О журнале  
Поиск
.
О значении гнезд культурной европейской лошади для развития коневодства в республике
Березовский А.
Говорить по отношению к такой громадной и разнообразной по своим природным свойствам стране, какой является РСФСР, о какой-нибудь одной улучшающей породе лошадей, конечно нельзя; если же принять в соображение ее потери в культурном коневодстве за последние 10 лет, то, бесспорно, является недопустимым всякое неосмотрительное и невнимательное отношение ко всяким остаткам лошадей культурных пород, тем или иным путем сохранившимся после революции.
   Поэтому, плановые указания НКЗ'а, в которых говорится, что, в том или другом районе, предполагается распространение лошадей известной породы, не следует понимать, как безусловное и определенное изгнание из этой местности лошадей всех других пород—хотя бы того же клейдесдаля, на которого объявлено гонение почти, во всех местах Республики.
   Нам кажется, что раз клейдесдаль в известном районе вошел в обиход крестьянского хозяйства до революции и до сего времени, т. е. после десятилетнего испытания, удерживается в нем, нельзя крестьян, которые развели лошадей этой породы и продолжают держать их, лишать необходимой государственной поддержки в виде снабжения такого района чистопородными производителями.
   Во всяком случае, подобное положение, несомненно, обязывает отдел коневодства и коннозаводства НКЗ охранять и снабжать необходимыми производителями те немногочисленные гнезда культурной лошади, которые сохранились в Республике до сего времени.
   При последовательной и правильной политике в этом деле со стороны государства, подобные гнезда культурной лошади вполне возможно обратить в громадные, правильно функционирующие общественные конзаводы, где матки и приплод находились бы в руках крестьян, ими обслуживались и выращивались, жеребцы же подбирались и содержались государством. Лучшие экземпляры из таких крестьянских рассадников могли бы скупаться государством для пополнения госконюшен. При таком порядке на государство ложилась бы единственная забота — обеспечить крестьянских кобыл правильно подобранными и более высокими, по сравнению с ними, по классу жеребцами. Подобная работа вполне доступна центральному государственному учреждению, и совершенно необходима для дела до тех пор, пока крестьянство не усвоит основных принципов коннозаводской работы, что можно ожидать в связи с развивающейся работой коневодческой кооперации. Одним из крупнейших недостатков крестьян-коневодов является их неустойчивость в отношении выбора и ведения определенной породы лошадей; крестьяне, имеющие иногда очень хороших кобыл 3/4 и даже 7/8 чистой крови, весьма легко соблазняются покрытием своих маток жеребцами другой, часто совершенно неподходящей породы, только потому, что им этот жеребец понравился. Поэтому, руководство крестьянским коннозаводством временно должно находиться в руках специальных органов; однако со временем, как мы указали выше, с развитием коневодческих товариществ все руководство естественно перейдет в руки таких об'единений и тогда работа населения в этой области хозяйства станет на прочный фундамент.
  
   Нам удалось познакомиться с очень интересным гнездом культурной западноевропейской рабочей лошади клейдесдальской породы в окрестностях Гавриловского посада Иваново-Вознесенской губернии.
   Образовалось оно лет пятьдесят тому назад под влиянием привезенных из Англии в 1886 году в Гавриловскую государственную конюшню двух клейдесдальских жеребцов. В 1889 году состав жеребцов этой породы в Гавриловской конюшне достиг 32 голов, затем количество их постепенно возрастало и, до настоящего времени, в районе Гавриловской конюшни работало до 150 жеребцов клейдесдалей, большей частью вывезенных из Англии.
   Ближайшее и весьма существенное по результатам участие в подборе жеребцов и снабжение ими конюшни принимали местные агенты государственного коннозаводства и благодаря им, в продолжении всего периода развития коневодства в этом крае, видно единое твердое руководство, не допускавшее в данный район жеребцов других пород и охранявшее раз принятое направление.
   Самое же направление, повидимому, было избрано правильно, что можно видеть из того, что крестьяне охотно его придерживались и разводили с большим для себя успехом лошадей этой породы.
   Несмотря на то, что революция в корне изменила прежние экономические условия, клейдесдальская порода в окрестностях Гаврилова Посада до сего времени крепко держится и в губернскую, еще незаконченную племенную книгу, уже внесено около тысячи кобыл клейдесдальской породы кровностью не ниже 3/4.
   Район распространения клейдесдальской лошади довольно велик. Он охватывает весь Юрьево-Польский и Тейковский уезд, а также часть Владимирского уезда Владимирской губернии с волостями:
   Суздальской, Старо-Дворской и Торчинской.
   Поэтому совершенно правильно и целесообразно, с точки зрения государственных интересов, придти местным коневодам на помощь предоставлением им действительно высоких по классу выводных производителей. Этим государство окажет местным коневодам истинную помощь и избавит их от соблазна крыть своих почти чистопородных кобыл жеребцами других пород, как например, брабансонами, которыми за последние преимущественно годы пополняется Гавриловская конюшня, если же нет брабансона, то, пожалуй, и рысаком, к чему существует уже легкомысленная тенденция в окрестностях Юрьева-Польского.
   Ранее нами указывалось, что в районе Гавриловской конюшни внесено в губернскую племенную книгу до 1.000 кобыл клейдесдальской породы; чтобы иметь представление о типе этих лошадей мы приводим фотографию кобылы, принадлежащей крестьянину этого района.
   Всматриваясь в этот снимок, можно отметить в изображенной на ней лошади, отсутствие многих недостатков, очень часто встречающихся в лошадях клейдесдальской породы, даже вывезенных из за границы, так например, мы можем отметить у этой лошади отсутствие высоконогости, значительную глубину корпуса и, в особенности, подпруги, длину ложных ребер отличающую ее от большинства представителей этой породы.
   Длина туловища, свойственная породе, сохранена, но длина эта достигается не растянутостью средней части тела, а удлинением крупа и плеча. Прекрасная линия спины, так сохранена во всей своей чистоте. Словом, маточный материал за пятьдесят лет работы создан прекрасный. Если мы посмотрим, какие имеются в конюшне жеребцы, то увидим, что любимыми крестьянами и бесспорно лучшими в конюшне являются Сильвер-Габлет и Гров-Скиппер, но эти жеребцы стары, имеют каждый более 20 лет и кровь их течет почти во всех лучших крестьянских кобылах; далее идут более слабые жеребцы, а именно: Галланд, Стар-оф-Хоп и Спрингхильфут-Принц — все значительно хуже лучших крестьянских маток по экстерьеру. Кроме того, указанные жеребцы имеют пороки, совершенно недопустимые в производителях, как например, один из них обладает прикуской, другой не идет на кобыл, третий по своему экстерьеру оставляет желать много лучшего и, кроме того, в случке очень вял.
   Несомненно, что с изменением после революции условий крестьянского хозяйства, а также требований рынка, необходимо приспособиться к производству лошади, имеющей наибольший спрос. В настоящее время рынок требует лошадь среднего роста, низкую на ногах и глубокую; такой тип клейдесдаля есть и его нужно вводить в СССР, избегая лошадей очень крупных и недостаточно глубоких.. Этим мы закрепим в Гавриловских лошадях подобный тип, уже присущий кобылам данного района.
   Однако, насколько бы не были правильны в плановом, организационном и зоотехническом отношении, высказанные нами соображения и независимо от того, что руководящими органами будут приниматься самые энергичные меры к осуществлению их, все усилия к удержанию клейдесдальской лошади, в интересующем нас районе, окажутся бессплодными, если на месте нет прочной материальной базы, оправдывающей эти условия.
   Какова же эта база?
   Она составляется из следующих главнейших элементов:
   а) спроса и цен на лошадей данной породы,
   б) стоимости кормов и
   в) обеспеченности крестьянских хозяйств своими, не покупными, необходимыми в коневодстве кормами.
   До революции и до коренного изменения хозяйственных условий, как в коневодческих хозяйствах, так и всей страны, спрос на лошадей, выводимых в районе Гаврилова Посада был значительно больше и район сбыта их шире. Подобный факт, казалось имеет наибольшее, почти решающее значение в судьбе коневодства данного района; однако то же самое можно сказать об условиях сбыта лошадей не только клейдесдальских, но и других пород, как в этой, так и в других местностях Республики. Например, пользующиеся за последнее время, сравнительно большим признанием рентабельности их содержания брабансоны, разводимые почти в тех же условиях в Юрьево-Польском уезде, имеют не лучший сбыт и продаются приблизительно по тем же ценам, а именно:
  
   взрослые жеребцы по цене до 1.200 руб. и кобылы до 600; в среднем можно считать цену жеребца 800 рублей, кобылы 500 руб. До революции цена на тех и других были рублей на 100—150 на голову ниже. Цены на от'емышей держатся довольно высокие—275 и до 400 рублей за голову. Поэтому можно считать, что со стороны расценки лошадей дело обстоит не плохо, что же касается размеров сбыта, то в его понижении, по сравнению с довоенным временем, главную роль играют общие условия и, в особенности, состояние фабрично-заводской промышленности, а также и торговли. Поскольку эти отрасли народного хозяйства не восстановлены и не стабилизировались, но растут и крепнут, постольку государству следует поддерживать и не терять необходимый для промышленности и торговли конский транспортный материал и заботиться о его сохранности и улучшении.
   Вторым решающим моментом в вопросе рентабельности выращивания в крестьянском хозяйстве тяжелых и сравнительно требовательных лошадей, являются цены на корма.
   Рыночные цены на овес в 1926 году были 5,5 копеек за кило, в 1927 году 7,5 к. и в 1928 году 9,4 коп., на сено 3—4,5 копеек, цены клеверного сена несколько ниже лугового, цена отрубей 4—4,5 копеек. Если принять во внимание земледельческий характер тех мест, где разводятся эти лошади и обеспеченность хозяйств, где их содержат своим овсом, гуменными кормами и клевером, то приводимые рыночные цены нельзя считать высокими, особенно при выращивании ценных лошадей, и что приводимые цены незначительно отличаются от цен довоенного времени, когда коневодство в окрестностях Гаврилова Посада процветало.
   Таковы главные элементы, характеризующие экономическое положение коневодства. Из них самым неблагоприятным и, пожалуй даже убийственным для местного коневодства является затрудненность сбыта продажного конского материала. Поэтому, как государству, так равно и коневодческой кооперации необходимо обратить на организацию сбыта лошадей особое внимание.
   Государство может помочь в этом деле. главным образом, принятием косвенных мер, каковыми являются снабжение коневодов, выводными, указанного нами типа, производителями, а также скупкой у крестьян лучших жеребцов для пополнения госконюшен. Что касается кооперации, то ее роль в этом деле значительно шире и не так проста.
   Если судить по деятельности Гавриловского товарищества, то можно сказать, что оно пока не заслужило необходимого признания со стороны главных покупателей — транспортных организаций больших городов и промышленных центров, зачастую отдающих предпочтение частным поставщикам. Во всяком случае, приводимые нами соображения ни в какой мере не подрывают жизненной необходимости самого производства тяжелой транспортной лошади, так сказать, в самом сердце нашей промышленности — в Иваново-Вознесенском районе, вблизи крупных, потребляющих труд и силу этих лошадей, промышленных и торговых центров.
  
   Все необходимые условия для ведения этой отрасли хозяйства налицо, как-то:
   многочисленный и высокого класса маточный материал, хозяева-крестьяне знатоки и любители этой лошади и, благоприятные почвенные и климатические условия, дающие им возможность воспитывать этих лошадей и, наконец, непосредственная близость рынков сбыта.
   Надо сказать, что отделом коневодства НКЗ в некоторой части уже приняты меры к поддержанию коневодства. Они выразились в организации совершенно нового дела—образовании при Гавриловской госконюшне рассадника жеребят для воспитания из них будущих производителей государственных конюшен. Об этом полезном начинании мы позволим себе высказать некоторые соображения.
   Рассадник начал функционировать около года тому назад, в нем имеется группа клейдесдалей и группа бельгийских тяжеловозов в возрасте полутора лет. По нашему мнению клейдесдали подобраны удачно и, вероятно, все четыре головы, составляющих эту группу будут дельными производителями; такая же по численности и возрасту группа бельгийцев значительно хуже, они весьма разнотипны и имеют такие экстерьерные недостатки, которые помешают им стать удовлетворительными пунктовыми жеребцами. Кроме того, конюшней скуплено довольно много, чуть ли не 20 голов, различной кровности, от'емышей, преимущественно, бельгийской породы. Это совершенно «темный товар» уже по одному тому, что при покупке таких молодых жеребят, главным мерилом их годности может служить не столько их экстерьер, сколько качество и, главное, происхождение их матерей. Бельгийские же матки крестьян, судя по экземплярам, приведенным на выставку, далеко не так породны и типичны, как клейдесдальские кобылы, значительно раньше разводимые в этом районе.
   Нам кажется, что те жеребята от'емыши, которых мы видели, по мере выращивания их, дадут много брака, который придется ликвидировать как пользователъных лошадей, при чем убытки, полученные от продажи, лягут значительным бременем на их оставшихся товарищей.
   Содержание жеребчиков, по справке, данной нам конюшней, обходится в 342 р. на голову в год, покупная же цена в среднем равняется 332 рублям. При таких условиях взрослый жеребец, если не считать брака, будет стоить около 1.500 руб. Если принять во внимание, что приводимые из за-границы жеребцы обходятся государству в 2.000 рублей золотом, цену в 1.500 червонных рублей надо считать весьма умеренной и начатое предприятие вполне целесообрзаным, но, конечно, в том случае, если будет производиться более осторожный подбор жеребят. Вероятно, менее рискованно будет покупать жеребчиков не от'емышами, а годом старше, когда индивидуальные особенности их. будут более резко выражены.
"Коневодство и конный спорт" №987, 1929г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом


Клейдесдальская кобыла, занесенная в губернскую племенную книгу.