Витязь на распутье
Конный дворик
Интернет магазин картин и фото
Конный дворик | Статьи | ФКСМО | Консультация | Клуб судей | Энциклопедия | Каталог | Обратная связь

Энциклопедия конника
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш



















Рыцарские карусели в России

Летом 1762 года в Петербурге произошел очередной дворцовый переворот. На престол взошла Екатерина II. Новая императрица в первые годы царствования старалась загладить сомнительные обстоятельства своего воцарения яркими и громкими представлениями и увеселениями. В России началась эпоха рыцарских каруселей и аллегорических маскарадов, которые должны были возвысить славу государства и, конечно, самой императрицы. По выражению А. С. Пушкина, «ее великолепие ослепляло, приветливость привлекала, щедроты привязывали».
Рыцарские карусели уже более столетия процветали в Западной Европе, особенно при пышном дворе французского короля Людовика XIV, но для России были еще в новинку. Карусели продолжали многовековую традицию средневековых рыцарских турниров, однако в отличие от них были бескровными мирными забавами. Одним словом, карусель была конным состязанием, игрой и одновременно пышным празднеством, представлением.
В конных состязаниях карусельные кавалеры демонстрировали искусство владения лошадью и оружием. По существу они выполняли фигуры высшей школы верховой езды. Однако нужно заметить, что в XVII—XVIII веках «школа» имела ярко выраженный военно-прикладной характер. Ее главной задачей было научить приемам фехтования в одиночном конном бою. Известный советский историк коннозаводства В. О. Витт по этому поводу заметил:
«Подобно тому, как в настоящее время фигуры высшего пилотажа постоянно применяются в воздушном бою, так и фигуры высшей школы верховой езды имели прямое практическое применение в условиях боя». Всадник, кроме того, должен был выполнять на рыцарской карусели различные упражнения с оружием. Воинский характер конных состязаний не должен удивлять, если вспомнить, что они проводились в эпоху почти непрерывных войн, в которых кавалерии отводилась важная роль.
Пышность и красочность зрелища, великолепие костюмов участников также легко объяснимы. Ведь в карусели состязалась высшая знать и даже монархи. Богатые одежды, драгоценные камни, золотые и серебряные уборы кавалеров и лошадей должны были продемонстрировать могущество и великолепие аристократии. К тому же по установившейся традиции всадники были костюмированы. Они разделялись на четыре так называемые кадрили, каждая из которых имела красочные костюмы и доспехи того или иного народа, соответствующие цвета и эмблемы. Так, французский король Людовик XIV, возглавляя на знаменитой карусели 1661 года Римскую кадриль, был облачен в одежду древнего римлянина. Существовало даже понятие «карусельный костюм». В музеях нашей страны можно видеть портреты екатерининских вельмож в карусельных костюмах.
Остается добавить, что иногда карусели устраивались и для дам. Впрочем, женщины в этих состязаниях ездили не верхом, а на специально украшенных колесницах, которыми управляли кавалеры-возницы. В остальном упражнения дам не отличались от упражнений кавалеров. Представительницы прекрасного пола, облаченные в военные доспехи, ловко действовали как холодным оружием, так и огнестрельным.
Итак, Екатерина II решила воскресить для русского дворянства времена рыцарства. Уже на третий год после своего воцарения задумала она устроить в столице великолепную карусель, на которой могли бы покрасоваться лучшие воины империи. Подготовка шла по всем направлениям. Известному архитектору Антонио Ринальди было поручено возвести на Дворцовой площади Петербурга напротив Зимнего Дворца временный деревянный амфитеатр, окружающий обширную арену для состязаний. Обер-шталмейстер императрицы князь П. И. Репнин был назначен Директором карусели. Он получил указание тщательно изучить весь исторический опыт по части устройства подобных игр и представлений и перенести его на российскую почву. Надо признать, что князь с успехом справился с почетной и вместе с тем сложной задачей. Впрочем, успешному освоению зарубежного опыта немало способствовала многолетняя служба Репнина в европейских странах. Порядок карусели был проработан им до мельчайших деталей. Кадрили получили названия Славянской, Римской, Индийской и Турецкой. Между тем императрица в качестве шефа Славянской кадрили проводила с приближенными дамами и кавалерами репетиции и пробные карусели в своем Летнем Дворце. Однако ожидавшееся с нетерпением торжественное событие в 1765 году так и не состоялось. Проведению карусели помешала непогода. Планы были осуществлены лишь в следующем году.
В пятницу 16 июня (по старому стилю) 1766 года долгожданная придворная карусель была, наконец, проведена. В память о первой российской карусели были выбиты жетоны, на лицевой стороне которых изображена Екатерина II, а на оборотной— скрещенные стрела и пика на лавровом венке и надпись «Полезные забавы».
Торжество началось в два часа дня, когда с Адмиралтейской крепости раздались выстрелы из трех пушек. По этому сигналу дамы и кавалеры всех четырех кадрилей собрались в назначенных для них местах.
В четыре часа дня был дан второй сигнал трех пушек, по которому дамы заняли места на колесницах, кавалеры сели на лошадей, а многочисленные зрители стали рассаживаться в амфитеатре на Дворцовой площади. Билеты для входа в амфитеатр с указанием места раздавались заблаговременно. Обер-церемониймейстером карусели был назначен секунд-майор лейб-гвардии Измайловского полка князь П. А. Голицын. Интересно, что билеты мог получить любой человек, как имеющий чин (военный либо гражданский), так и просто «благопристойно одетый». В амфитеатре были устроены друг против друга шикарные ложи для Екатерины II и 12-летнего наследника. Тем временем в амфитеатр прибыли в дворцовых экипажах 12 судей—по 3 на каждую кадриль. Судейская коллегия состояла из высших армейских чинов. Судьи каждой кадрили вступали в амфитеатр в сопровождении секретарей-офицеров под звуки труб и литавр оркестра «своей» кадрили и занимали места в ложах, устроенных в четырех углах амфитеатра. Наконец, к амфитеатру в придворной карете прибыл Главный судья, окруженный своей свитой, и под звуки труб и литавр всех четырех оркестров расположился на трибуне в центре амфитеатра. Этим Главным судьей был престарелый генерал-фельдмаршал граф Миних.
В половине пятого раздался третий сигнал тех же пушек, и все четыре кадрили во главе со своими шефами начали марш к Дворцовой площади. Кадрили возглавляли: Славянскую— генерал-поручик граф И. П. Салтыков (будущий генерал-фельдмаршал), Римскую — граф Г. Г. Орлов, Индийскую—сам Директор карусели князь П. И. Репнин, Турецкую — генералпоручик и премьер-майор лейб-гвардии Преображенского полка граф А. Г. Орлов (будущий знаменитый коннозаводчик Орлов-Чесменский). Во время маршей кадрилей императрица и наследник прибыли в амфитеатр и заняли свои ложи.
На всем протяжении марша бесчисленное множество людей по сторонам улиц, в окнах и на крышах домов любовались редким зрелищем всадников и колесниц, за которыми пажи и оруженосцы несли дротики, пики, значки. Зимний Дворец предстал в необычайном виде. Обширные апартаменты Дворца на всех этажах и его кровли были заполнены зрителями. Амфитеатр был также окружен множеством народа. Кадрили подошли к амфитеатру одновременно и вступили в него под звуки необычной музыки. Оркестры исполняли мелодии соответствующих народов на копиях древних музыкальных инструментов. Войдя в амфитеатр, каждая кадриль остановилась за ложей своих судей.
Вслед за тем обер-церемониймейстер получил повеление от императрицы начать «курсы» (заезды) и сообщил об этом Главному судье, а тот приказал дать сигнал трубой. Сначала проводились дамские курсы на колесницах, а затем кавалерские на лошадях. Каждое выступление начиналось по сигналу Главного судьи. Участники турнира демонстрировали свою ловкость, отрубая головы куклам, изображавшим мавров, и пронзая копьями тигров и кабанов, сделанных из картона. Дамы и кавалеры не уступали друг другу в искусстве метания дротиков и стрельбы в цель из пистолетов. Судьи оценивали действия участников, а секретари-офицеры записывали оценки в таблицы. Определялось число успешно выполненных упражнений, учитывалось все: сохранял ли рыцарь на лошади должное положение, с правой ли ноги лошадь начинала скачку, не сбивалась ли с ноги.
После окончания турнира Главный судья и все 12 судей возвратились в Летний Дворец и собрались в специально выделенном им конференц-зале. Здесь они определили победителей «прейсов» (призов) среди дам и кавалеров в искусстве, показанном «как рыстанием на коне, метанием жавелотов, так и действием прочих кавалерских в набегах военных орудий». Призы присуждались большинством голосов, причем Главному судье принадлежал решающий голос. Все кадрили, сделав круг по амфитеатру, также проследовали в Летний Дворец и под музыку своих оркестров были введены обер-церемониймейстером и его восемью помощниками-герольдами в большую залу для ожидания решения судей. Затем Главный судья и все судьи вступили в большую залу в сопровождении пажей, которые несли на золотых подносах богатые призы.
Главный судья произнес торжественную речь. Подойдя к графине Н. П. Чернышевой, он вручил ей первый приз для дам (розу из бриллиантов) и предоставил право раздать все остальные восемь призов дамам, кавалерам конным и кавалерам-возницам. Мог ли тогда кто-либо предположить, что молодая красивая графиня, ставшая в том же году княгиней Голицыной, через 68 лет превратится гением Пушкина в «Пиковую даму»? Первый приз среди конных кавалеров (бриллиантовую пуговицу и петлицу на шляпу) получил подполковник Кирасирского полка князь И. А. Шаховской, а среди кавалеров-возниц (записную золотую книжку с финифтью) — поручик Конной гвардии барон Ферзен.
Во вторник 11 июля 1766 года карусель была проведена повторно и в том же порядке, что и 25 дней назад. По этому случаю были выбиты памятные медали трех размеров, а также раздававшиеся на карусели памятные жетоны. Интересна надпись на оборотных сторонах медалей и жетона:
«С Алфеевых на Невские брега». Если учесть, что река Алфей — в Древней Греции, протекавшая мимо Олимпии, то намек более чем прозрачен: Петербург — продолжатель древних Олимпиад.
Призами 11 июля служили описанные золотые медали с тем отличием, что на их оборотной стороне было выбито имя награжденного. Среди дам и кавалеров-возниц первые призы снова завоевали Н. П. Чернышева и Ферзен. Что касается победителя среди кавалеров конных, то мнения судей разошлись. Надо заметить, что в состязаниях второй карусели решили принять участие братья Григорий и Алексей Орловы. Обычно шефы кадрилей непосредственно в состязаниях не участвовали. Но молодые Орловы решили нарушить традицию. Однако их мастерство оказалось настолько равным, что пришлось на следующий день, 12 июля, провести дополнительную карусель для выявления победителя.
Марш к амфитеатру отрядов братьев — претендентов на победу представлял собой настолько красочное зрелище, что невозможно его не описать. Несмотря на то что специального объявления о проведении дополнительной карусели не было, скопление зрителей в амфитеатре и по улицам было почти такое же, как и в первых двух представлениях.
Марш начался по пушечному сигналу. Движение каждого отряда открывалось конвоем Конной гвардии. Затем ехал герольд (глашатай) Римской или Турецкой кадрили. Далее вели 6 лошадей, богато убранных по обычаям представляемого кадрилью народа. Потом следовали оркестр кадрили, 9 копьеносцев, 2 знаменосца и 2 щитоносца. Затем ехал шеф кадрили, сопровождаемыи восемью пешими воинами по сторонам и двумя шефскими шталмейстерами позади. Заключал шествие снова конвой Конной гвардии.
И на этот раз силы претендентов оказались равными. Мнения зрителей разделились. Однако судьи усмотрели незначительное преимущество старшего брата и единогласно присудили первый приз Григорию Орлову. Он получил именную золотую медаль и дополнительно лавровую ветвь, тайно припасенную для победителя Главным судьей. Присутствовавшие на карусели дамы, отдавая должное младшему брату, сняли со своих головных уборов живые цветы и вручили их Алексею Орлову.
Что касается Директора карусели и главного ее изобретателя князя Репника, то государыня «пожаловать ему соизволила часы золотые и с цепочкою, осыпанные брильянтами, в четыре тысячи рублев».
Рыцарские карусели на открытом воздухе проводились в России и позже, вплоть до московской карусели 1811 года. Однако турнир 1766 года произвел небывалое впечатление и остался в памяти многих очевидцев.


А.ГАНУЛИЧ

Прочитал сам, поделись с другом