О журнале  
Поиск
Улучшение качества
Думы селекционера
Шульман А.
(Продолжение, начало см. № 1, 1968 г.)
  
   Теперь коснёмся статей А. Фомина и Г. Рождественской, дополняющих одна другую и концентрирующих внимание на использовании явлений гетерозиса в коннозаводстве. В этом вопросе со многим можно не согласиться. Прежде всего обратимся к материалам, обосновывающим теорию производства так называемых «двухлетних» лошадей. А. Фомин, обработав 3311 родословных рысаков, рождённых в Хреновском и Первом Московском конных заводах, пришёл к следующим выводам: «При сравнении групп по количеству бежавших лошадей худшие результаты имеет инбредное потомство, и особенно лошади, полученные в результате неоднократного инбридинга даже на различных предков. Аутбредное потомство аутбредных родителей занимает по этому поводу промежуточное положение, зато использование в неродственных спариваниях инбредных родителей значительно увеличивает число их бежавших детей. Наибольшее количество плюс-вариантов по резвости опять-таки получено при неродственном спаривании инбредных животных, что особенно заметно по количеству рысаков класса 2.20 и резвее. Из этих трёх групп резко выделяется одна, составленная из так называемых «двухлетних» лошадей, отец и мать которых инбридированы на разных предков. Здесь каждый сороковой рысак бежал 1600 м с резвостью 2.10 и резвее, в то время как в контрольной аутбредной группе был лишь один такой рысак на двести, сорок голов».
   При такой несомненной эффективности, когда производство рысаков класса 2.10 повышается в шесть раз против простого кросса, применение «бройлерской» практики в коннозаводстве, несомненно, вызывает большой интерес. Но прежде чем широко внедрять её в производство, необходимо тщательно разобраться в материалах, послуживших основанием для указанных выше выводов. Прежде всего хочется сделать общее замечание, что при нынешнем уровне и состоянии селекции наших рысистых пород по резвостному признаку нас больше интересует, как бегут, а не число вообще бежавших. Количество бежавших зависит в большей степени от хозяйственных причин, нежели от селекции. Бежать «в ровную» и резвее могут все здоровые лошади в ставке. При этом хозяйство решает что выгодней: или испытывать данную лошадь, или продать её в молодом возрасте. Колебания в процентах бежавших лошадей в пределах от 3 до 10 – это не такой убедительный аргумент, как количество лошадей класса 2.20 и 2.10, поэтому мы обратим на это внимание. Так, в группе неродственного спаривания, когда один из спариваемых родителей инбредный, разница с контрольной группой по рысакам 2.20 составляет 1—2 % в пользу первых в пользу первых, а по сравнению с инбредными группами первой строки разницы нет (см. таб. № 1), по второй строке разница в 3 %.
   Если мы возьмём класс 2.10, то та же группа аутбредного спаривания при одном инбредном родителе имеет преимущество перед контрольной в среднем на 0,2 %, а у инбредных такой разницы нет. Итак, приведённые данные говорят, что в производстве рысаков класса 2.10 неродственное спаривание с участием одного инбредного родителя не имеет преимуществ перед чисто инбредными, а в производстве класса 2.20 первые превосходят инбредных только на 2 %. Собственно эти данные подтверждают слова Г. Рождественской: «…Анализ происхождения препотентных орловских производителей, давших наибольшее количество рысаков класса 2.15 за всё время существования породы, показывает преимущество инбредных жеребцов и жеребцов, полученных от одного из инбредных родителей, то есть препотентность производителей в зависимости от их происхождения синхронна классу 2.20 и резвее.
   В этих случаях характерного внутрипородного гетерозиса мы не наблюдаем как по сравнению с инбредными группами, так и с чисто кроссовыми или контрольной. Остаётся разобрать единственный факт, когда внутрипородный гетерозис проявил себя с особой силой. Это относиться к графе той же таблицы, в которой отображены неродственные инбридированные спаривания особей на разных предков. Таких было по двум хозяйствам всего 157 голов, или 4,7 % от общего числа проанализированных родословных. Если из этой графы исключить 30 «двухлинейных» детей Вельбота, то всего останется в этой графе 127 «двухлинейных» лошадей, среди которых не будет ни одной головы класса 2.10 и останется класса 2.20 – 15 голов, или 11,8 %. Таким образом, показатели 127 «двухлинейных» лошадей будут самыми низкими против всех других видов спаривания, приведённых в этой таблице.
   Итак, вся теория «двухлинейных» лошадей построена на одном Вельботе и потому следует остановиться более подробно на его роли в этом отношении. Половина его детей класса 2.10 получена в Хреновом от выдающейся заводской матки Будущности из гнезда Безнадёжной Ласки. Будущность по прямой мужской линии принадлежит Леску и является внучкой Вожака – того самого Вожака, про которого В.О. Витт писал в своём введении к I тому ГПК: «Ментик и Волшебник в родословной Барчука указывают ему естественный путь на соединение с лесковскими: Ментиком (Молодцом), а возможно, с Вожаком». Это было писано сорок лет тому назад. А в 1939 г. от этого сочетания в далёком сибирском Юргамышском конном заводе родился первый резвый сын Вельбота – Папоротник 2.08,4 от Полночи – дочери Блеска. Блеск был сыном той же Безнадёжной Ласки и приходился внуком Вожаку. Сама Полночь, в отличие от Будущности, была аутбредной.
   Итак, решающим в этом сочетании был испытанный кросс Барчук—Лесок с инбридингом на Ветерка Охотникова в V—VI, VI, VI, сыгравшим столь выдающуюся роль в развитии линии Вармика. Как видите, неродственным спариванием этот вид сочетания, как его трактует А. Фомин, назвать нельзя, ибо он сам родословную Будущности, построенной аналогично (кросс Лесок—Крутой II с инбридингом на Леля), считает инбредной. В Юргамыше был получен ещё резвый Ливер 2.07,4 от Леды II, заинбридированной на Леска, повторен тот же кросс с инбридингом на Ветерка, но без Безнадёжной Ласки. Это ещё лишний раз доказывает, что суть этого сочетания и его успех зависили только от сочетания Барчука с Леском при многократном усилении Ветерка Охотникова. Точно по этому же рецепту были получены в Хреновом Бульвар и Баклан. Вельбот в Юргамыше дал ещё всесоюзную дербистку Кавычку 2.10,1 от аутбредной Катушки. Интересно, что этот кросс Барчук—Эльбрус, будучи сам по себе малоэффективным, подтвердил значение взаимно тяготеющих имён, хотя и дальних рядов. Так, бабка Кавычка – Купава через Бойца внесла кровь Лихача, Дара и Машистого (Тулинова), по происхождению близкому к Машистому (Леонтьева); Вельбот, в свою очередь, через бабку Временщицу – течения Машистого (Леонтьева) и Кряжа. Получился могучий комплекс взаимно сочетающихся старых линий: Лихача, Дара, Машистого, Кряжа.
   Параллельно встаёт вопрос: возможно ли получить от Будущности и аутбредного жеребца такого же происхождения, как Вельбот, резвое потомство, чтобы окончательно исключить значение двухлинейности в получении рысаков высшего класса. Да, такое потомство было получено. От Моха Будущность дала дербистку и чемпиона ВСХВ Былую Мечту 2.09,4. К сожалению, Мох покрывал Будущность только один случной сезон, тогда как Вельбот пять сезонов и дал только две лошади такого класса. Мох был аутбредным полубратом Вельбота и по материнской стороне через бабку свою Аристократку приносил те же течения кряжевского Игрочка, что и Вельбот через Временщицу.
   В кроссе Вельбота с Ловчим через Кастеляншу и дочь её Койку, давших Великодушного 2.09 и Казуара 2.09,6, мы наблюдаем типичный случай трактовки эффективности «двухлинейных» лошадей, хотя это только две лошади и обе от Вельбота. Однако и в этом случае не следует упускать из виду течения Дара в ловчем, которые так ярко были выражены в нём и в Койке резко усиленные через мать Удачного – высокопородную Урну, а также и течения Петушка 2. В этом случае мы имеем в дальних рядах сочетание течений: Машистого, Кряжа, Дара и Петушка, которые встречались у Кавычки.
   На основе всего вышеизложенного есть полное основание утверждать, что успеху Вельбота не следует приписывать спаривание с неродственными инбредными матками и считать это за проявление внутрипородного гетерозиса. Делать такие выводы – это то же, что желаемое принимать за существующее. И так, на мой взгляд, совершенно необоснованно, на очень ограниченном материале поспешно была выдвинута теория «двухлинейных» лошадей, носящих конъюнктурный отпечаток успеха производства бройлеров с использованием внутрипородного гетерозиса. Кроме того, эта теория привела за собой и рекомендации огульных инбридингов на любых родоначальников (Ловчего, Громадного, Летучего, Удалого и др.), тогда как из истории развития этих линий мы знаем, что линия Удалого развивалась преимущественно в кроссах и ничего путного в инбридингах не дала (Баядерка, Зимарь, Лоцман, Купава II и др.). Мелькнувший инбредный Зимарь оказался неудачником в заводе и ветвь Удалого через Зимака и Зимаря нашла быстрый и бесславный конец.
   Линия Летучего также развивалась только в кроссах и особенно с Удалым. Громадный также успеха в инбридинге не имел, за исключением Нерея. Так, профессор И.И. Лакоза в своём плане работ с орловской породой, о котором было сказано выше, анализируя работу с Ловчим, писал: «В Хреновом при подборе к Ловчему довольно широко практиковался инбридинг на Громадного. С инбридингом III—III, IV—III на Громадного было получено от Ловчего 90 голов приплода, но из этого числа резвых только 3 лошади: Новатор 2.18, Натиск 2.20,7, Родник 2.16». Плохо пока инбридируется и Ловчий 2.13,1. И вот, вопреки всем этим фактам, нам говорят, чтобы мы инбридировали их, так как последующие кроссы инбредных особей всё оправдывают, а на деле получилось, что 127 голов из 157 в результате таких спариваний оказались хуже, чем от аутбредных. Нас интересует вопрос: почему автор, обрабатывая родословные, не обратил внимания на приплод Будущности от Зимаря. Зимарь подряд покрывал Будущность три случных сезона и дал двух сыновей: Базальта и Баргузина, которых даже не стали испытывать, кроме как у себя в заводе, и сразу продали. Известно, что Удалой хорошо сочетался с лесками (Ледок) и в этом отношении подбор был обоснованным. Не учли только, что Удалой и Лель не инбридируются, и даже такая выдающаяся матка, как Будущность (которая от разных жеребцов давала классный приплод), при инбридинге на Леля в V, V—III – лучшего сына Удалого, дала самый плохой приплод. По сути три плодовых года у такой кобылы, как Будущность, пропали. Мы привели этот случай, чтобы показать, что значит огульно и бездумно инбридировать. Могут возразить, что сама Будущность была заинбридирована на Леля IV—IV и, несмотря на это, хорошо бежала и стала выдающейся заводской маткой. Но в этом случае нельзя забывать, что этот инбридинг был нейтрализован до известной степени течениями Летучего в Купчихе, через которую инбридировался Лель, тогда как в случае с Зимарём многократные прямые течения Удалого уже захлестнули его окончательно. Все эти примеры говорят о том, на сколько виртуозной и гибкой должна быть мысль селекционера при применении разных кроссов и инбридингов в каждом отдельном случае.
   Остаётся разобраться вопрос о значении внутрипородного гетерозиса в коннозаводстве, как проблемы совершенствования пород. Есть основание предполагать, что понятие о существовании внутрипородного гетерозиса, будет ещё долго предметом спора, ибо то явление природы становиться доказуемым, которое опытным путём удаётся выделить в чистом виде и изучить. Внутрипородный же гетерозис, как правило, протекает по каналам зарекомендовавших себя кроссов и потому труднодоказуем. Раньше всего явления межвидового гетерозиса в практических целях были использованы коневодами для мулопроизводства. Случка осла с кобылой была эффективной в получении межвидовых гибридов. Мулы оказались долговечней и сильнее в работе, чем исходные формы. Действие гетерозиса было налицо. Когда же попробовали сделать обратно – случить жеребца с ослицей, то полученный лошак оказался хуже исходных форм и для нужд народного хозяйства непригодным. В данном случае явление гетерозиса не наблюдалось. Получилась промежуточная малопригодная форма животного. В том случае, когда отцовской формой стал кулан, или дикий осёл, то полученные в Ташкентском конном заводе гибриды не могли быть использованы в работе ввиду своей отбойности.
   Итак, при межвидовой гибридизации гетерозисные явления проявляются далеко не всегда и зависят от выбора отцовской и материнской форм вида. На эффекте гетерозиса сказывается и порода скрещиваемых видов. При межпородном скрещивании мы наблюдаем то же самое, что и в межвидовом. Большое значение имеет выбор отцовской и материнской форм скрещиваемых пород и далеко не всякое скрещивание даёт успешные результаты. Так, при производстве бройлеров используют только мясные и мясояичные породы кур, и то далеко не все. В этом плане интересны опубликованные данные в книге «Производство бройлеров в совхозе «Красный» (издательство «Колос», 1966 г.).
   Говоря о межлинейной гибридизации, авторы этой книги пишут: межлинейная гибридизация птиц более сложная задача. Трудность её состоит в том, что для этой цели нужно иметь высокопродуктивные сочетающиеся линии одной или нескольких пород. Созданию исходных чистопородных линий предшествует длительная кропотливая и сложная селекционная работа по изучению отдельных признаков и групп птиц. При создании чистопородных линий, как правило, применяется тесный инбридинг для получения высокопродуктивной однородной птицы с определёнными качествами. В процессе этой работы проводиться очень строгая и довольно большая выбраковка как отдельных птиц, не отвечающих поставленной задаче, так и целых линий».
   Итак, гетерозис проявляется только при определённо созданных условиях, для чего создаются специальные линии (бройлерные), ибо обычные заводские линии в породе всегда налицо.
   В тех же случаях, когда этих условий нет, наследование признаков носит характер промежуточный (как при межвидовом , так и межпородном и внутрипородном – межлинейном). При скрещивании американской рысистой породы с орловской помеси первых поколений в массе занимали среднее положение по промерам, резвости и другим признакам по сравнению с исходными, при этом отдельные гетерозисные проявления встречались, хотя и не очень часто. Так, например, Прости 2.08 (Пасс Роз 2.14,6 – Машистая 5.18,2), Пылюга 2.08,4 (Гарле 2.15,6 – Потеря 5.01), Центурион 2.09 (Вильбурн М 2.14,2 – Цыганка 2.30,5) и другие. Это объясняется случайным стечением всех благоприятных факторов, необходимых для проявления гетерозиса.
   Для гетерозиса характерны две закономерности. Первая – чем биологически более рельефно отличаются друг от друга скрещиваемые формы организмов, тем сильнее его проявление. Вторая – (обратная первой) чем сильнее и ярче выражены одноимённые признаки, ради которых человек использует гетерозис при скрещивании птиц и животных, тем он эффективней. Ввиду этих закономерностей сила проявления гетерозиса постепенно затухает, опускаясь по ступеням от межвидовой гибридизации к межпородной и межлинейной – внутрипородной. Границы применения скрещивания видов, как известно, определяются бесплодием, и расширение их ограничено, почему всё внимание концентрируется на межпородном и внутрипородном гетерозисе.
   В практической работе по гибридизации, при межлинейном спаривании широко применяются инбридинги в близких рядах предков, , чтобы усилить общилинейные признаки и тем самым определить более резкие отличия между ними. В то же время, в отборных для гибридизации линиях с нужными специальными признаками (как, например, для бройлеров: максимальный живой вес, скороспелость, форма тушки) эти признаки теми же инбридингами закрепляются и усиливаются, благодаря чему достигается сходство линий.
   В чём же смысл такого взаимного противоречивого действия инбридинга? Смысл в том, что, доведя отдельные полезные и нужные человеку признаки до их возможно высшего выражения и устойчивой наследственности, он в то же время общелинейные признаки в их совокупности делает более отличными. При последующем кроссе этих специализированных линий полезные признаки получают дальнейший толчок в своём развитии в силу повышения жизненности гибридов. Повышается эффект использования кормов и вместе с тем скороспелость, увеличивается процент сохранения молодняка, что в конечном счёте дает экономические преимущества, снижая затраты кормов на единицу продукции и себестоимость её. Встаёт теперь вопрос, почему достаточно разработанная практика в использовании гетерозиса применительно к производству бройлеров не используется внутрипородно в племенном птицеводстве как дополнительный резерв при совершенствовании пород. По нашему мнению, причиной этого является, как мы видели, слишком узкая специализация линий, применение во всех случаях тесного инбридинга, на фоне которого и возможно только получить ощутительный эффект. Этот приём использования гетерозисных явлений носит чисто промышленный характер и стоит в стороне от столбовой дороги законов развития и совершенствования пород, не терпящих автоматизма и шаблона. Ввиду этого, вряд ли в таком же широком масштабе, как в промышленных целях, будет решаться вопрос использования гетерозиса в чистопородном племенном деле.
   Что касается тех же гетерозисных явлений, которые мы наблюдаем в чистопородном разведении по ходу применяемых кроссов, то они всегда использовались и впредь будут использоваться. Мы не согласны с тем, что межпородный гетерозис, в отличие от внутрипородного, не наследуется, как это утверждает О. Иванова. Вообще говоря, всё, что размножается, имеет тенденцию к наследованию, и в этом весь смысл этого биологического процесса. Не наследуется только межвидовой гетерозис, ибо полученные гибриды, как правило, бесплодны.
   Родоначальники большинства культурных пород – Барс I, Гамблетониан 10,Фусшия и другие, и были такими межпородными помесями с ярко выраженной гетерозисной природой и стойкой передачей своего типа и качеств потомству. Основной породный признак – устойчивая и продуктивная рысь был более ярко выражен, чем у исходных пород, поэтому они и обратили на себя внимание. В этой связи интересна выдержка из книги В.О. Витта «Из истории русского коннозаводства» (стр. 199). «Нельзя пройти мимо одного обстоятельства. В то время, как спаривания голландских кобыл с арабо-датским Полканом, а также и с арабскими и англо-арабскими жеребцами имели выдающийся успех, тот же самый тип спаривания, но осуществлённый в обратном направлении, то есть спаривание голландского жеребца сарабо-датскими, арабскими или другими верховыми кобылами, ничего выдающегося не дали». Итак, прежде чем пожинать плоды межпородного гетерозиса в полученном Барсе I, Орлову пришлось немало потрудиться над выбором пригодных для этой цели пород, а затем найти отвечающие этой задаче отцовские и материнские формы их.
   Как видно, ещё Орлов, создавая универсальную упряжную лошадь – орловского рысака, разработал технологию получения межпородных помесей с наилучшим использованием гетерозисных явлений, которая применяется и в настоящее время.
   Рекомендации, сделанные А. Фоминым, инбридировать все линии без разбора с целью их дальнейшего кросса для получения эффекта внутрипородного гетерозиса с позиций существующей технологии неудовлетворительны, если не сказать больше. Принятые на «вооружение» при составлении плана племенной работы с орловской породы они, по нашему мнению, не имеют перспективы, поэтому план в этой части должен быть скорректирован. Сама теория производства «двухлинейных» рысаков должна быть апробирована в практике работы Опытного конного завода, с должным соблюдением чистоты постановки этого опыта, и в зависимости от результатов уже рекомендована.
   Опытный конный завод в настоящее время занимается изучением межпородного гетерозиса, для чего жеребцы русской породы (Перерыв, Проказник) скрещиваются с орловскими матками, и поэтому изучение внутрипородного гетерозиса («двухлинейных» лошадей) будет, как нам кажется, логическим продолжением первой темы, тем более, что этот опыт может быть поставлен и на других породах в чистокровном отделении завода.
   Выше мы упомянули о развитии и совершенствовании пород, а о законах, которым подчинено это развитие, расскажем в следующем номере.
  
   А. ШУЛЬМАН
  
"Коневодство и конный спорт" №2, 1968г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом