О журнале  
Поиск
Улучшение качества
Из опыта прошлого (о тренинге ахалтекинских лошадей и его проблемах)
Шамборант В.

   Ценный опыт прошлого, к сожалению, иногда забывается, не подхватывается и не развивается дальше, и нам приходится заново, как говорится, изобретать велосипед. Чтобы этого не случилось, нам хотелось бы рассказать о системе подготовки ахалтекинских лошадей к испытаниям, которая в свое время широко применялась и приносила ощутимые положительные результаты. Нельзя сказать, что в настоящее время она совсем утеряна и забыта, но, я думаю, дальнейшее ее развитие, совершенствование и распространение просто необходимы если мы хотим получить не только породную, но и выносливую, сильную, быструю, хорошо развитую лошадь.
   В 1957 году в Терском конном заводе было организовано отделение ахалтекинских лошадей. Из Ашхабадского конного завода (ныне «Комсомол») и лучших племенных ферм туда поступили три жеребца-производителя, 30 маток и 20 голов молодняка, в основном кобылок. Эти лошади были чистопородными, типичными, с отличными движениями и представляли особую ценность. Так, например, основной производитель Гелишикли имел изумительные неповторимые движения на всех аллюрах, хотя и был недоиспытан из-за сильного воспаления межкостного мускула травматического происхождения и последующей хромоты. У Факир Пельвана движения были немного хуже, а Таймаз в этом отношении оказался последним. Интересно отметить, что и по племенной ценности эти жеребцы располагались в том же порядке.
   Надо сказать, что условия кормления, пастбища в Терском заводе были хорошими. Однако применялись такие элементы табунного содержания, как обтяжка молодняка, ускоренная заездка в один день, практиковалось групповое кормление. Все это было неприемлемо в работе с ахалтекинцами и потребовало немало усилий для совершенно другого, более тонкого, подхода в воспитании жеребят.
   Поступивший в заездку молодняк распределили по тренотделениям. Весной жеребята уже делали пятисотки за 30 с. Авторитетный и опытный тренер И. Никитин, глядя на молодых ахалтекинских лошадей, предполагал, что на ипподроме их никто не сможет обыграть. Но он ошибся; на Пятигорском ипподроме в скачке с терскими и арабскими лошадьми ахалтекинцы доходили лишь до левого поворота, до горки, и к финишу «становились в обрез». Стало ясно, что практиковавшаяся система тренинга для ахалтекинского молодняка не подходит и необходимо разрабатывать новую.
   На следующий год весь молодняк передали мастеру-жокею Г. Шерстнякову и его талантливому помощнику М. Байрамукову в одно тренотделение. Новая система тренинга была окончательно выработана лишь на третий год, и забегая вперед скажем, что она полностью себя оправдала. В нее вошли не только новые, но и все ценные старые методы подготовки лошадей к испытаниям. Мы изучали приемы и схемы тренеров по подготовке спортсменов легкой и тяжелой атлетики. Большую помощь нам оказали подробные и дельные статьи и рассказы, практические советы Е. Готлиба.
   Кроме того, во время трехлетней совместной работы многое было заимствовано у замечательного тренера Л. Росяка (схема тренинга, работа по пересеченной местности и т. д.), пятикратного победителя дерби на чистокровных верховых лошадях, а также у известного в прошлом тренера рысистых лошадей С. Ляпунова, который выиграл пять дистанционных императорских призов и прославил старую линию Корешка, работая с его потомством.
   В чем же заключалась разработанная заново система тренинга?
   Во время подготовки лошадей к скаковому сезону работа в заводе проводилась не только на кругу, но и обязательно по пересеченной местности. Были увеличены дистанция и время ежедневной утренней тренировки: до одного-двух часов для двухлеток и до трех часов для лошадей трех лет и старше.
   Наиболее интенсивную нагрузку следует давать лошади до испытаний, чтобы не перегружать ее в скаковом сезоне. К сожалению, тренеры часто делают наоборот: наряду с проведением испытаний начинают усиленно форсировать и исправлять недоработки заводского тренинга. В результате лошади быстро выходят из порядка, худеют, учащаются случаи травматических повреждений конечностей (броки, букшины, растяжение связок, миозиты).
   Маршрут ежедневного тренинга в конном заводе должен обязательно проводиться на местности, с различной твердостью грунта: низкий, с большим захватом ход вырабатывается по легкой сухой дорожке и по целине, а для развития мышц и укрепления связок необходима работа по мягкому вязкому грунту (пахота или песок). Все это обеспечит успех в скачках на ипподроме при любых погодных условиях.
   Рельеф пересеченной местности Терского завода очень удобно подходил для тренировки. Работу начинали рысью по целине, затем по пахоте. После пятиминутной передышки (шагом) поднимались в гору до леса размашкой и затем около 2 км спускались шагом в конюшни. По окончании работы лошадей вываживали под попонами, даже в теплую погоду, что очень хорошо сказывается на работе сердечно-сосудистой системы и ускоряет восстановительные процессы в мышцах.
   Сила и объем мышц не всегда бывают равнозначны, и «пышно» развитая мускулатура не обязательно должна сопровождаться силой. Для развития силы требуется хотя бы кратковременная максимальная нагрузка. Поэтому сразу после заездки полуторников в работу с ними мы включили короткие отрезки кентером с кончиками 200 м, а по пересеченной местности кентеровали всегда в тонусе. Хочется добавить, что тренер очень внимательно следил за подготовкой каждой лошади и постоянно верхом сопровождал группу во время тренировки.
   Работа с заезженными полуторниками не ограничивалась только утренней тренировкой под седлом. Вечером жеребчиков выпускали в большой паддок, а спустя 15 мин два работника тренотделения заходили в середину паддока и гоняли жеребят галопом по кругу около 30 мин. Чтобы молодые лошади приучались прыгать, за некоторое время до окончания галопа ставили препятствие высотой 60—80 см, как при напрыгивании в шпрингартене. Затем в течение 15—20 мин лошади свободно шагали, успокаивались, после чего их загоняли в денники. По такой же схеме работали вечером и с кобылками.
   Совместное пребывание жеребчиков в паддоке до и после заездки способствовало тому, что, привыкая друг к другу, в более старшем возрасте (2— 2,5 года) они уже не «выясняли отношений» и спокойно гуляли вместе.
   Жеребцов трех лет и старше вечером шагали без седла под всадником. Кобылок трех лет также шагали или выпускали в паддок (леваду).
   Во время заводского тренинга лошадей обучали простым элементам выездки, которые являлись как бы гимнастикой для развивающегося организма. Так, например, Арслан, 1969 г. р., заезженный и тренированный И. Прохоровым, прыгал на корде, выполнял пассаж, ходил испанским шагом, по команде ложился. В первый же год испытаний жеребец выиграл пять раз, в том числе приз имени М. И. Калинина. Хотя он был строгим по характеру, но на стартах вел себя хорошо, был способным и отдатливым в выездке. В старшем возрасте Арслан отлично прыгал, успешно выступал в конкурах (на мощность прыжка) на зональных соревнованиях, был признан чемпионом породы на Махачкалинском ипподроме.
   Лошади ахалтекинской породы требуют бережного и внимательного отношения. Чтобы не вызвать заболеваний верхних дыхательных путей, при резком понижении температуры воздуха или в сильный мороз резвую работу заменяли легкой. Тренер должен постоянно следить за состоянием лошади, перед работой ежедневно измерять ее температуру, проверять, съеден ли корм, блестит ли шерстный покров, как ведет себя в деннике, то есть должен замечать все до мелочей.
   Ремонтный молодняк обязательно проходил спортивную подготовку, при которой у лошади определяли качество движений. Например, Юлдуз, Финиш, Гарем, Геледжек, Аметист — все были напрыганы и отличались хорошими спортивными способностями. По окончании скачек трехлетних кобылок напрыгивали в заводской спортшколе. Это приносило двойную пользу, так как на них одновременно обучали верховой езде молодых конюхов и начинающих спортсменов. К весне можно было уже четко решить, каких кобылок определять в маточный состав, а каких выранжировывать. Таким образом, от- бор по работоспособности проводился не только по скаковому классу, но и по спортивным способностям, что очень важно для ахалтекинской лошади как специализированной верховой с природными задатками к выездке и прыжку, которая должна быть на движениях приятной для всадника.
   При работе по изложенной выше системе отбора и тренинга начиная с 1962 года были достигнуты хорошие результаты. В Ростове-на-Дону на ахалтекинских лошадях отлично выступали жокеи А. Зекашев и М. Байрамуков под руководством тренера Г. Шерстнякова. На Посмане были выиграны приз имени М. И. Калинина и дерби. Блестяще скакали Азат и Арслан. В 1969 году молодым тренером А. Майфетовым с жокеем А. Зекашевым и ездоком (тогда еще конмальчиком) Ю. Владимировым было выиграно 16 призов, в том числе приз имени М. И. Калинина и дерби. Были установлены рекорды на жеребцах Калтаман 1.43,6 (1600), Ельхан 1.58 (1800), Опал 1.57 (1800), Аметист 2.11,5 (2000), Факел 2.40 (2400), а также на кобылах Гвоздика 1.44 (1600), Орхидея 1.58 (1800). По моему мнению, на сегодняшний день проверенная система заводского тренинга мало применяется. Необходимо постоянно развивать и совершенствовать выращивание, кормление, содержание, тренинг лошадей, а также селекционную работу во всех хозяйствах, где разводят лошадей ахалтекинской породы.
  
   В. ШАМБОРАНТ
"Коневодство и конный спорт" №6, 1990г., с.9-11
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом