О журнале  
Поиск
Конный спорт
Олимпийские разочарования
Оводов О.
Итоги участия советских спортсменов-конников в XXIV летних Олимпийских играх в Южной Корее по преодолению препятствий известны.
   Наши мастера не сумели выполнить планового задания и в результате заняли только 15-е место.
   Для того чтобы правильно оценить итоги выступления сборной команды по конному спорту в Сеуле, необходимо общим взглядом окинуть весь четырехлетний цикл 1985—1988 годов.
   Основным соревнованием первого года этого цикла был чемпионат Европы-85. Результаты этих соревнований вселили некоторый оптимизм в членов советской сборной. Лидер нашей команды В. Погановский, выступая на Проспекте, вошел в десятку лучших конкуристов Европы, а команда СССР заняла седьмое место. В то время нам представлялось, что мы сможем к 1987—1988 годам подобрать 8—10 лошадей, с которыми удастся решить поставленные перед нами задачи.
   Но, к сожалению, к 1987 году у нас сложилась крайне неблагоприятная ситуация. Получил тяжелую травму и вышел из строя Проспект. Закончили выступать такие хорошие лошади, как Деспотас, Фасцидас, Бром, Каспий, Рассвет, Тангир. В связи с этим мы вынуждены были отказаться от участия в чемпионате Европы, так как у нас осталось только две надежные спортивные пары: X. Симония на Херсоне и 3. Шарка на Форт-Посте, которые имели необходимый опыт участия в подобных соревнованиях.
   Просмотрев в серии различных всесоюзных и международных соревнований перспективных Пингвина, Зрителя и Декорацию, мы в целом были удовлетворены результатами. По-разному сложился путь в сборную команду у этих лошадей, но наиболее прямой был у Декорации, мощной, но в то же время достаточно «элегантной» гвнноверской кобылы. Ее постоянный партнер Р. Удракис прочно освоил «молодежные высоты», стал призером чемпионата Европы среди молодых всадников в личном зачете. До него этого сделать не удавалось никому. Р. Удракис закономерно вошел в группу сильнейших конкуристов страны.
   Более сложный путь проделали Пингвин и Зритель. Первый был значительно подпорчен прежним его всадником, и только опыт и мастерство А. Тимченко раскрыли истинный талант этой лошади. Зритель — легкий, прыгучий, аккуратный, но немного трусоватый, прошел хорошую школу общей выездки и поздно попал в группу преодоления препятствий. Вследствие недостатка опыта, у лошади не было необходимой уверенности и смелости в часто возникающих сложных ситуациях на маршруте.
   Таким образом, костяк команды составили перечисленные выше пары, и уже к заключительному этапу подготовки подключились X. Симония, Э. Климовас, В. Погановский, Б. Кузьмин.
   Спортивный сезон 1988 года у кандидатов в олимпийскую команду начался рано и был спланирован так, что к пику высшей спортивной формы они должны были подойти дважды:
   на основных отборочных соревнованиях — чемпионате СССР и на главных соревнованиях года — Олимпийских играх. Успешные выступления а серии крупных международных соревнований кандидаты в олимпийскую команду подтвердили достойными результатами на чемпионате страны, после чего и был определен окончательный состав сборной для участия в Олимпиаде.
   В соответствии с утвержденным планом подготовки на заключительном этапе был проведен реабилитационно восстановительный (в основном для лошадей) 20-дневный сбор на спортивной базе профсоюзов УССР под Киевом. Условия были созданы самые благоприятные (директор Ю. М. Пахомов). Сотрудниками комплексной научной группы (КНГ) по конному спорту было проведено углубленное обследование лошадей и сделано заключение о готовности команды.
   Спортсмены-конники прибыли в Сеул за несколько дней до открытия Олимпиады. Лошади безболезненно перенесли перелет и акклиматизацию. Проведя увеличивающуюся по интенсивности тренировочную работу, спортсмены и лошади подошли к началу соревнований в достаточно хорошей форме. Но, к сожалению, выполнить поставленную задачу нам не удалось.
   Первая и самая главная причина неудачи наших конников на Олимпиаде — это психологическая неподготовленность некоторых всадников к условиям жесткой конкуренции на подобных соревнованиях. И в первую очередь это относится к Р. Удракису (ВДФСО профсоюзов, ЛитССР). Трудно было предусмотреть такое неудачное выступление нашего чемпиона страны 1988 года. Такого количества штрафных очков, полученных всадником в каждом маршруте, хватило бы на несколько турниров. И ведь что удивительно: он мог без ошибок преодолеть сложное сочетание препятствий и тут же грубо ошибиться на их простой комбинации. При таком нервном выполнении технических приемов всадником и Декорация не смогла ни разу «подправить» своего седока. Вообще такой жесткий стиль езды может использовать только высококвалифицированный всадник, который не должен допускать никаких ошибок в маршруте. Часто Р. Удракису удавалось это показывать на соревнованиях, и тогда результат у него был достаточно высокий. В Сеуле же у него «ничего не клеилось», и он просто растерялся.
   С. Шакуров (ВДФСО профсоюзов, ЛатССР), впервые включенный в состав сборной команды в 1988 году, не о6ладал необходимым опытом участия в крупных международных соревнованиях. Мы надеялись, и он это неоднократно демонстрировал на соревнованиях, что хотя бы в одном гите он покажет высокий результат и сумеет помочь команде. Однако этого на произошло. Отчасти вследствие того, что его Финал несколько дней сильно хромал в результате некачественной ковки, а также из-за того, что недопрыгал на тренировках. Но главное, на мой взгляд, это произошло из-за серьезных ошибок всадника, который, наглядевшись на сильнейших конников мира, решил резко изменить стиль выступления. Финал достаточно тяжеловесная лошадь, и для базошибочного выполнения прыжка ей требуется энергичный подход с определенной инерцией и импульсом. Но всадник ей в этом отказал. Он все время придумывал лошади сложности, с которыми она справиться не могла.
   В. Чуканов (ВДФСО профсоюзов, г. Москва) — опытный, технически хорошо подготовленный всадник, с устойчивой психикой. Однако он имел другие проблемы — излишний собственный вес. Конечно, на массивных, высокорослых лошадях этот недостаток можно снивелировать, но для такой легкой и нежной лошади, как Зритель, это стало неразрешимой проблемой. Падение В. Чуканова на маршруте—это результат усталости лошади, испытывавшей на протяжении всего маршрута значительные физические перегрузки.
   Единственный наш всадник, выступивший на должном уровне,— это А. Тимченко (ВС, г. Москва) на прекрасной лошади Пингвине. Несмотря на то что А. Тимченко не попал в число соискателей наград, он продемонстрировал современную, технически привлекательную езду и в отдельных компонентах не уступал сильнейшим всадникам мира. При исправлении отдельных неточностей во взаимодействиях всадника и лошади, приобретении большего соревновательного опыта эта пара будет способна решать любые задачи.
   В чем же причины столь слабого вступления наших конкуристов?
   Ни в одной зарубежной команде, приехавшей на Олимпиаду, не было столько неопытных лошадей, как у нас, впервые в этом сезоне освоивших олимпийскую программу. В большинстве зарубежных команд всадники на своих лошадях выступали шесть — восемь сезонов. Очень мало оказалось в сборной СССР талантливых пар, ввиду чего тренеры берегли наших лидеров от чрезмерных нагрузок. Все это справедливо. Но необходимо признать, что и распорядиться должным образом имеющимися у нас возможностями мы не смогли.
   Были допущены досадные ошибки, в том числе значительные — в психологической подготовке спортсменов. Мы попросту провалили эту работу. Имели место методические просчеты при планировании прыжковых нагрузок, особенно на заключительном этапе подготовки.
   При построении конкурных маршрутов на всесоюзных соревнованиях мы слишком догматически их конструировали, а наших всадников не смогли научить творчески думать и решать задачи во время выступления.
   Выход из этого тяжелого положения мы видим в создании «запаса прочности» через значительное усложнение программ всесоюзных соревнований, и в первую очередь личного чемпионата СССР.
   Мы предполагаем значительно увеличить количество стартов наших всадников в сезоне, доведя их до 50 в году. При таком режиме выступлений необходимо точно спланировать всю тренировочную работу, методически обоснованно и планомерно подвести спортивные пары к усложненным требованиям. И в первую очередь эти задачи ложатся на наш тренерский состав.
   Тогда и в сборной команде страны будет более жесткая конкуренция (чего нам так не хватает сейчас), которая позволит повысить ответственность и исполнительскую дисциплину спортсменов, выявить новых выдающихся и перспективных всадников.
  
   О. ОВОДОВ,
   гостренер по конному спорту Госкомспорта СССР
"Коневодство и конный спорт" №3, 1989г., с.28-29
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом