О журнале  
Поиск
Конный спорт
Лошади для корриды
Елагина И.
Коррида ... Кто-то видит в этом подобие бойни с известным заранее результатом, зато все, вероятно, восхищаются видом изящных всадников в парадных китесах на прекрасных боевых лошадях, готовых в любой момент ринуться навстречу нападающему быку или вовремя ловко увернуться от него, спасая себя и человека от опасных рогов животного. Кстати, в современной португальской корриде участь быка — не обязательно гибель, а потому этот красочный спектакль в последнее время все больше обретает вид спортивного состязания, требующего особой выезженности лошади, ловкости человека и, конечно же, смелости торро (быка) — основного участника этого зрелища. В корриде участвуют быки особой породы, которых специально не тренируют — животное рождается со склонностью нападать на все, что движется, — будь то лошадь, человек или мулета тореадора. Мнение, что быки реагируют на красное, — заблуждение, поскольку они лишены цветового зрения. Животное безрассудно сражается со всем, что, по его мнению, бросает ему вызов. Так, например, известен случай, когда бык напал на скорый поезд, пересекавший ему дорогу.
   Только прекрасные иберийские кони, традиционно используемые в корриде, способны тягаться с быком в силе, а в ловкости и изворотливости даже превосходить его. Эти лошади не боятся быков, а наоборот, по отношению к ним агрессивно настроены. Внешность лошадей этой древнейшей породы очень напоминает древнегреческие изображения сцен с участием коней в сражениях и военных походах. В настоящее время различают три типа иберийцев. Испанские андалузские лошади — очень нарядные, имеющие более вытянутый корпус, чем у португальских лузитанских, массивных и очень сильных лошадей, которых и используют главным образом в корриде. Третий тип — альтер-реальские, представляющие собой нечто среднее между первым и вторым типами. Они не такие изящные, как андалузские, но и не настолько мощны, как лошади лузитано.
   Для успеха на арене мало того, чтобы в конских жилах текла иберийская кровь их военных предков. Лошадей для корриды готовят в течение многих лет, тренируя особым способом. Старая французская (или романская) школа верховой езды дошла до наших дней из глубины веков, сохранив свою классическую основу, сущность которой — в выработке равновесия лошади. При сборе корпуса центр тяжести животного смещается назад. Лошадь облегчает себе тем самым перед для более ловких маневров, резких смен направления движения. При этом всадник управляет лошадью шенкелем, наклонами корпуса и положением шпоры (в большинстве случаев с колесиком). Мундштук или пелям играет второстепенную роль. Знатоки корриды помнят всадника из Бадахоса, успешно выезжавшего на арену вообще без оголовья — настолько совершенно он владел другими средствами управления лошадью. Эта старейшая мавританская манера езды раньше носила название джинета, что значит «копье», из-за того что руки всадников были заняты оружием. Управляли лошадью ногами и корпусом.
   Позже, в XVI веке, в Неаполе мавританская езда стала обретать классическую форму, а в дальнейшем, перекочевав из Италии во Францию, где в то время царила эпоха Ренессанса, в Версальском манеже благодаря Ф. Де ля Гериньеру в XVIII веке обрела окончательный вид. Верха совершенства в этой школе достиг Ф. Боше. Именно он уделил основное внимание работе с равновесием лошади. Маркиз де Мариальва привез эту школу верховой езды в Португалию, где ее стали использовать на арене в бое с быком. Изначально сформированная как военная, она требовала от лошади полного повиновения и готовности к работе в любых условиях, ведь от этого могла зависеть жизнь всадника. Значит, у лошади должно быть стремление «выкладываться» полностью. Именно так и тренирует своих лошадей известный тореро Лидия Артамонова, как многие говорят «тореадор от рождения». Само слово «лидия» в Португалии означает «сражение с быком». Она приехала в Россию примерно год назад, а до этого выступала на лучших аренах Испании, Португалии и Франции.
   Она привезла с собой в Россию португальскую корриду, а вместе с ней и старую французскую школу верховой езды. При работе с лошадьми Лидия Артамонт (так звучит ее фамилия на испанский манер) большое внимание уделяет особенностям их восприятия. Опыт Лидии показывает, что взрослое животное способно воспринимать обучение не более 20 мин в день. Увеличение этого времени только утомляет его, поэтому Лидия работает с лошадьми 1—2 раза в день примерно по 40 мин, включая разминку. Это также одна из особенностей старой французской школы. Так лошадь привыкает получать удовольствие от работы и старается выполнить каждый элемент как можно лучше, с большей отдачей, что очень немаловажно в поединке с быком.
   Сейчас Лидия работает с девятью основными лошадьми, привезенными из Франции и Испании, шесть из которых наиболее соответствуют поставленной задаче. Это лошади преимущественно иберийской породы: темно-гнедой красавец — андалузский жеребец Конан Варвар; три лошади лузитано: один из них — десятилетний Илюстрадо, светлосерый жеребец, внук прославленного вороного Бафшадо, того самого коня, который впервые сделал новый прием неожиданного ухода от рога, ломающий траекторию движения быка. Этот прием получил название «киебро», его теперь используют многие тореадоры. Илюстрадо появился у Лидии в полуторагодовалом возрасте, и с тех пор это одна из ее основных лошадей. Этот конь поистине уникален: Илюстрадо работает и как лошадь бандерильи, и как лошадь салиды, то есть первой стадии корриды, наиболее опасной и сложной. Здесь лошадь «принимает» быка, привлекает внимание животного, зовет в атаку, заставляет двигаться за собой, используя для этого особые приемы (Илюстрадо делает это на испанском шагу назад), останавливает быка, который, вылетая на арену, начинает бросаться на всех подряд. Задача пикадора — заставить животное следовать за лошадью, выявить его особенности, манеру нападения, ну и, конечно же, продемонстрировать публике смелость и ярость торро (быка).
   Вторая стадия — бандерилья — требует от лошади и тореадора гибкости и артистичности. Здесь Лидия также демонстрирует мастерство на красавце Илюстрадо.
   Илюстрадо, как и других жеребцов, принадлежащих Лидии, используют в племенной работе, но это не влияет отрицательно на их рабочие качества. Лошади этой породы обладают уравновешенным характером: они быстро успокаиваются после стрессов, хладнокровно ведут себя на арене с быком, не паникуя в опасные моменты.
   В настоящее время в корриде используют как жеребцов, так и кобыл. Например, Л. Артамонова весьма успешно выступает на лузитано-арабской кобыле Азиз. Эта небольшая и изящная серая кобылка не уступает по рабочим качествам жеребцам, а иных и превосходит. Иберийские лошади довольно позднеспелые, их начинают активно использовать только с 5—6 лет. Взрослеют они годам к восьми, но зато при правильном содержании и разумных нагрузках не теряют работоспособности до 20, а иногда даже до 30 лет! Заездку молодняка начинают в три — три с половиной года. Как и всякое искусство, испанская выездка не терпит суеты, а потому опытный берейтор неспешно, постепенно переходя от одного элемента к другому, в течение многих лет готовит молодую лошадь. Вначале ее работают на капцунге (специальном недоуздке) в руках или на корде. В течение почти целого года у лошади вырабатывают естественный баланс при движении по прямой. На втором году обучения начинают работу в сборе на кругу и в углах манежа: животное учат подводить заднюю часть корпуса при воздействии хлыстом, работать плечом внутрь, останавливаться, осаживать, делать пируэты на шагу. По мере освоения этих элементов при-'"•• ступают к более сложной и продолжительной стадии подготовки — выполнению элементов высшей школы верховой езды, таких, как принимание, пиаффе, испанский шаг и многое другое на шагу и на рыси. Только после этого начинают работу под верхом. В рот лошади вкладывают железо и воздействие плавно переносят на рот и бока лошади. Ее учат правильно реагировать на команды поводом и шпорой. Только после достижения полного контакта между всадником и лошадью при правильном выполнении всех упражнений начинают работу на галопе.
   В венской школе лошади выполняют сложнейшие упражнения:
   свечки, каприоль — мощный прыжок вперед и вверх, во время которого лошадь выпрямляет задние ноги, курбет — прыжок с приземлением на задние ноги, баллотаду. Выполнение таких прыжков требует от лошади активной работы задними ногами и корпусом, для чего сбор лошади на пиаффе увеличивают до такой степени, что центр тяжести смещается назад настолько, что практически вся тяжесть тела лошади переносится на задние ноги.
   Для работы с быком подбирают некрупных лошадей — они более подвижны и устойчивы, их центр тяжести находится ближе к земле, и это способствует равновесию. Хотя иберийские лошади бывают и довольно внушительных размеров — до 170—180 см в холке.
   Как и все современные тореадоры, Лидия традиционно использует снаряжение образца XVIII века. Непривычное для россиского конника, но очень удобное старое французское седло, в свое время перенятое потругальцами, обеспечивает всаднику более глубокую и прочную посадку, чем любое спортивное. Изначально это седло пришло от мавров. В дальнейшем было немного переработано и усовершенствовано, а свой окончательный вид обрело во Франции в XVIII веке, отчего его и называют французским военным седлом. Упомянутый маркиз де Мариальва (тот самый португалец, которому конная коррида обязана своим законодательством) демонстрировал в Португалии французскую школу верховой езды, сидя именно в таком седле. В результате седло это получило широкое распространение в Португалии. Его стали называть португальским корридным седлом.
   Основное требование к корридному седлу, как и к военному, — большая прочность посадки человека и возможность комфортно себя чувствовать верхом в течение многих часов. Сохранение формы корридного седла в течение нескольких веков только лишний раз доказывает, что оно полностью соответствует этим требованиям. Кстати, испанские пастухи только в таких седлах и ездят: в них можно без устали провести весь день. К тому же это идеальное седло для выездки: во французском Сомюре и венской школе используют такие седла, только бортик (передняя и задняя луки) в выездке чуть пониже. В корриде этот бортик называют «три четверти», а на седлах для французской и венской выездки бортики двухчетвертные и четвертные. В Португалии же высота бортика выездкового седла та же, что и корридного.
   Особое внимание в корриде уделено стременам — в отличие от более легких, манежных, они полностью закрытые, представляют собой деревянную коробку, окованную железом. Весит каждое такое стремя примерно по 2 кг. Эта форма стремян вызвана тем, что в португальской корриде втыкать бандерилью, то есть наносить удар быку, можно только в то время пока его голова не прошла стремени наездника и находится либо на уровне плеча лошади, либо на уровне ноги. При этом за простое манежное стремя бык может легко зацепиться рогом и повалить лошадь. Однако от сильных ударов бычьих рогов деревянные стремена легко разлетаются, и поэтому их нельзя рассматривать как защиту ног всадника.
   Ноги и корпус лошади также ничем не защищены, и спастись от быка она может только за счет ловкости, обретаемой при выездке:
   ее гибкость, сноровка и быстрая реакция являются результатом многолетнего труда и тренировок.
   Для предохранения ног лошади от засечек и травм во время резких движений надевают ногавки. Бинты никогда не используют из-за существующей опасности запутаться в них в случае их повреждения.
   Так как лошади работают на улице при любой погоде, от влаги и ветра их поясницу защищает шераль — некое подобие попоны. Она может быть сделана из кожи или меха и на ремнях прикреплена к седлу сзади.
   Корридное оголовье отличается от обычного только тем, что состоит из более широких и толстых ремней, с крупными прямоугольными или овальными пряжками. Железо во рту лошади может быть любое, даже трензель — это зависит только от особенностей конкретного животного. Но все же стандартным железом остается португальский пелям: традиционно черного цвета, он проходит определенную обработку и поэтому не имеет блестящего или хромированного покрытия, но, несмотря на «грозный» вид, такой пилям намного «мягче» обычного, так как имеет более короткий рычаг.
   В последнее время португальская коррида получает все большее распространение. В Португалии с тех пор как много веков назад во время сражения с быком погиб член королевской семьи, введен запрет на какое-либо убийство на арене. Теперь пики, втыкаемые в загривок быку, имеют острие не более полутора сантиметров и не приносит животному увечий. Такая коррида получила название «турада». Ее цель — продемонстрировать выезженность лошади, а лучших быков после турады с успехом используют в племенном деле. Сейчас все идет к тому, чтобы запретить испанский вид корриды с обязательным убийством и сделать выступление торреро и быка только спектаклем. Совсем отказываться от корриды нецелесообразно, ведь, во-первых, тогда придется прекратить разведение особой породы быков, веками совершенствующейся и выращиваемой специально для боя, а, во-вторых, это полезная школа подготовки лошади, которая затем может более успешно выступать в любых соревнованиях и шоу.
   Совместно с группой конных каскадеров «Каро» Лидия планирует организацию школы, где знаменитая женщина-тореадор будет заниматься выездковой работой: проводить регулярные занятия либо на клубных лошадях, находящихся в конюшне в Сокольниках в Москве, либо на лошадях владельцев, занимающихся в этой школе. Не исключена возможность подготовки лошадей клиентов, причем любой породы.
   Лидия Артамонт подходит к верховой езде не как к спорту, а как к искусству, что исключает какиелибо разряды и соревнования. Она считает, что для человека важно получать удовольствие от того, что он делает, ради чего он трудится. Поэтому со своими учениками Лидия собирается организовать выездковые шоу — конный балет, что довольно широко практикуют в Португалии. Скоро и российские конники благодаря ее клубу смогут попробовать себя в подобных программах.
  
"Коневодство и конный спорт" №1, 2001г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом
Фото и рис. И.Елагиной


Лидия Артамонт на андалузском Конан-Варваре


Испанский шаг


Португальское седло для корриды