О журнале  
Поиск
За рубежом
Аукционы в Довилле
Середина В
Довилль - живописный курортный городок в Нормандии, что на самом берегу Ла-Манша, начиная с прошлого века становится популярным местом для отдыха европейской аристократии, писателей, промышленных магнатов, государственных деятелей. Подавляющему большинству людей он известен в первую очередь знаменитым казино и пляжами с целебными грязевыми ваннами, а также неповторимыми морскими пейзажами, в полной мере передающими романтику этого края.
   Только раз в году, в августе, этот тихий курортный городок становится ареной сразу трех значительных событий: Гран-при Довилля, чемпионата по конному поло, и главное ежегодного аукциона годовиков, на который съезжаются коннозаводчики со всего мира. О том, что этот аукцион является одним из крупнейших в мире, говорит хотя бы то, что в 2000 г. здесь проданы 388 годовиков, что составило 80 % от заявленного на торги их количества. Цены достигали 3 млн 600 тыс. франков. Были представлены потомки таких известных производителей, как Садлер'с Велс, Нуриев, Найтшафт, Кингмамбо. Родословные экстракласса позволяют покупателям надеяться, что через два года их новые приобретения смогут состязаться с лучшими из лучших в самых престижных призах.
   Итак, кто же они, участники этого элитнейшего из аукционов? Игроков, или по-французски "Les flambeurs", можно разделить на две большие категории (которые, впрочем, довольно часто перекрывают одна другую): на тех, кто покупает, и продавцов.
   Самое последнее веяние времени - бурно развивающиеся клубы акционеров. Когда цены за баррель нефти взлетели, появилась новая "раса" инвесторов. Ранее это были преимущественно англичане и французы, сделавшие деньги на бирже и пенсионных фондах. Онито и являются основными членами таких клубов, с момента возникновения которых прошло уже четыре года. В их основе лежит следующий принцип: акционерное общество предлагает любому желающему за некоторую сумму денег стать акционером одной или нескольких скаковых лошадей, принадлежащих данному клубу. Для многих (и не только для богатых, акционером может стать и домохозяйка, и студент) это неплохая возможность приобщиться к увлекательному миру скачек, почувствовать себя владельцем скаковой лошади и вкусить лавры ее побед. Помимо всего прочего, многие клубы организуют для своих акционеров экскурсии в конные заводы, встречи с различными специалистами, льготные абонементы на ипподромы и в школы верховой езды, могут снабдить литературой по любому интересующему акционера вопросу. Все это в немалой степени способствует популяризации конного спорта и стимулирует конноспортивную индустрию.
   Вторая категория - это так называемые "money makers" - "делатели денег". Их имена - Делахоук, Уоррен, Сангстер... Эти люди (а их немало) инвестируют в скаковых лошадей точно так же, как в нефть или в электронику. Они из тех, кто никогда не кладет деньги в один "карман" и везде стремится получить как можно больше прибыли.
   Коннозаводство для "money makers" - бизнес, и поэтому они не скупятся на затраты профессиональным консультантам, обладающим опытом ведения торгов и способностью из сотен предложенных лошадей выбрать именно тех, которые в будущем принесут дивиденды. В качестве наглядного примера можно привести две сделки из актива Джеймса Делахоука: Дансинг Брейв и Рейнбоу Квест. Дансинг Брейв был куплен на аукционе годовиком за 200 тыс. долл. и продан впоследствии в Японию за 1 млн 600 тыс. Что касается Рейнбоу Квеста, то он был приобретен за баснословную по тем временам сумму в 950 тыс., и его выигрыш за всю скаковую карьеру с трудом эту сумму покрыл. Однако впоследствии, в заводе, его детей продавали по 60 тыс. долл. при ежегодной ставке в 50-60 голов. Через 10 лет прибыль, полученная Делахоуком, была более чем внушительна. В качестве небольшой справки: обаэтих жеребца выиграли, помимо всего прочего, в Триумфальной Арке.
   На рынке чистокровных верховых лошадей, как ни на каком другом, большой спрос и жесткая конкуренция. Все игроки посещают в течение года одни и те же международные аукционы, проходящие в строгой последовательности.
   Сезон продаж начинается в июле в Кинленде, где общее число выставленных на продажу годовиков колеблется в среднем от 200 до 300. Для того чтобы попасть на торги и иметь удовольствие продефилировать перед шейхами макту-мами, сангстерами, таборами, агаханами и проч., нужно показать, как метко выражаются французы, "patte blanehe", проще говоря, доказать свою платежеспособность. Каждого вновь прибывшего покупателя тщательнейшим образом проверяют. Случайных лиц на аукционах такого ранга не бывает. Чистокровных лошадей, часто идущих с молотка по цене золота, охраняют лучше, чем картины знаменитых художников. Однако если в случае с картинами покупатель в итоге всегда достигает конечной цели - беспроигрышного долгосрочного вложения денег, то, приобретая такой сложный организм, как скаковая лошадь, он идет на определенный риск. Всех выставляемых на торги годовиков подвергают серии тестов и анализов:ветеринарный сертификат, сканирование, заключение кардиолога, анализ крови, измерение давления и т. д. Этот процесс можно сравнить разве что с подготовкой болида перед "Формулой-1". И все же, как показывает статистика, есть шанс, что жеребенок, попадающий в тренинг, в 80 случаях из 100 может никогда не принять участия в скачках.
   "Подводные камни" могут быть самые разные.
   Первый из них - это то, что никакое самое совершенное электронное тестирование и блестящая родословная не могут гарантировать прочность организма: в свои последний галоп во вторник утром это крэк в пике формы, а в воскресенье после скачек - калека... Лошадь не умеет говорить, и некоторые жокеи "выжимают из нее все соки" в скачке, стремясь опередить соперников хотя бы на нос, и тем самым, нередко сами того' не зная, травмируют лошадь, навсегда лишая ее возможности продолжать скаковую карьеру.
   Стремление получить "скороспелую" лошадь приводит к тому, что владельцы слишком форсируют тренинг еще не сложившихся жеребят, что негативно отражается на их форме. В истории немало таких примеров: копыто правой передней ноги Пейнтр Селебра, которое он травмировал в трехлетнем возрасте на галопе при розыгрыше Триумфальной Арки (в рекордное время), поставило крест на его дальнейшем участии в скачках... Ксар, будучи великолепным в двухлетнем возрасте, уже трех лет "сошел со сцены" из-за проблем с конечностями.
   Подсчитаем: в среднем за год в мире поступает в тренинг около 1000 высококлассных по происхождению и статям годовиков. Через три года на дорожках ипподромов их остается не более 30...
   В скаковую индустрию с каждым годом поступают все большие и большие деньги. Причем покупатели даже в лучшие для коннозаводства годы стремятся приобретать в первую очередь молодняк элитных конных заводов - то, что называют"usine", то есть имеющее "марку", спрос.
   Молодняк элитных европейских заводов обычно помещают на первых страницах Каталога продаж. Лучшим из лучших по результатам продаж в позапрошлом году был признан конный завод Etreham в Нормандии.
   Состав продавцов в Довилле очень структурирован. На самой вершине находятся 4-6 элитных заводов, способных вырастить будущих победителей в крупнейших европейских призах. Обычно эти заводы выставляют на продажу в Довилле до 30 годовиков. Первое место делят постоянные соперники Etreham и Quesnay, за ними идет Mezeray - родина победителей в Триумфальной Арке Тремполино и Субботицы. Затем бок о бок следуют Лагардер и Ниарчос, продающие лошадей, следуя собственному союзничеству и предпочтениям.
   Как это ни парадоксально, но при покупке классной лошади многое решают связи, а не деньги. Известно, что Дрим Велл был приобретен за 50 % "по дружбе" известным "money maker"-OM Бушаром. Тем же самым способом Лагардер продал Фабьену Ouaki Кармифиру, бывшую второй в Пуль д'Эссэ за классной Valentine Waltz. Рассчитывая, несомненно, на ответный ход... В конце концов, что это, если не просто банальная коммерция - покупать, чтобы продавать, и, наоборот, которая толкает первых и вторых за этот огромный игорный стол, называемый аукционом?..
  
"Коневодство и конный спорт" №2, 2001г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом