О журнале  
Поиск
Из прошлого
По следам одной легенды
Дорофеева А.

   Если вас, уважаемый любитель конного спорта, судьба приведет во ВНИИ коневодства, что находится на Рязанщине, близ города Рыбное, то вам, несомненно, сначала покажут конный двор и лошадей, а затем отведут к камню с надписью «Воронъ с 1853 по 1861 г.» и к вознесшемуся над небольшой возвышенностью минарету старинной кладки из красного кирпича. И в то время как вы будете наслаждаться красотой природы здешних мест, вам расскажут старинную легенду о жившем тут некогда графе, он привез с русско-турецкой войны полонянку, в которую был безумно влюблен. Фамилия его была Дивов, он имел отличный рысистый завод, украшением которого был жеребец Ворон, самый красивый и самый резвый на свете. Молоденькая турчанка не разделяла любви старика. Чтобы угодить ей и скрасить ее тоску по родине, граф Дивов построил минарет. Когда минарет был построен, долго поднималась по винтовой кованой лестнице девушка, долго, стоя на балконе, вглядывалась в чуждую ей русскую природу и, помолившись аллаху, неожиданно для всех спрыгнула вниз. Убитый горем граф приказал заложить Ворона и помчался в Рязань за лекарем. По возвращении Ворон, пробежавший около 60 верст, упал у конюшни и больше уже не поднялся, а турчанку так и не спасли. Дивов приказал подковать Ворона на золотые подковы, взнуздать его золотой уздой, похоронить и поставить на могиле памятный камень.
   Приблизительно так звучит эта легенда, передаваемая из уст в уста. К сожалению, пока не нашлось документального подтверждения легенды, но кое-что из истории этих мест, а именно о сельце Городище, где сейчас располагается ВНИИ коневодства, удалось узнать.
   Действительный статский советник, генерал-майор Николай Адрианович Дивов (1792—1878) происходил из старинной дворянской фамилии, корни которой восходят к французской королевской династии Валуа. Во время правления Павла 1 Дивовы выехали в Париж, где и провел свои детские годы Николай. Во Франции он видел Наполеона, а в 1812 году сражался против него на Бородинском поле, будучи ординарцем графа А. И. Кутайсова. В событиях 14 декабря участия не принимал, но заслужил немилость Николая I и в 1828 году вышел в отставку. В конце 30-х годов жил в селе Зенино, превратив его в сказочное имение. Там он вывел новую породу крупного рогатого скота, названную «дивовской», сочетавшую в себе качества холмогорок и симменталов, которая, к сожалению, погибла от ящура. В 1844—1848. гг. путешествовал по Италии и, вернувшись в Россию, попал в разряд вольнодумцев и вынужден был удалиться в село Городищи Зарайского уезда Рязанской губернии. Некоторое время у него гостил М. Д. Бутурлин, записям которого мы обязаны столь многочисленными подробностями из жизни Дивова. С появлением Дивова в этих топких местах закипела работа. Там вырубали вековые липы — украшение существовавшей некогда усадьбы, прорывали водосборные каналы и пруды, а на горе, возвышавшейся в центре старинного парка, строился причудливый дом, представляющий собой смесь швейцарского и древнерусского стилей, с высоким мезонином и пристройкой-минаретом, оканчивающимся мусульманским полумесяцем. Это была одна из причуд Николая Адриановича, восхищавшегося красотами Константинополя. Внезапно постройка дома прекратилась, хотя полы были уже настланы, рамы и косяки вставлены,—Николай Адрианович пристрастился к коннозаводству, о котором до сих пор и не помышлял. Дом с минаретом был приспособлен под амбар и склад для угля. Новое увлечение стоило немало денег новоиспеченному коннозаводчику, однако Дивова с самого начала поджидали счастливые случайности. В 1853 году он за бесценок купил в Паддовском конном заводе двух кобыл, переставших жеребиться от старости. И все же одна из них принесла великолепного жеребчика, которого назвали Жемчугом. Второй удачей была покупка за 3 тыс. руб. вороного без отметин жеребца Ворона (Летун-Арабка), который был уступлен Дивову племянником дочери графа А. Г. Орлова А. Ф. Орловым единственно из дружбы. На заводе И. И. Дубовицкого был куплен сын Горюна трехлетний Туман. Городищенский завод быстро прославился, и продажа лошадей шла хорошо. За трехлетних меринов и кобылок платили ему по 700—800 руб. Но выручка едва покрывала расходы на содержание завода. Дивов жил в деревянном доме, напоминавшем своим убранством садовую беседку, который вплотную примыкал к каменному строению конюшен. Из внутренних комнат Дивов попадал в выводной манеж, от которого расходились широкие коридоры с устроенными денниками и стойлами. Существовал там же большой теплый манеж для проводки жеребых маток, здесь же гонялись на корде заводские жеребцы и другие лошади, находящиеся в тренинге. Отличное состояние поголовья поддерживалось хорошим кормлением и заботливым уходом. В летнюю жару лошади паслись только рано утром и поздно вечером, а в полуденный зной находились в темных и прохладных конюшнях, отдыхая от слепней и мух. В четыре часа утра их выгоняли, в девять часов пригоняли в конюшню для поения и отдыха и с четырех дня до десяти вечера снова выгоняли на заливные луга. Жеребят-отъемышей помещали в большой сарай, имеющий ворота в варок. Обслуживали поголовье лошадей 20 крепостных крестьян Дивовв. Все они вместе с управляющим и ветврачом жили при конюшне. Существовал ветлазарет, где были устроены шесть просторных денников и четыре стойла.
   После реформы 1861 года спрос на каретных лошадей заметно снизился и Городищенский завод стал приносить значительные убытки, вследствие чего все лошади были проданы в 1865 году А. Ф. Орлову за 30 тыс. руб. серебром.
   Известно, что в 1875 году конюшни Городищенского завода арендовал Петербургский купец Файмюд, где содержал покупаемых в разных заводах рысаков, сбывая их в Санкт-Петербурге.
   Умер Николай Адрианович в 1878 году, а в 1912 году—и последняя представительница этого древнего рода. В 1917 году завод был национализирован рязанским Губсельтрестом. Неизвестна судьба многотомных записок на французском языке Николая Адриановича Дивова, несколько глав из которых были опубликованы, неизвестно, куда исчезла колоссальная библиотека его брата Александра, которую тот привез с собой в Городищи. От прежнего великолепия остались лишь камень и минарет, который, к сожалению, постепенно разрушается.
   Недостроенный дом простоял до начала 40-х годов. Потом он был разобран местными жителями. Сохранилась небольшая часть старинной конюшни, там недавно располагалось маточное поголовье, но она пришла в ветхое состояние и сейчас ремонтируется.
   История этой местности после революции не менее интересна. До 1930 года Глебовско-Городищенский завод выращивал рысаков орловской породы. С 1934 по 1941 год там разводили брабансонов. С 1937 года этот завод становится опорным пунктом ВНИИКа и в 1947 году переименован в Опытный конный завод. Разводили в нем и рысисто-тяжеловозных помесей. В 1954— 1966 годах велась работа с лошадьми донской и буденновской пород, в 50—70-е годы здесь существовало чистокровное верховое отделение, а с 1978 года ведется работа с тракененской породой. Сейчас бывшее Городище — настоящее царство лошадей. Здесь можно встретить представителей самых разнообразных пород и даже шетлендских пони. Имеет завод и советских тяжеловозов, которых разводят в основном для производства кумыса. Тракененские и рысистые матки размещены в недавно отстроенной современной маточной конюшне.
   Сведений о прекрасной турчанке и ее трагической судьбе в описаниях истории Городищенского конзавода и истории графа Н. А. Дивова не оказалось. И это неудивительно. Если все и было так, как гласит легенда, то наверняка виновник случившегося сделал все возможное, чтобы до нас не дошло документальное подтверждение этой трагедии. И только конюхи и слуги — невольные свидетели произошедшего — могли донести ее до нас, передавая от поколения к поколению.
  
   А. ДОРОФЕЕВА
"Коневодство и конный спорт" №5, 1990г., с.36-37
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом