О журнале  
Поиск
Улучшение качества
Думы селекционера
Шульман А.
(В порядке обсуждения)
  
   Работы кандидатов наук отдела разведения Всесоюзного научно-исследовательского института коневодства А. Фомина «О внутрипородном гетерозисе», опубликованные в нашем журнале (1964 г. № 9 и 10), и Г. Рождественской «Племенная работа с орловским рысаком» (1965 г. № 5 и 7) вызвали ответную статью профессора Витебского ветеринарного института О. Ивановой «Методы племенной работы при разведении по линиям» (1966 г. № 3 и 5). О. Иванова прежде всего считает: «При резко ограниченном числе линий в породе автоматический инбридинг может перерастать в стихийный вследствие сильного воздействия генетического сходства животных и повторяющиеся предки начинают встречаться в более близких рядах родословной. Поэтому ограничение числа линий, вызывающее чрезмерное родство животных, создаёт угрозу вырождения породы». Основываясь на этих выводах, она далее пишет: «Поэтому, нам кажется, для сохранения в чистоте орловского рысака нужно усилить влияние в породе тех линий, которые находятся под угрозой исчезновения или ухода в маточный состав. Сделать это следует за счёт получения более ценных производителей – продолжателей линий, доведя число линий минимум до 16». И в этой же статье О. Иванова, ссылаясь на книгу профессора В.О. Витта «Практика и теория чистокровного коннозаводства», предлагает в орловской породе иметь столько же линий, сколько в чистокровной, то есть не менее 20. Итак, согласно этим доводам в породе рекомендуется иметь от 16 до 20 линий. Иными словами, существование породы и её прогресс рассматриваются под углом зрения возможно меньшего генетического сходства линейной структуры, что определяется количеством их для последующей работы.
   Одновременно линия трактуется как постоянная структурная часть породы, которая может быть в нужный момент восстановлена и доведена по своему значению в породе до уровня ведущих линий.
   Теперь рассмотрим этот же вопрос исходя из эволюции современных рысистых пород. В мире существуют четыре рысистые породы: орловская, американская, русская и французская. Из истории этих пород (кроме французской) мы знаем, что становление их было связано с бурной дифференциацией в начальный период своего образования, что в свою очередь обусловливалось многосторонностью предъявляемых требований. Если взять орловского рысака, то к нему первоначально предъявлялись требования – улучшателя массового коневодства, призовые качества, поскольку конская охота приняла широкий спортивный размах, и наконец, городская езда, помимо резвости, ценила в орловском рысаке нарядность, которая складывалась из элементов: породности, особенностей аллюра и модных оттенков мастей. Словом, требования носили универсальный характер. Соответственно этому к концу прошлого века орловская порода насчитывала примерно 26 линий (см. введение к первому тому ГПК). Американский рысак, ведущий своё летосчисление от Гамблетониана-X, рождения 1849 г., в тот период имел 14 линий: Барон Вилькса, Альсиона, Аксворти, Питер тзи Грейта, Бингена, Вильтона Онварда, Джей Берда, Альмента, Директора, Элекшионира, Бельмонта, Мембрайно Чиф и Моргана (см. введение к III тому ГПК А.Н. Владыкина). Соответственно русская порода в период своего становления имела 17 линий: Дженераль Форреста, Альвина, Байрета, Э.Л. Робинзона, Квартер Кезина, Боб Дугласа, Барон Роджерса, Гарри Мак Керрона, Аксворти, Питер тзи Грейта, Гей Бингена, Пасс Роза, Вольбурна М., Кинней Лу, Дже Мак Грегара, Каптэн Вельбриджа, Гарло.
   В настоящее время к концу 60-х годов нашего века в орловской породе осталось 9 линий, в русской – 7, в американской (по утверждениям американцев) всего две. Во французской породе в силу более специфических узких требований, предъявляемых к ней на протяжении всего её существования, 5—6 линий: Бемекура, Кёнигсберга, Эрнани, Онтарио, Интермеда и Кве Вадиса (см. обзор В.О. Витта «О французских рысаках», 1961 г. № 7, 8, 9). Французская рысистая порода главным образом развивалась в спортивных целях. К ней не предъявлялись требования массового улучшателя, ибо этим целям отвечали англо-норманы, которые в свою очередь являлись основой создаваемоё рысистой породы. Требованиям разъездной и каретной лошади отвечали норманы, выделенные из этой же породы. Не следует забывать, что порода эта оформилась лишь в 1937 году (закрыт студбук), всего на четыре года раньше русской. На протяжении периода становления французского рысака, начиная с Фусшия (1883—1937 гг.) – периода занявшего немногим более 50 лет, постоянно приливалась кровь чистокровной, орловской и американской пород, то есть породу совершенствовали за счёт других. Естественно, что той линейной дифференциации, которая свойственна перечисленным выше трём рысистым породам в ней не было.
   Итак, за последний период мы наблюдаем в мировом масштабе, наряду с прогрессом и совершенствованием рысистых пород, резкое сокращение в них числа линий. Поскольку профессор Иванова затрагивает в этом отношении и чистокровную породу, то следует напомнить, что в своём труде – «Практика и теория чистокровного коннозаводства» В.О. Витт писал: «В настоящем смысле ведущими линиями, линиями мирового значения в чистокровном коннозаводстве являются, как я считаю, только 6 линий: Фалариса, Гэйнсборо, Суинфорда, Тэдди, Брюллера и Дарк Ренальда». В этой же книге, кроме ведущих, даётся обзор так называемых местных линий, имеющих значение в отдельных странах.
   У нас в Советском Союзе в чистокровной породе имеется 11 линий, а до войны их было меньше. Число линий возросло за счёт завоза производителей из-за рубежа. После прекращения завоза производителей и стабилизации линий следует предлагать обратный процесс за счёт сокращения менее продуктивных линий. Но вообще трудно укладывается сравнение орловской породы с чистокровной, когда в последней, мировой маточный фонд составляет более 60 000 голов, а в орловской всего основного ядра – 1372 головы. В то же время орловская порода разводится только у нас, чистокровная почти во всех странах мира. Итак, мировая практика разведения рысистых пород, и не только рысистых, говорит об обратном о сокращении числа линий наряду со специализацией и совершенствованием их на основе предъявляемых требований со стороны народного хозяйства и экономики. Сокращение числа линий в породе не грозит и никогда не грозило вырождением и отмиранием пород. Существование любых пород, их совершенствование и специализация зависят только от запросов народного хозяйства, от экономических факторов. В.О. Витт в своей книге «Из истории русского коннозаводства», говоря о причинах исчезновения орловской верховой породы и считая, что она имела все основания к дальнейшему развитию писал: «Та или иная методика или техника разведения ничему не могут помочь, если экономика конепроизводства говорит своё властное слово, накладывает запрет на развитие определённой отрасли». Примером упомянутой выше специализации может служить американская рысистая порода, разводимая только для спорта. За последние полвека, отвечая запросам спортивного бизнеса, она внутри себя резко дифференцировалась на рысаков и иноходцев и соответственно на рысистые и иноходческие линии. По сути это уже две породы со своей обособленной линейной структурой. Следуя дальше по этому пути, американцы за этот же период из многих ранее существовавших в породе линий отселекционировали по резвости на рыси две: Питер тзи Грейта и Аксворти и на их основе повели рысистое дело в направлении дальнейшей специализации за счёт получения новых линий.
   Но в настоящее время линии Пирет тзи Грейта и Аксворти – это такой же анахронизм, как у нас линии Пройды и Летучего. На самом деле в наше время в американской рысистой породе насчитывается примерно 5—6 линий: Воломайта, Скотлэнда, Ли Акскворти, Гей мак Киннея, Трюэкса, выделяющих из поколения в поколение, ведущих в породе производителей таких, как Старс Прайд, Хут Мон, Тзи Интрудер, Родней, Спенсер, Флорикейн, Нибл Гановер и другие. Перечисленные производители имеют перспективу в свою очередь стать родоначальниками своих собственных линий. На этом примере можно убедиться, что в силу постоянно действующего закона линейной дифференциации пород через отмирание и нарождение новых линий американская порода не замкнулась и далека от вырождения. Если верить утверждениям О. Ивановой, что сокращение линии ведёт к вырождению пород. Наряду с этим нелишне напомнить, что идея восстановления старых отмирающих линий, выдвинутая О. Ивановой, для нас не нова. Мы, практические работники коннозаводства, по инициативе ВНИИК, начиная с конца 30-х годов и кончая началом 50-х, занимались восстановлением многих линий в орловской породе и частично в русской, но, несмотря на все старания, не восстановили ни одной. Мы тогда ещё пришли к выводу что процесс отмирания линий в породе закономерен и необратим. Нам стало ясно, что по отношению к породе линия – это категория времени и об этом уже писал профессор И.И. Лакоза в своём плане работы с орловской породой, опубликованным в трудах ВНИИК за 1958 год. Так что О. Иванова со своей рекомендацией увеличения числа линий в породе, о природе автоматического инбридинга были направлены против Г. Рождественской, которая писала в своей, упомянутой выше, работе: «Анализ работы в породе показал, что ведение линий основным методом кроссов при ограниченном объёме породы привело по существу к безлинейности и вынужденным систематическим инбридингам»… «Линии, особенно в орловской рысистой породе, необходимо вести методом родственного разведения, с инбридингом на родоначальника, или его предков с целью создания консолидированных однородных групп, несходных между собой, с последующим их скрещиванием для получения эффекта гетерозиса». И дальше автор, продолжая рассуждать в этом же плане, пишет: «Ценным для получения резвых рысаков и выдающихся производителей является так называемый подкрепляющий инбридинг, то есть инбридинг на одного из предков матери отца. Однако использование этого метода при работе с линией часто приводит к уклонению от типа линии и даже созданию новой линии (например, линия Отбоя)». Дальше автор предлагает молодые линии: Отбоя, Пилота, Ветра и Успеха использовать в кроссах одновременно в родственном разведении. В тех же случаях, когда ввиду замкнутости породы нельзя избежать вынужденное систематическое родственное разведение в старых линиях, Г. Рождественская рекомендует «…в определённых запланированных случаях скрещивание с американским и русским рысаком». В свою очередь, говоря о создании «двухлинейных лошадей», А. Фомин писал: «Так, из 26 таких лошадей класса 2.20, четырнадцать являются продуктами скрещивания лошадей, инбридированных на Вармика, с лошадьми инбридированными на Недотрога, Кронпринца, Летучего, Громадного и сына Удалого Леля, то есть не тех родоначальников, которые послужили основой родословной Ловчего. Ловчий же отлично сочетался с Вармиком и его потомками».
   Итак, мы утверждаем на основе вышеизложенного, что оба автора, говоря о родственном разведении по линиям, трактуют этот вопрос достаточно широко, имея в виду, если придерживаться предложенных схем инбридингов О. Ивановой, и первую – межлинейную, и вторую, и четвертую – самую эффективную. На каком же основании О. Иванова приписала им свои понятия о внутрилинейной работе, втиснув её в прокрустово ложе инбридингов только на родоначальника и его потомков прямой мужской линии?! Это нужно было для того, чтобы потом утверждать: «Предлагаемый А. Фоминым и другими переход к внутрилинейному разведению только ещё осложнит это положение, так как приведёт к снижению резвости лошадей этой породы, но не к прогрессу по сравнению с достигнутой резвостью».
   Точно так же О. Иванова приписала им, что они против кросса линий, чтобы разразиться уничтожающей расшифровкой «убогих» теоретических концепций своих противников, утверждая: «В настоящее время среди зоотехников идут споры о значении инбридинга, причём сторонники последнего чаще всего понимают под ним внутрилинейное разведение, то есть спаривание производителей и маток одной заводской линии. Они считают, что преимущественное использование кроссов создаёт большое генетическое сходство среди животных породы и, следовательно, вызовет неизбежное стихийное возникновение инбридинга как при чистом разведении, так и использовании породы для улучшения местного коневодства. Поэтому они предлагают расчленить в породе линии, отграничить их одна от другой путём только внутрилинейного спаривания, а для получения продолжателей линии и освежения крови использовать маток, хотя бы даже и помесных. Кроссы же линий при этом некоторые авторы предлагают перенести исключительно в массовое коневодство, используя явления внутрипородного гетерозиса». Поскольку эти обвинения направлены в адрес конников, приходиться автору этих строк разъяснить, что никогда среди зоотехников коннозаводства не бытовала даже мысль всю работу с линиями построить на одних инбридингах, отбросив кроссы линий. Кому-кому, а им хорошо известно из истории пород, что кросс от родственного разведения неотъемлем. Нет основания и обвинять их в столь безграмотной путанице чистопородного разведения по линиям с улучшением массового коневодства, которые всегда велись резко обособленно и преследовали совершенно различные цели; нельзя им приписать и путаницу в понятиях внутрипородного гетерозиса с межпородным, какой имеет место при массовом улучшении коневодства, когда скрещиваются разные породы. О. Иванова не считается с мнением и убеждениями своих противников, позволяет себе вольное обращение с ними, а поэтому вызывают большое сомнение и обработанные ею материалы, представленные в таблицах 1, 2 и 3. Рассмотрим первую таблицу – «Жизнеспособность молодняка при разных типах спаривания». Всего обработано 2713 спариваний по русскому тяжеловозу в разрезе следующих показателей: процент прохолоста кобыл и отхода жеребят (аборты, мёртвые и слаборожденные от зачатых), в том числе при близком инбридинге и умеренном. Следует прежде всего сказать, что прохолостение и аборты зависят в большей мере от хозяйственных условий и техники случки.
   Работники конных заводов хорошо знают, что в годы неполноценного кормления процент полостения и абортов сильно возрастает, что стоит малоопытному специалисту взяться за разведение, как процент зажеребляемости резко падает. Учитывая это, следовало бы число спариваний уровнять по всем типам, ибо при незначительном их количестве стоит производителю попасть в плохие условия и данные будут искажены. Так, в графе «Неродственное спаривание» приведены данные по 1164 случаям, а в первом типе внутрилинейных инбридингов всего 75, во втором типе – 583, в третьем – 477 и в четвёртом – 415. И если процент прохолостения и отхода по всем типам спаривания, кроме первого, колеблется с разницей в 1—2 %, то в первом типе он возрастает в два раза и больше, а процент благополучной выжеребки от числа покрытых кобыл составляет всего 33,1 %. В практике такое явление можно наблюдать лишь при инфекционных абортах, но ни в коем случае ни при внутрилинейном инбридинге.
   Логические рассуждения, при близком инбридинге процент отхода должен быть выше, в таблице же указано 20,6 %, а при умеренном 30,7 %, тогда как по другим типам спариваний вторая цифра несколько меньше, чем первая.
   По таблице 2 взято 1155 орловцев из 6130 записанных в III—VII томах ГПК от производителей, давших приплод 2.20 и резвее. Спрашивается, а почему не взят приплод для обработки и менее препотентных производителей. Мы полагаем, что и в первом случае далеко не весь приплод был взят для обработки, ибо в упомянутых выше трёх томах ГПК записаны жеребцы, рождённые уже после Октябрьской революции, когда производители расставлялись в плановом порядке и когда производитель, не давший ни одной головы резвее 2.20, становился редкостью, а по данным О. Ивановой оказалось, что к этой группе производителей принадлежит всего 18,8 % записанных лошадей. Касаясь третьей таблицы, мы проверили данные по орловским жеребцам. И в данном случае профессор О. Иванова не указала, до какого ряда предков ею учитывались инбридинги и чем она руководствовалась при отнесении к тому или иному типу спариваний. При обработке указанного материала мы учитывали до седьмого ряда предков и у нас получились следующие данные.
  
   Неродственное спаривание Инбридинг типа
   I межлинейный II III IV
   % выдающихся производителей от общего числа (41 гол.)
   из них 2.10 и резвее в % 24,4
  
   20 4,8
  
   50 7,3
  
   33,3 14,7
  
   33,3 48,8
  
   45
   По данным О. Ивановой по этому же материалу цифры по отдельным типам инбридинга получаются другие.
   % к общему числу (41)
   из них 2.10 и резвее в % 53,7
   31,8 4,9
   50 4,9
   50 7,3
   33,3 29,3
   41,7
  
   Объяснением этому служит неодинаковый подход при отнесении того или иного производителя по типам спаривания. Если мы возьмём родословную отклика, то в ней встречаются следующие инбридинги: на Недотрога V—V по второй схеме, на Пройду VII—IV по третьей схеме V—IV, V по четвёртой схеме. В данном случае всё зависит от личного усмотрения. Отклик может быть с равным основанием отнесён ко второй схеме инбридингов и к четвёртой, ибо сама методика обработки материала ничем не обусловлена и не продумана.
   В той же таблице по русским рысакам по графе 2.10 исчисляется уже не процент по каждой схеме, а их средняя резвость. Словом, в этих материалах нет ни логики, ни точности. Вся концепция, на которой построены приведённые схемы спариваний, заключается в развитии интенсивности отбора производителей и маток в линии.
   Разница в отборе кобыл для завода заключается, по нашему мнению, в менее требовательном подходе к рекорду, памятуя, что для кобыл важнее происхождение и принадлежность к препотентному маточному гнезду. И совершенно уже не верны рассуждения О. Ивановой, считающей, что тот или иной родоначальник, представленный по материнской стороне, теряет линейный признак по сравнению с теми, которые идут по прямой мужской. Поэтому когда при кроссе двух линий инбридируется третий родоначальник по женской стороне родословной, то он только тогда приобретает силу, равную родоначальникам кроссируемых линий, и поэтому такие лошади, по терминологии О. Ивановой, считаются «трёхлинейными» и влекут за собой увеличение жизненности приплода, его продуктивности, препотентности и т.д. Эти лошади отнесены ею к четвёртой схеме инбридингов.
   Мы же знаем совершенно другое, что линейные признаки дольше сохраняются в матках и с большей силой передаются ими потомству. Так, из нашей печальной практики по восстановлению угасающих линий мы знаем, что второстепенные производители, оставшиеся в линии, продолжить её не могли, но оставленные ими матки принесли во многих случаях пользу, именно как представительницы этих линий. Вампир и сын его Взрыв не стали настоящими продолжателями линии Аксворти, но матки, оставленные ими, как Авось, Новинка, Верность, Квинта и другие, дали выдающихся рысаков. От Авоси, как представительницы линии Аксворти, в проверенном сочетании с Подарком были получены такие лошади, как Апогей 2.04 и Альбом 2.03, 9 – дербист 1965 года. Тот же Мох был получен от матки из угасшей линии Кролика Любезного 8.14,5.
   Таких примеров очень много и нет нужды их приводить. Суть этого простого типа спариваний заключается не в схеме инбридинга и не в «трёхлинейности» его, а в хорошо сочетающемся кроссе с подбором выдающихся в породе особей. Встречающиеся инбридинги при этом носят или автоматический характер, не имеющий отношения к идее подбора, или, наоборот, как в случае с подбором Вельбота к Будущности, когда инбридируется Ветерок Охотникова по женской стороне родословной, когда преследуется цель накопления течений Ветерка. Сама же схема инбридинга здесь ни при чём.
   Итак, не в даваясь в дальнейший разбор этой статьи, скажем, что защищая преимущественное использование кроссов при работе с линиями, О. Иванова возражает против дискредитации их Г. Рождественской, считающей, что именно безудержные кроссы привели орловскую породу к «безлинейности». Причину этого явления О. Иванова видит в резком сокращении числа линий в породе и предлагает их довести до 20, не учитывая в этом отношении ни эволюции и специализации пород, ни того, что при наличии такого числа линий на каждую придётся всего70 голов маточного состава. В этом случае и признаки в линии, которые должны быть более ярко выражены, чем среднепородные, примут более сглаженный характер, и линии между собою мало чем будут отличаться.
   Это же привело О. Иванову к рекомендации восстановления угасших и угасающих линий, что отбрасывает нас на тридцать лет назад в племенной работе. Одновременно выставляется против инбридинга старый, много раз прожёванный, жупел – снижение жизненности, подкрепляемый материалами сомнительной объективности по первой, второй и третьей схемам инбридингов.
   Укоряя А. Фомина и Г. Рождественскую в схематизме, когда инбридинги применяются ради последующих кроссов, а не как самоцель, О. Иванова сама прославляет автоматический инбридинг и возражает только против «стихийных», как будто это не одно и то же. Ведь и тот и другой по смыслу своих названий находятся вне сознательного применения их селекционером и стоят в стороне от основной идеи подбора. Разница между ними лишь в том, в каком ряду предков они встречаются.
   Итак, по существу разгоревшегося спора О. Иванова, не вставила ни одного веского аргумента и не внесла ясности в рассматриваемые вопросы.
  
   А. ШУЛЬМАН
  
"Коневодство и конный спорт" №1, 1968г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом


Орловский рысак Исполнительный (Лабродор-Инкубация) Новотомниковского конного завода. Рекордист породы на ВДНХ СССР - 1967 г.