О журнале  
Поиск
За рубежом
Чародей из Дормелло
Балакшин О.

   Так называли Федериго Тезио, знаменитого итальянского коннозаводчика, огромный вклад которого в совершенствование чистокровной верховой породы общеизвестен.
   Тезио с молодых лет полностью посвятил себя работе с лошадьми и добился в этом деле больших успехов. В молодости он был ездоком, скакал в Индии, Сингапуре, Китае, год прожил среди индейцев Патагонии. После возвращения на родину женился на такой же любительнице лошадей Лидии Флори, основал конный завод Дормелло и начал работу с чистокровными лошадьми. Он сам тренировал своих лошадей. Как тренер был очень требовательным, обладал исключительной интуицией, что позволило вырастить большое количество классных лошадей, в том числе 12 дербистов. Однако он не увидел всех успехов Рибо, так как умер, когда тот был только трехлетком.
   Тезио был большим знатоком и ценителем искусства и часто называл своих лошадей именами известных людей, как, например: Донателло, Микеланджело, Тулуз Лотрек и др.
   Целеустремленная работа Тезио способствовала развитию скакового спорта в Италии. Его питомцы широко использовались в различных странах, включая Англию, Францию, США.
   В его конном заводе были выращены лучшие лошади нашего столетия, такие, как Рибо и Неарко. Сын Неарко Неарктик является отцом одного из лучших современных производителей Нортон Дансера, а другой его сын — Назрулла — отец многих выдающихся скакунов и производителей, включая Болд Рулера, отца знаменитого «трижды венчанного» Секретариата.
   Большое внимание конный завод Тезио оказал и на развитие польского коннозаводства. Питомцы завода Дормелло — Турист, Этторе Тито, Акваспарт, Досс и их потомки — широко использовались в племенной работе ПНР. Это влияние продолжается и в настоящее время. Сейчас одним из лучших производителей в чистокровном коннозаводстве Польши считается внук вышеуказанного Болд Рулера — Дакота.
   Тезио написал несколько книг, в которых изложил и проанализировал свои долголетние наблюдения в работе с чистокровными лошадьми. Ниже приводятся некоторые его высказывания по данному вопросу, и, хотя не со всеми из них можно согласиться, тем не менее многие не потеряли актуальность и в настоящее время. Так, например, он утверждает, что профессию тренера легкой признать нельзя. Тренер должен иметь большой практический опыт, обладать прекрасной интуицией, искренностью и откровенностью, критически анализировать принятые решения и реально оценивать происходящее на скаковом кругу.
   Что касается самого процесса тренинга, то следует помнить, что кентер является основным аллюром в первоначальной подготовке молодняка и его скорость не должна превышать 22 км в час (около 3 мин на 1 км).
   К сожалению, молодых лошадей почти всегда кентеруют чересчур резво, мотивируя это тем, что скакун должен уметь галопировать. Однако на самом деле объяснение быстрой езды другое. На резвом ходу лошадь реже закидывается и меньше риска упасть с нее. К тому же для сохранения равновесия всадники при этом буквально висят на поводьях, это приводит к тому, что лошади начинают закусывать удила и становятся тугоуздыми.
   Пробный галоп перед скачкой является одним из деликатнейших моментов тренировки. Здесь тренер может допустить самые большие ошибки, при этом зачастую невысокая квалификация тренера не позволяет ему правильно оценить результат галопа и определить уровень тренированности лошади.
   Вообще, в тренерском деле есть две крайности: или в результате чересчур интенсивного тренинга лошадь быстро выходит из порядка, или, наоборот, при длительной монотонной работе она становится ленивой, в скачке не реагирует на посыл и не понимает, что от нее хотят.
   Когда лошадь приведена в нужные кондиции, работа тренера становится наиболее ответственной. При этом спринтера необходимо работать по сложившейся схеме до участия в скачке. Далее, чтобы поддержать лошадь в порядке, обычно бывает достаточно коротких размашек и резвых кончиков перед скачкой. Лошадь стайерских способностей наиболее трудна в тренинге не только в смысле сохранения формы, но также в смысле сохранения поддержания способности к активной борьбе на финише.
   Вместе с тем Ф. Тезио считает, что высококлассную лошадь нельзя улучшить дальнейшим интенсивным тренингом. Наилучшей для нее будет работа, позволяющая сохранить достигнутый уровень спортивной формы. Именно таким был знаменитый Неарко.
   Тезио отмечал большую разницу в понятиях уменья сидеть на лошади и уменья ездить верхом. По его мнению, сидеть — значит пассивно держаться на спине лошади, а ездить — значит чувствовать себя объединенным с ней в единое целое. Он говорил, что все жокеи умеют сидеть на лошади, но очень немногие умеют ездить правильно.
   Посыл эффективен только тогда, когда работа рук жокея синхронизирована с движением его тела и он действует согласованно с темпом движения лошади. Только в этом случае можно переместить центр тяжести и помочь ей. Работа же одними руками мало чем поможет, так как тот, кто только сидит на лошади, не чувствует ритма ее движения и никакой помощи оказать ей не сможет. Характерным примером такой езды являются скачки любителей.
   Ф. Тезио правильно подчеркивает, что для выявления и оценки истинных способностей лошади важна скачка, а не галоп, каким бы резвым и правильным он ни был. В начале скакового сезона, когда молодых лошадей еще не распределили по способностям, он считает возможным всех Двухлеток записывать в первые скачки. При этом жеребята, потомки дистанционеров, будут иметь одинаковые шансы на победу. Осень же — пора спринтеров, и стайерам делать нечего.
   По мнению Ф. Тезио, лошадь не может выиграть скачку на дистанцию более 1600 м без отдыха по ходу скачки. Некоторые лошади делают это сами, другим нужен хладнокровный жокей, который в нужное время может аккуратно взять лошадь на себя и дать ей передохнуть.
   Преждевременный посыл, когда лошадь идет еще в руках, если даже соперники приближаются или обходят, непременно приводит к нарушению ритма, потере баланса, изматыванию лошади и проигрышу скачки.
   Идеальной лошадью считается такая, которая, увидев финишный столб в 50 м от своего носа, в заключительной фазе скачки, сумеет одолеть соперников и победить. Неарко был именно таким.
   Если жокей лошади, записанной лидером для своего партнера, уходит в скачке вперед на несколько корпусов, он считается не выполнившим диспозицию тренера.
   Самый простой способ проиграть скачку — вести ее в борьбе с фаворитом или другим сильным противником.
   Лошадь, которая все время финиширует в скачках на втором месте, проигрывая сопернику менее одного корпуса,— не «несчастливая», как некоторые любят говорить, а просто плохая.
   Классные лошади на скачках травмируются чаще, чем рядовые, так как они двигаются более быстро и с большим ускорением. Более тяжелые травмы, ведущие к растяжениям и разрывам связок и сухожилий, чаще всего происходят при работе на вязком, тяжелом грунте, чем на сухом и твердом.
   Что касается ухода за лошадью и обращения с ней, Ф. Тезио считает, что чистка, конечно, необходима, однако при этом нельзя царапать кожу и чересчур энергично работать жгутом. Скребницу для целей чистки применять недопустимо. Никогда не следует работать щеткой против шерсти, так как эта процедура для лошади сама по себе неприятна. Кроме того, она способствует втиранию перхоти в кожу, а не удалению ее.
   Лошадь по своей природе стадное животное, и мы делаем большую ошибку, когда содержим ее в одиночестве. В результате доброе животное часто становится нервозным.
   Совершенно неправильным следует считать факт, что скачки обычно проводятся после обеда, а работают лошадей рано утром. Когда утром лошади не выходят на работу, они понимают, что сегодня скаковой день, и заранее начинают нервничать.
   Лошади очень «ценят» доброе расположение к ним со стороны человека. Нельзя доверять работу с ними людям трусливым, неосторожным, суетливым и агрессивным.
   Чтобы верно оценить достоинства будущего скакуна, необходимо осмотреть его тщательно вскоре после рождения, когда все его рычаги и углы ясно обрисованы, так как через несколько дней, когда он выполнится, будет поздно.
   Природная близорукость лошадей позволяет людям заставлять их прыгать через высокие препятствия, хотя по своей природе лошадь, когда только можно, старается избегать прыжков. Свидетельством этому служит тот факт, что, будучи способной прыгать в высоту более 2 м, лошадь не перескакивает невысокую пастбищную изгородь, чтобы дотянуться до растущей за ней более сочной травы.
   Большого внимания заслуживает добрососедское отношение лошадей друг к другу. Упряжные лошади, например, узнают своего напарника через месяцы и даже годы его отсутствия.
   В заключение целесообразно привести интересный факт из долголетней практики Ф. Тезио по привязанности скаковых лошадей. Когда одна из кобыл его конюшни участвовала в скачке, для успокоения перед выходом на старт ее необходимо было провести возле денника другой кобылы, с которой она обычно работалась по утрам.
  
  
   О. БАЛАКШИН.
   По материалам журнала «Конь Польский»
  
"Коневодство и конный спорт" №12, 1989г., с.34-35
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом