О журнале  
Поиск
.
Моя работа с кобылой Дидой
Громова Н.

   Моей Диде сейчас уже 12 лет. Это крупная гнедая кобыла с выразительными большими глазами, очень умная и чуткая.,
   Однако спортивная биография ее сложилась не совсем удачно. Растяжение сухожилий левой передней ноги вывело ее из строя в самые хорошие годы, когда она с ее данными могла бы делать «чудеса» в том виде конного апорта, для которого она создана по своему экстерьеру. Это типичная стипльчезная лошадь.
   Моя спортивная биография целиком связана с Дидой, несмотря на то, что почетное звание чемпиона в первый раз я завоевала не на Диде и что прыжки, которыми я очень увлекалась и добилась в них значительных результатов, я совершала не на ней.
   Через мои руки прошло значительное количество лошадей, но с Дидой моя жизнь оказалась связанной крепче, чем с остальными. Дида пришла в конюшню «Пищевика» осенью 1947 г., после не совсем удачно сложившегося для нее скакового сезона на Московском ипподроме. Меня заинтересовала пугливая, недоверчивая трехлетка, шарахавшаяся от людей и не желавшая ничего брать из рук человека.
   В это же время к нам поступило еще несколько новых молодых лошадей, из которых была создана особая группа, с которой я и начала работать. Трудное это было время. Дида была нелегкой лошадью. Нервна, пуглива до предела, и это мешало ей усваивать навыки, которые прививались молодой лошади на уроках.
   Все видимо ей «мерещились» старты скачек. И не раз при поворотах вместо завершения фигуры мы с нею оказывались в один момент на другом конце манежа. Пришлось проявить массу терпения и безграничной ласки, чтобы успокоить ее настолько, чтобы можно было ею управлять. К тому же я была тогда сама молодым и неопытным всадником. Начав серьезно заниматься конным спортом лишь с 1947 г., я сразу столкнулась с огромными трудностями перевоспитания самой нервной и горячей по своей натуре лошади из тех, каких только мне приходилось встречать.
   Однако Дида не осталась неблагодарной.
   Из худой, костлявой и угловатой, с тонкой шеей и торчащими маклаками Дида превратилась в признанную красавицу лошадь.
   Вспоминается первое выступление на соревнованиях и первая победа. В феврале 1948 г. состоялся конкур для молодых лошадей. Для неопытной и еще плохо управляемой Диды паркур был трудным. Но как будто чувствуя ответственность момента, Дида стала очень чуткой к всаднику. Она, как пташка, пронеслась над препятствиями и завоевала первое место.
   С весны 1948 г. и по декабрь 1949 г. мы были разлучены. У Диды в это время родился сын, названный в честь отца Фиделио, что означает верный, преданный.
   Дальнейшая наша дружба возобновилась с декабря 1949 г. Началась серьезная работа по подготовке Диды к многоборью и стипльчезам.
   Элементы выездки, необходимые для первого дня многоборья, давались Диде трудно. Камнем преткновения явились и сокращенный галоп и прибавленная рысь (у Диды были очень плохие движения на рыси).
   Но ничто, кажется, так трудно не давалась ей, как положение сбора. Скаковая растянутая лошадь, она боролась долго и настойчиво против желания человека сгруппировать, согнуть ее и заставить работать в таком положении. Но тут выявилось одно очень ценное качество: упрямая, нервная, она тем не менее, усвоив что-то, выполняла это всегда точно и расчетливо.
   В упорной работе подошло незаметно первенство г. Москвы 1950 г. Так как никто не верил, что такая неуравновешенная, горячая лошадь, как Дида, может пройти это трудное испытание, ее в командное первенство .не включили. Но три дня личных соревнований закончились победой— Дида вышла на второе место.
   Отличное прохождение кроссовой дистанции (6 км) натолкнуло моего тренера (М. М. Громова) на мысль пустить Диду на всесоюзных соревнованиях в стипль-чезе. Ее стипльчезный тип, аккуратность и настильность прыжков, достаточная напрыганность подтверждали правильность этой мысли.
   Началась вдумчивая и серьезная подготовка. Признаюсь, было очень трудно: буквально все спортсмены, тренеры не верили в идею возможного совмещения одновременной подготовки к таким видам выступлений, как стипль-чез и многоборье.
   Однако во всесоюзных соревнованиях Дида уже шла в многоборье за команду своей школы. Я поставила перед собой задачу провести Диду по многоборному испытанию без излишнего напряжения в борьбе за личное первое место, чтобы можно было в полную силу использовать ее в стипль-чезе, который разыгрывался через 3 дня. Отдохнув, мы с Дидой вышли на старт самого серьезного стипль-чеза в Советском Союзе. Дистанция — 6 км, количество препятствий — 18, высота их—120—140см.
   Никогда не забыть мне этого дня. На старте Дида была так нервна, что пришлось ее держать двум сильным мужчинам и пустить ее сзади. Воспоминания так волнуют маня до сих пор, что не хватило бы страниц, чтобы их описать. Стипль-чез окончился победой Диды — установлением всесоюзного рекорда. А .потом... лотом наступил 1951 г., принесший нам с Дидой сразу 3 .победы — первую на московских соревнованиях— всесоюзный рекорд и звание чемпиона г. Москвы в четырехкилометровом стипль-чезе; вторую и третью на всесоюзных соревнованиях — 2 звания чемпиона СССР на многоборье и стипль-чезе.
   Весной 1952 г., в самый разгар подготовки к летним соревнованиям нас постигло несчастье: из-за глупого случая, даже не на работе, Дида вышла из строя. Все лето было посвящено ее лечению, но о возвращении в строй стипльчейзеров и многоборцев говорить уже не приходилось. А на лето 1952 г. были задуманы такие большие планы и все рухнуло...
   И вот тогда-то, чтобы не расставаться с любимой лошадью, я решила и самой переквалифицироваться: из спортсмена скаковика, прыгуна и многоборца стать спортсменом по выездке. Но это оказалось не так просто сделать.
   Дида воспринимала все очень медленно и в основном из-за своей нервозности.
   3 года большой работы позади. Многое в достигнутом еще остается шлифовать и отделывать, но результат тяжелого труда налицо: Дида вышла в число лучших лошадей Советского Союза по высшей школе.
   Огромную помощь в подготовке к этому последнему виду оказал мне мой тренер, заслуженный мастер опорта И. М. Чалый. Я от всей души благодарна ему за это.Первый успех по высшей школе верховой езды Дида имела на московском первенстве 1955 г., завоевав для меня звание чемпиона г. Москвы по группе женщин и второе место в общем зачете. Из 7 присвоенных мне почетных званий чемпиона СССР и г. Москвы—5 .принесла мне Дида.
  
  
   Н.Громова
   Мастер спорта
  
"Коневодство и конный спорт" №3, 1956г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом