О журнале  
Поиск
Спрашивают - отвечаем
Встреча по вашей просьбе
Ржаная А.

Редакция ежедневно получает много писем. И среди них нередко приходят конверты с рисунками. Рисуют в основном дети. Рисуют, конечно, лошадей. Просят проконсультировать, прорецензировать работы. И очень интересуются рисунками наших профессиональных художников. Семью Шаршун из г. Устинова, например, очень заинтересовало творчество Надежды Сергеевны Строгановой — как она работает, рисует ли с натуры или “по памяти”, как стала художницей.

Выполняя просьбу, корреспондент журнала попросил ответить Н. С. Строганову на ряд вопросов.

Итак, Надежда Сергеевна, как вы стали художницей!

Вам интересно знать, с чего все началось? Так вот, художником я стала из трусости. Я хотела быть ветеринарным врачом и лечить лошадей. В то время я училась ездить верхом в кавалерийской школе Осоавиахима в одной группе со студентами - ветеринарами. Отец забеспокоился и повез меня с моими рисунками-баловством к художникам: Кардовскому, Ефимову, Б. и Г. Смирновым. Они сказали, что меня надо учить. Я не возражала, так как ужасно боялась вступительных экзаменов в Ветеринарную академию.

Выходит, Вашу дальнейшую судьбу определил отец. Видимо, это произошло не просто так. И кстати, кто он сам по профессии!

Да, отец. Теперь я ему очень благодарна. Сам он был далек от мира художников, занимался очисткой вод, короче, был доктором технических наук. А мать была биологом. Но что-то “узрели” родители в моем “творчестве”. Так, я поступила во Всесоюзный государственный ордена Трудового Красного Знамени институт кинематографии (ВГИК), на художественный факультет.

Так все и началось. Натюрморты, натурщики, портреты, гипс, Венеры, Антинои, Сократы... А в свободное время — зоопарк, конюшни, коровники, свинарники, выгоны, левады. Тут уже меня никто не учил. Зверье, животные “учили”. Берешь бумаги побольше, карандаши, перо, краски, кисти, тушь — что есть. И на одном листе начинаешь сразу несколько рисунков — животное-то движется. Повернулась лошадь — рядом делаешь набросок, потом она вернулась в прежнее положение — продолжаешь первый рисунок. И не надо вытирать резинкой и поправлять. Лучше новый рисунок начать.

Надежда Сергеевна! Когда начинается художник! Вот лично Вы когда начали рисовать!

Вообще художник начинается с любви. Моя любовь началась в Зенине есть такой маленький поселок около Люберец. По тропинке, идущей на конный двор, я выучилась ходить. Сохранился рисунок черной краской, который я сделала в три года: папа, мама (все похожи) и черный козел, который жил на конюшне. Он дурил и бодался. А по дорогам в глухом Зенинском парке возили подводы огромные тяжеловозы с раздвоенным крупом и копытами величиной с тарелку.

Насколько мне известно. Вы сотрудничаете на киностудии “Союзмультфильм”, в ряде издательств, делаете иллюстрации к книгам. А как Вы вернулись в свой любимый “лошадный” мир!

Мое “возрождение” лошадей началось в школе верховой езды при Центральном Московском ипподроме. Ипподром — это великолепная мастерская для художника-лошадника. Нужна тебе лошадь в покое—найдешь ее в конюшне. Нужно движение — иди на дорожку. Но это уже трудно. Стремительные движения надо ловить и зрительно помнить. Кроме того, движения и аллюры надо знать. Надо знать их конструкцию. А на конкуре и кроссе не только ловишь движение и рисуешь, но и сам мысленно прыгаешь с каждым всадником. Это уже не работа, а сплошной восторг!

Что важно знать начинающему художнику!

Очень полезно рисовать скелет. Скелет надо знать, как таблицу умножения. Но где его взять? Надо рисовать старых, тощих “кляч”, у которых все кости видны. Конечно, это шутка, но без знания скелета трудно стать художником. И еще один совет: рисуйте только живых лошадей, а не срисовывайте.

В заключение Надежда Сергеевна сказала: “Я приношу величайшую благодарность редакции журнала, которая мне предоставила возможность работать с лошадью, и совсем особую благодарность Георгию Тимофеевичу Рогалеву, который многому меня научил. Я не стала ветеринарным врачом, но его ученицей я стала. Мне было очень приятно все это рассказать.

И на прощанье Надежда Сергеевна в помощь юным художникам нарисовала схему рисунков, которые мы и публикуем.

Как делаются такие рисунки? Надо найти место, где наверняка что-то увидишь, где интереснее или где проще. Дальше смотришь и очень напряженно ждешь появления всадника над препятствием, либо момент подъема или приземления. Видишь обычно это долю секунды, но глаз запоминает дольше. И пока глаз помнит основное — рисуешь, что запомнил.

На дорожке рисовать проще, так как лошадей там много и движения их повторяются.

Кроме того надо знать, что стремительность и характер движения дают не ноги, а голова-шея-спина.

Материал подготовила А. РЖАНАЯ

"Коневодство и конный спорт" №11, 1985г., с.35
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом