Витязь на распутье
Конный дворик
Интернет магазин картин и фото
Конный дворик | Статьи | ФКСМО | Консультация | Клуб судей | Энциклопедия | Каталог | Обратная связь

Энциклопедия конника
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш



















Скачки военных кавалеристов.

На Балтийской железной дороге, между Горелово и Красным Селом, по сей день существует платформа с необычным названием «Скачки». Здесь уютно расположились домики на садовых участках и небольшой поселок дачного типа. Журчит неугомонная речка Дудергофка. Лишь несколько огромных патриархов-вязов напоминают о прошлом.
А чуть более ста лет назад по соседству с Красносельскими военными лагерями, основанными еще Петром Первым, располагались кавалерийские части императорской гвардии. Косогор, речка, обширная луговина — естественные препятствия как будто были специально созданы природой для проведения конных состязаний. В шестидесятые годы XIII века военное министерство совместно с управлением Красносельских лагерей принимает решение о «сооружении скачек», или, как называли а то время, «гипподрома». Но предназначался он не для испытания лошадей под седлом жокеев, а для состязаний военных кавалеристов, для чего соорудили большую четырехверстную беговую дорогу эллиптической формы. На финише построили императорскую беседку, украшенную резными колоннами, кружевными аркадами, деталями, изображающими военную амуницию, исполненными искусными мастерами — резчиками по дереву. По бокам царской беседки соорудили четыре галереи. Они предназначались для придворных и высшего общества. Зрители из простонародья следили за скачками, расположившись на пригорках по периметру беговой дороги. Здесь же построили бараки-конюшни для содержания лошадей перед стартом. День и час начала состязаний объявлялись предварительно. Обычно они проводились в середине лета. В день скачек дороги из Петергофа и Царского Села заполнялись роскошными экипажами и конными всадниками. Съезжались великосветские сановники с семьями из пригородных имений и дач. В этот день у платформы останавливался поезд Балтийской железной дороги. Море кисеи, ленты, зонтики, цветы, принадлежащие дамам, вперемежку с блестящими мундирами военных и чиновников заполняли беседку и галереи. Скачки по сложности, а соответственно и призам подразделялись на три разряда: самая сложная — большая четырехверстная с препятствиями на призы императора. Первый приз—ценная памятная вещь и 3000 руб. деньгами. Второй приз — также ценный сувенир и 1700 руб. Третий приз — ценная вещь и 700 руб.
На четырехверстную скачку приглашались строевые офицеры и адъютанты гвардейской и армейской кавалерии, гвардейской и полевой конной артиллерии и казачьих войск на лошадях всех пород, рожденных в России. Вес кавалериста с седлом, мундштуком, уздечкой и хлыстом должен был быть не менее 4 пудов 25 фунтов (примерно 72 кг). Кавалеристу необходимо было преодолеть десять препятствий: реку Дудергофку, дощатый забор, водяной ров, бруствер со рвом, вал, живую изгородь, ваЛ с живой изгородью и водяным рвом, барьер из соломы, сухой ров, соломенный двойной барьер. По второму разряду числились высшая манежная езда и трехверстная скачка с препятствиями на призы военного министерства. Участвовали строевые офицеры кавалерийских полков, конной артиллерии, офицерской школы на лошадях всех пород не старше 8 лет. По третьему разряду — двухверстная частная гладкая скачка на призы по добровольной подписке между офицерами. На двухверстную допускались офицеры всех родов войск, не исключая и пехотный. Вес произвольный, лошади без ограничения возраста, не исключая рожденных за границей. Кроме перечисленных добровольных скачек, была еще обязательная двухверстная с препятствиями на призы военного министерства.
В обязательных скачках должны были участвовать штабные и строевые офицеры, находящиеся на лагерных сборах на лошадях, которых они получали на месте службы. Независимо от офицерских скачек в тот же день проводились соревнования нижних чинов гвардейских частей и сводного казачьего полка не призы по частной подписке офицеров полка. Порядок осмотра лошадей, распоряжение по скачкам, а также присуждение призов возлагались на особый комитет а составе председателя, судей и членов распорядителей. Предварительно за несколько дней до состязаний офицеры со своими лошадьми прибывали в Красное Село и предъявляли председателю комитета документы, в которых были указаны данные офицера, приметы лошади (масть, рост, возраст, порода и завод). За два часа до начала кавалеристы в присутствии членов комитета взвешивались со всей амуницией, и в случае недостачи веса делались подвески. Сигналом для начала скачек служил колокол. За полчаса подавался первый сигнал, по которому ездоки подходили с лошадьми к судейской беседке. По второму сигналу садились на лошадей и занимали свои места. Член судейского комитета спрашивал; «Готовы ли?» и, получив утвердительный ответ, приглашал их следовать шагом и выравниваться. Затем звучала команда: «Марш!» Первым препятствием была река Дудергофка, которую нужно было преодолеть вброд или вплавь. Заканчивались скачки у императорской беседки перед судьями.
Азарт, страстное желание выиграть заезд, несмотря на сложности препятствий, нередко приводили к трагическому исходу.
Лев Николаевич Толстой, описывая скачки в романе Анне Каренина, отмечал «...скачки были несчастливы. Из семнадцати человек попАдало и разбилось больше половины. У каждого препятствия стояли доктор, лазаретная повозка с крестом и сестрой милосердия в ней». Великий писатель был свидетелем этих военных игр. Вот как рассказал он об одном финише: «Только что кончилась двухверстная скачка, и все глаза были устремлены на кавалергарда впереди. Высокий, забрызганный грязью кавалергард, пришедший первым, опустившись на седло, стал спускать поводья своему серому потемневшему от пота тяжело дышащему жеребцу...» Многое в состязаниях, безусловно, было показного, безрассудно-лихого, высокомерного, но все же они вырабатывали отвагу, смелость и демонстрировали мастерство управления лошадью, чем всегда славилась русская кавалерия. Современники отмечали: «...желание определенной части публики придать скачкам азартный характер, устроить тотализатор встретили со стороны комитета скачек решительный отпор. Это пожелание было названо «безнравственным». В день скачек вокруг ипподрома открывалось множество палаток, в которых можно было получить холодные закуски, пиво, прохладительные напитки, кроме горячительных — крепких».
...Журчит неугомонная Дудергофка, свидетельница этих скачек!

Д. АМИНОВ

Прочитал сам, поделись с другом