О журнале  
Поиск
Улучшение качества
Галти Мор в России
Саламов А., Маринина Н.

   Покупка в 1898 году Гальти Мора в Россию была случаем беспрецедентным в истории отечественного чистокровного коннозаводства. Ни до, ни после того Россией не приобретались жеребцы такого феноменального скакового класса («трижды венчан», выиграл рекордную для тех лет сумму 21 019 ф. ст., из 12 выступлений имел 11 блестящих побед в первоклассных компаниях), «фешенебельного» происхождения (отец — препотентный Кендаль, сын дербиста и основателя линии мирового значения Бенд Ора, мать — Морганетт, мать дербиста Ард Патрика, дочь кобылы Леди Морган, к семейству которой принадлежат еще известные производители Пардон, Руперра и др.) и поразительной красоты (темно-гнедой, без отметин, классических форм, высшей степени чистокровной породности).
   Рожденный в 1894 году в Ирландии, в конзаводе Губбинса, Гальти Мор четырехлетком был выставлен на продажу и, безусловно, не мог не привлечь внимание трех наших эрудированных специалистов чистокровного коннозаводства—Ф. К. Дорожинского, И. А. Арапова и А. Н. Нирода, выехавших в Англию специально для покупки жеребца, и не простого жеребца, а, по решению Управления коннозаводства, победителя главных классических призов континента. Подробно о решении купить такого жеребца, о длительном обсуждении этого вопроса ведущими специалистами России рассказано в статье Б. Камбегова и Д. Гуревича «Столетие Всероссийского Дерби» (журнал «Коневодство и конный спорт», № 8 за 1986 год, стр. 28—29). Авторами там же полностью приводится один из лучших зоотехнических документов России — высказывание И. А. Арапова о том, каким должен быть этот жеребец по экстерьерным и генеалогическим параметрам. И вот «окончательные действия» этой комиссии по «приобретению лучшего трехлетка 1897 года» завершились; вместе с перевозкой и страховкой Гальти Мор стоил 214989 руб. Такие деньги Государственное коннозаводство получило заимообраэно у скаковых обществ и должно было возвратить в рассрочку. 17 июня жеребец был с величайшими предосторожностями доставлен в Варшаву и вечером отведен в Яновский государственный конный завод, где находился, в целях акклиматизации, до сентября.
   После долгих споров постоянным местом нахождения Гальти Мора был избран Харьков — и к концу года Гальти Мор был переправлен туда. Недалеко от города, на взятой в аренду территории, были построены конюшня, манежик, левада, дорожки для прогулок, лаборатория. Действовать этот пункт начал в 1899 году и продолжал до 1917 года. Кроме Гальти Мора, там в дальнейшем находились разные ценные жеребцы, и племстанция эта принесла русскому коннозаводству большую пользу. Например, там работали такие знаменитости, как Шаддок, Блэкаддер, Лувье, Чирс, Солтпитр, Фогабалл, Минору, Абуайер, Бембо, но все равно станция эта вошла в историю под названием «пункт Гальти Мора».
   Эксплуатацию Гальти Мора определяла подробнейшая инструкция, разработанная специальной компетентной комиссией. Допуск кобыл частных хозяев был обусловлен рядом требований: это должны были быть матки, уже зарекомендовавшие себя хорошим приплодом; от молодых требовался высокий скаковой класс, причем все они должны были иметь прекрасное здоровье, отличный экстерьер и родословные, сосредотачивающие самые знаменитые имена. Кроме того, разрешалось допускать не более двух кобыл одного владельца, но и при таких жестких требованиях к подбору маток стоимость случки с Гальти Мором была чрезмерно высокой: на первый случной сезон 1899 года—500 руб., а в дальнейшем — 750 руб. с головы. В то время хорошая обычная лошадь стоила около 100 руб.
   Производительская деятельность Гальти Мора не была продолжительной — он работал всего 6 сезонов. Русские специалисты, верившие, что «недалеко то время, когда России удастся наверстать в деле скакового спорта то, в чем она еще отстала от Англии», просчитались со своими прогнозами, приобретая такого дорогого жеребца. К тому же правительство не выплатило средств, затраченных на покупку. Поэтому через несколько лет возникли мнения о невозможности дольше держать Гальти Мора и необходимости продажи его для уменьшения расходов и возврата внесенного капитала. Голоса эти становились все сильней, и в 1903 году в Московском скаковом обществе было принято решение, одобренное Главным управлением коннозаводства,— продать Гальти Мора в Германию, предложившую за него 130 тыс. руб. Вскоре был заключен договор, и осенью 1904 года Гальти Мора перевезли в конный завод Градиц.
   Продажа Гальти Мора, кроме чисто материальных соображений, объяснялась еще и тем, что он оставил уже большое количество достойных потомков и для русского коннозаводства необходимо было приобрести производителя с кровью Ст. Саймона (в декабре 1904 года в Англии был куплен жеребец Чирс, сын Персиммона, класса гораздо более низкого, чем Гальти Мор).
   За время шестилетнего пребывания Гальти Мора в России им было покрыто 235 кобыл, от которых родилось 144 жеребенка. Из них скакало 105. В 8-м номере журнала «Коневодство и конный спорт» за 1979 год была опубликована самая значительная статья о Гальти Море — яГальти Мор и его потомки» В. Попова. Автор пишет: «Насколько успешны были эти выступления, красноречиво свидетельствует общая сумма выигрыша:
   982 074 руб. По успеху потомства на скачках Гальти Мор возглавлял список производителей в 1903 и 1905—1908 годах. С приводом Гальти Мора, несомненно, класс скаковых лошадей в России резко повысился. Благодаря его детям конюшня самого талантливого русского коннозаводчика М. И. Лазарева стала недосягаемой.»
   В статье В. Попова дается подробное описание скаковой карьеры и заводского использования лучших потомков Гальти Мора. Мы же перечислим здесь лишь некоторые имена: Айриш Лад, Гаммураби и Галоп выигрывали Всероссийское Дерби; Варшавское Дерби — Айриш Лад, Кароли, Гальти Бой, Гавотт; Всероссийский Оке выиграла Принцесса Луиза, а Варшавский — Гавотт. Победительницей русского Сент Леджера оказалась эталонная по сложению Горислава. 9 сыновей и 6 дочерей Гальти Мора выиграли каждый за свою скаковую карьеру более 10000 руб.!
   И в чистокровном коннозаводстве Германии Гальти Мор быстро завоевал славу отличного производителя. Сын его Фервор основал собственную мощную линию, успех которой был, как писал В. О. Витт («Практика и теория чистокровного коннозаводства», М., 1957 г.), «прямо потрясающим». Линия Фервора сохранилась там до нашего времени; в конзаводы СССР после Великой Отечественной войны попали внук Ламлоса Элерон, 1945 г. р. (инбридирован в степени IV—IV на Гальти Мора), и правнук Фервора Хрусталь, 1944 г. р. Оба они стали в свое время очень ценными производителями, но мужских их потомков, продолжателей линии, уже нет.
   В родословных современных скакунов в дальних рядах проходят имена десяти российских сыновей Гальти Мора. Их дочери Мисс Бетси, Хэппи Герл, Зигзица, Гортензия, Гроза, Флямбэ, Шалунья, Шилка и Эвника основали женские семейства, успешно прогрессирующие и поныне. Самые ценные женские семейства в коннозаводстве СССР — Эпохи, Гамфы, Гамзы I, Гюрзы I и Метаграммы—все они восходят к вышеперечисленным кобылам.
   Три дочери Гальти Мора тоже стали основоположницами семейств, из которых особо знаменито старое семейство Трибуны. Еще 5 дочерей Гальти Мора представлены в нашем коннозаводстве через своих сыновей. Эти сыновья, в свою очередь, дали ценных дочерей и внучек, например Садовая от Дон Жуана, Парагвай от Протея и др. Их имена очень часто встречаются в педигри многих хороших лошадей.
   Вообще среди дочерей Гальти Мора, если уж о них речь, самой полезной следует считать Орхидею (мать Олеандера), имя которой у нас наиболее широко распространено через основателя линии Рауфбольда, а также через кобыл Вельташ, Люнденбург и жеребцов Империалиста, Вазерланда, Ониса.
   Знаменитая дочь Фервора Гролле Нихт дала в Германии двух кобылок — Гравитас и Гроссуларию. Внук Гроссуларии Онис был мало использован у нас, хотя по прямой женской линии он происходил от Орхидеи II. А сын Гравитас породный Грегор дал в СССР великолепнейших дочерей, имена 20 из них и поныне широко разветвляются, и прогрессируют образованные ими препотентные маточные семейства.
   Кроме того, дочери и внучки 9 сыновей Фервора стали родоначальницами гнезд. Это Амнерис II, Лашма, Гральсбург, Хестиа, Цизальпина, Има, Баталия, Лаба, Прима, Лесть I, Эскадра, Панама — имена драгоценнейшие для нашей селекции. 28 дочерей Хрусталя, 20 кобылок от четырех его разных сыновей, 30 кобыл от Харькова стали матками, чьи имена несут современные нам скакуны. Из них наиболее часто встречаются имена Розиты, Хлопушки, Хвалы (от Хрусталя) и дочек Харькова — рекордистки Бронхи, Дохи, Лихой, Рахиры, Хохотушки.
   Попавшие к нам 4 дочери и правнучка Лампоса еще раз доказали препотентность линии — очень ценными стали происходящие от них небольшие маточные семейства Эскадры, Панамы, Гюстл Р. В ГДР дочь Лампоса Фрюлингзонне дала прекрасного жеребца Фактотума, выведенного в СССР, где он стал одним из лучших производителей; особенно хороши были его многочисленные дочери. Престижным производителем стал классный, породный, но узкогрудый внук Лампоса Элерон, его дочери особенно ценны для Кабардинского завода — это Диета, Фацелия, Гляссэ, Гея, Реклама. Их сыновья и дочери распространяют сейчас имя Элерона по всей породе. Основоположницами ценных гнезд стали и такие дочери Элерона, как Эра, Галета, Экспертиза I, Зурна,
   Сам Гальти Мор, отошедший уже в далекие ряды (VI—VII—VIII), практической роли сейчас играть уже не может, но имя его, уходящее в легенду, не будет забыто и нашими коннозаводчиками.
  
   А. САЛАМОВ, Н. МАРИНИНА
  
   ОТ РЕДАКЦИИ. В нашем редакционном «портфеле» оставались две статьи А. 3. Саламова, когда пришло горькое известие о его кончине. Предлагая в номере эти статьи вниманию читателя, редакция еще раз отдает дань уважения памяти прекрасного человека и талантливого селекционера.
"Коневодство и конный спорт" №2, 1989г., с.12-14
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом