным коням была нужна крепкая рука, а в схватке одно движение повода, бывало, спасало всаднику жизнь. И реакция лошади на повод должна была быть беспрекословной.
Парадные уздечки знати, начиная со II в. до н. э. и до II в. н. э., модно было украшать фаларами — круглыми бляхами из золота или серебра, покрытыми рельефным орнаментом либо рисунками. Наиболее популярными были изображения борьбы хищников или чудовищ. При этом с высоким мастерством и вкусом передавались мышцы животных, глаза, уши, лапы подчеркивались цветными вставками из красных, зеленых и голубых драгоценных и полудрагоценных камней — граната, оникса, агата, бирюзы. Теплый блеск золота создавал приятный фон для игры красок. Изумительные по красоте фалары найдены в Садовом кургане в Новочеркасске, Жутовском могильнике в Поволжье, на Кубани и Украине. Как правило, малые фалары помещались на месте пересечения суголовного ремня с налобным и нахрапным, большие — на нагруднике.
В позднесарматское время (II—III вв. н. э.) в моду вошли круглые и сердцевидные бляхи. Сцены в зверином стиле исчезают, уступая место геометрическому орнаменту. Вероятно, пришедшие с востока аланские племена имели иные художественные традиции, иной стиль. Распространяются составные наконечники ремней, налобники. Узда по-прежнему обильно украшена драгоценными металлами и камнями, но композиции упрощаются, становятся более грубыми, изысканный и сложный звериный стиль забывается. В целом, позднесарматская узда напоминает появляющуюся позже гуннскую и, вероятно, связана с ней происхождением. Железные удила оканчивались серебряными ажурными круглыми псалиями, игравшими, впрочем, чисто декоративную роль — оголовье к ним не крепилось. Оно соединялось с кольцом удил при помощи серебряной «штанги» с фигурными концами. Такими же штангами крепился к удилам повод. Серебряный налобник состоял из двух ажурных пластин, украшенных вставками из полудрагоценных камней и соединенных между собой серебряными обоймами. Налобный ремень и переносье украшали серебряные пряжки с золотыми подвесками, также декорированными вставками из камней. Этот набор датируется III в. и. э. и происходит, скорее всего, из Средней Азии или Ирана.
Стремян сарматы не знали, как не знал их весь мир до начала раннего средневековья. Их седла представляли собой мягкие вальтрапы, закрепленные подпругой и нагрудником. Жесткий арчак и стремена появляются позже. Однако всадническое мастерство сарматов компенсировало отсутствие стремян. Как остроумно заметил один из исследователей седла и стремян А. К. Амброз, стремена появились там, где были плохие всадники. Действительно, наиболее ранние археологические находки стремян происходят из Кореи, Японии и Северного Китая, жители которых, говоря языком донской поговорки, «колесного скрипу боялись». В чем тут дело — ответят дальнейшие исследования.
...Почти 600 лет сарматы держали в ужасе античный мир, и гром копыт их коней предрекал беду и смерть. Однако блеск сарматского золота померк, история повторялась. В III в. н. э. ощутимый удар им нанесли продвинувшиеся с северо-запада готы, а в начале
IV в. н. э. сарматы оказались на пути гуннов, «бича божьего», как называли их средневековые хронисты. Гунны окончательно разгромили сарматов, и они сошли с исторической арены. Лишь степные курганы до сих пор хранят память о них — народе, «опоясанном мечом».

А.СИМОНЕНКО



Прочитал сам, поделись с другом