О журнале  
Поиск
Улучшение качества
Заводской класс Ганы
Хотов В.

   До тех пор, пока существует скаковой спорт, вопросы получения лошадей выдающегося скакового класса будут особенно интересовать селекционеров, работающих с чистокровной верховой породой.
   Существуют различные методы и приемы селекции, определяющие достаточно высокий уровень ведения племенной работы с лошадьми чистокровной верховой породы. Так, например, профессор В. О. Витт большое значение придавал качеству заводских маток и отмечал, «что в отношении кобыл наши требования в отношении их биологической характеристики должны быть еще выше, так как непосредственное влияние матери на жеребенка продолжается полтора года — от зачатия и до отъема и закладывает основы для всего дальнейшего успешного индивидуального развития лошади». Ф. Тезио, в совершенстве владевший искусством ведения чистокровного коннозаводства, прославил свой завод, приобретая на аукционах именно кобыл. От купленной им кобылы была получена Романелла — мать известного Рибо, кроме того, прославленный Неарко являлся также результатом подобного рода покупки. Другой пример. Е. П. Тэйлор — канадский коннозаводчик — всегда стремился приобрести на аукционах кобыл с исключительно ценным происхождением, справедливо считая этот путь кратчайшим к быстрому успеху своего завода. Именно в заводе Тэйлора выращены такие замечательные скакуны и производители, как Норсерн Дансер, Нижинский, Тзи Минстрел и др.
   В связи с этим тщательный разбор и подробный анализ заводского использования отдельных наиболее ценных по качеству приплода кобыл представляют несомненный интерес в работе с любой породой, а с чистокровной верховой — в особенности.
   Известно, что оценить скаковые качества будущих заводских маток по данным результатов ипподромного испытания не представляет особой сложности, куда труднее предвидеть, какого качества будет получен от них приплод.
   Остановимся на характеристике одной из лучших заводских кобыл «Восхода» — Ганы. В связи с этим перед нами стоят следующие задачи:
   а) охарактеризовать племенное использование Ганы в конном заводе «Восход»; б) сравнить результаты ее первых плодовых лет с последующими;
   в) выяснить на ее примере, насколько реально ожидать от препотентных кобыл классный приплод из года в год.
   Кобыла Гана, 1966 г. р., от Бальто и Графировки происходит из семейства Герани. В течение длительного периода заводского использования (1971— 1988 годы) от Ганы получено 13 жеребят, в 4 случаях она холостела. Все ее дети без исключения были темногнедыми, независимо от мастей подобранных к ней в разные годы жеребцов. Среди ее потомства 9 жеребчиков и 4 кобылки.
   Из данных анализа плодовых лет Ганы видно, что случаи холостения были как в первые годы ее заводского использования, так и в последующие. Очевидно, что плодовитость находится под влиянием таких факторов, как технология содержания, эксплуатация, система случки, а также индивидуальные наследственные особенности. Значительно меньшее значение имеет возраст животного.
   Первые годы племенного использования Ганы, а именно с 1971 по 1978, были явно более успешными, в результате чего от нее получено блестящее потомство. Не останавливаясь на подробной характеристике этих подборов в указанный период, поскольку об этом уже сообщалось, отметим, что такие ее дети, как Газомет и Газолин 11 от Анилина, Гида от Дерзкого, были лучшими в соответствующих ставках. Ими выиграно большинство главных традиционных призов для лошадей 2—4 лет. Газомет — победитель призов Анилина, Большого Всесоюзного, Вступительного, Элиты, Главконупра, г. Будапешта и Большого приза конгресса по коневодству. Газолин 11 одержал победы в призах Пробном, Летнем и имени М. И. Калинина, а Гида была класснейшей кобылой скакового сезона 1977 года — победительницей призов Пробного, Большого для кобыл 2 лет, имени М. И, Калинина, Аналогичной, ОКСа, приза имени РСФСР. В 1978 году на проверенном сочетании Гана—Анилин путем искусственного осеменения получен классный скакун Газолит — победитель призов Осеннего, Гранита II, Элиты и Международного приза г. Москвы, второй призер Большого Всесоюзного приза.
   В 1979 году от подбора старого (20 лет), но достаточно апробированного жеребца Айвори Тауера к Гане была получена Гамета — кобыла некрупная (158 см), но дельного и правильного сложения. Гамета в возрасте 2 лет скакала 4 раза и лишь один раз была первой на 1000 м в групповой скачке.
   В последующие три года (1980—1982) подборы к Гане высоко оцененного по качеству потомства Афине Вуда были еще менее результативными, так как после двукратного прохолостения от нее был получен жеребчик, который, к сожалению, рано пал. Таким образом, охарактеризовать данный подбор не представляется возможным.
   В течение двух следующих лет к Гане, в соответствии с ранее данной рекомендацией, подбирался один из лучших сыновей Дерзкого Аден — победитель приза Европы в 1978 году. В результате этих подборов были получены два жеребчика, правда, первый — Ганад, 1983 г. р.,— рано пал. От повторного подбора родился темно-гнедой Габион — достаточно крупный, правильного сложения, с хорошими скаковыми способностями. В возрасте 2 лет из 6 скачек он два раза был первым, в трехлетнем возрасте Габион скакал уже значительно лучше, был победителем в крупных призах имени С. М. Буденного и имени РСФСР, кроме того, занимал вторые места в призе Закрытия скакового сезона, а также в очень престижном Международном призе г. Москвы. В этом году, уже четырехлетним, выиграл призы Элиты и Госвгропрома СССР у дербиста Гжатска. Судя по этим скачкам, лошадь достаточно высокого скакового класса и характеризуется хорошей дистанционностью.
   Подбор Адена к Гане представляет определенный интерес с точки зрения выяснения вопроса: существует ли связь между качеством потомства оцениваемых жеребцов и качеством приплода сыновей этих же жеребцов, использованных на одних и тех же препотентных заводских кобылах? Поскольку Гана дала от Дерзкого класснейшую Гиду, то, естественно, селекционеры рассчитывают получить аналогичный результат от случки Ганы с одним из его лучших сыновей. Такие прогнозы, по всей видимости, связаны с надеждами, что индивидуальная сочетаемость кобылы с тем или иным жеребцом «продлится» и на его сыновей из-за их близости по многочисленным наследственным признакам.
   В последующие годы заводское использование Ганы проходило в соотвествии с планом племенной работы в основном в подборах с импортными жеребцами. Так, например, в 1985 году от Трастида ею был рожден Гит, который в двухлетнем возрасте скакал плохо. В следующем сезоне Гана при повторном подборе прохолостела. Последнего жеребенка за рассматриваемый период Гана дала в 1987 году от импортированного жеребца Витстеда. В результате получена нормально развитая кобылка — Вьюга.
   Рассматривая в целом заводское использование Ганы, отметим, что среди многочисленных подборов особо выдающееся потомство получено от двух известных жеребцов — Анилина и Дерзкого, причем только в первую половину ее заводского использования. Необходимо выделить такой редкий случай в чистокровном коннозаводстве, когда, получив блестящий результат в подборе к Гане известного скакуна Анилина, уже после гибели жеребца при повторном подборе путем искусственного осеменения был получен достаточно классный скакун — Гаэолит.
   Эти факты убедительно свидетельствуют о том, что успешному племенному использованию Ганы в первый период способствовали подборы к указанным жеребцам. Это тот классический случай, когда можно сказать, что лучшую матку подбирают к тем жеребцам, которые для нее являются лучшими. На качество потомства Ганы определенное влияние, безусловно, оказала Герань — выдающаяся родоначальница маточного семейства.
   Второй период заводского использования Ганы сильно отличается от первого тем, что наиболее удачным в нем следует считать тот единственный случай, когда к Гане подбирался сын Дерзкого Аден, в результате чего получен вышеупомянутый Габион. Подборы к Гане известных импортных жеребцов Айвори Тауера, Афине Вуда и Трастида не дали желаемых результатов. Причины, естественно, разные, но главная, думается, в малом количестве жеребят, полученных от указанных подборов, что, безусловно, мешает дать объективную оценку.
   Таким образом, на основании изучения наследственных особенностей Ганы, длительного периода ее плодовых лет можно утверждать, что это яркий пример кобылы узкой сочетаемости. Все, что получено от нее классного, происходит от Анилина, Дерзкого и в меньшей мере от Адена, то есть от жеребцов, обладающих большими дистанционными способностями и связанной с этим конституциональной крепостью... Остается пожалеть, что, получив при сочетаниях Анилин—Гана блестящий результат, специалисты завода не попытались подобрать сына Анилина Этена к Гане или к ее дочерям с применением умеренного инбридинга в степени III — III на Фактотума.
   Анализ и разбор скаковых качеств приплода выдающихся препотентных заводских маток вызывают вопрос: как часто селекционер может рассчитывать на получение особо ценного приплода от проверенных кобыл? Чтобы ответить на него, сошлемся на опыт работы с породой.
   Вся трехвековая практика ведения чистокровного коннозаводства лишь подтверждает то, что выдающиеся лошади в породе рождаются очень редко. За весь послереволюционный период работы с чистокровной верховой породой в нашей стране не было ни одного случая, когда бы от одной заводской матки было получено два победителя дерби.
   От выдающихся кобыл чаще всего удается получить за всю их плодовую деятельность лишь двух, очень редко — трех особо классных потомков, и то в весьма тщательно продуманных подборах, при исключительно благоприятных внешних условиях. Вся остальная часть их потомства имеет тенденцию к средней величине по популяции. Случай с Ганой полностью подтверждает этот порядок вещей. Видимо, это связано с биологическими закономерностями живого организма.
  
   В. ХОТОВ, кафедра коневодства ТСХА
"Коневодство и конный спорт" №10, 1988г., с.16-17
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом