О журнале  
Поиск
Улучшение качества
Думы селекционера
Шульман А.
(Окончание. Начало см. в №№ 1, 2)
   В данной статье мы переходим к разбору законов совершенствования пород. По нашему убеждению таких законов существует пять, а именно:
   1. Закон непрерывной линейной дифференциации культурных пород на протяжении их существования через отмирание и нарождение новых линий.
   2. Закон взаимопротивоположного развития породных признаков,
   3. Зависимость числа линий в породе от хозяйственно полезных признаков и закона взаимопротивоположного их развития.
   4. Поэтапное развитие линий с преимуществом родственного и неродственного разведения.
   5. Постоянство своих кроссов и инбридингов на каждом этапе развития линий.
   Остановимся подробней на каждом из них. Закон линейной дифференциации подтверждается уже тем, что нет ни одной культурной породы без наличия в ней линий со своими характерными породными признаками, отличающими их друг от друга. Линейная структура пород отвечает задаче специализированного совершенствования отдельных породных признаков, чем достигается прогресс породы в целом.
   Период становления любой пароды определяется временем, затраченным на создание первоначальной линейной структуры.
   Дальше процесс совершенствования протекает через отмирание линий, не отвечающих общепородным задачам на данном этапе ее развития, и появление новых, более совершенных. В силу закона линейной дифференциации процесс отмирания линий относится к числу необратимых и закономерных явлений. Отмирание линий проходит в одном случае через утерю породных признаков, отвечающих требованиям времени, в другом — через усиление и совершенствование их с переходом в качественно новое состояние, выдвигающее новых родоначальников основателей своих пиний. Первые принято называть угасающими, а вторые прогрессирующими и ведущими. Как правило, ведущие в породе линии являются основными поставщиками производителей, через которых ведется совершенствование линий и породы в целом. Угасающие же линии ценны своим маточным составом, а котором линейные признаки сохраняют свою наследственную силу длительный период в отличие от мужских представителей линии.
   В силу такого диалектического противоречия в линии наследственных свойств жеребцов и кобыл мы наблюдаем в практике коннозаводства успех сочетания жеребцов из прогрессирующих линий с кобылами, принадлежащими к угасающим или угасшим линиям. Так были получены Мох — 2.06,1 от Муравы из линии Кролика — 8,14, Посол от Афины Паллады из пинии Петушка II и др.
   Разберем второй закон. Он говорит о том, что каждый признак в породе развивается во взаимопротивоположных направлениях: резвость на короткие и длинные дистанции, скороспелость и позднеспелость, рысь и иноходь, сухость и сырость и т. д. И хотя подбор и отбор преследуют искоренение ненужных и вредных признаков — полностью это осуществить а пароде никогда не удается. Пользуясь законом взаимопротивоположного развития, селекционер всегда может найти в породе интересующий его признак в том выражении, в каком он желал бы его видеть.
   Так, американская рысистая парода, которая десятилетиями совершенствовалась в резвости на дистанцию 1609 м и прославилась своими мировыми рекордами, приобрела славу рысаков-фляйеров. Однако неожиданно для себя мы обнаружили в приобретенном у американцев Эйпикс-Гановере дистанционера, выигравшего приз Парижа у прославленных французских стайеров. В любой рысистой породе можно обнаружить типичного иноходца, хотя веками эти породы совершенствовались в резвости на рыси. Из числа многих признаков в породе следует отличать основные, ради которых она разводится, и второстепенные, сопутствующие им. Как правило, второстепенные признаки бывают не отделимы от первых. Так, проявление высокой работоспособности связано в массе с конституционной крепостью организма и отсутствием пороков, мешающих проявлению этой резвости. Оплата корма со скороспелостью и сильной нервной системой и т. д. Интересно в этом отношении то, что американцы, мак правило, сосредоточивают все усилия на совершенствовании именно основных признаков, особенно продуктивности (резвости, выхода мяса, количества яиц на несушку и т. д.).
   Все это говорит о том, что селекционер в своей практической работе должен сосредоточиться на главных, основных признаках, роди которых разводится та или другая порода. Второстепенные же признаки будут развиваться и совершенствоваться попутно. Так, мы очень редко встречаем среди выдающихся рысаков по резвости лошадей порочных, конституционно ослабленных и экстерьерно неудовлетворительных (Улов, Квадрат, Пилот, Отклик, Полюс, Лерик, Вальс, Ковыль, Вечер, Подарок, Петушок, Талантливый, Гибрид, Жест, Первенец, Вышка, Галатея, Горта, Баядерка, Газетка, Зга и другие). Такие, как Маяк — 2.06 и Приятель — 2.03,4, встречаются единицами.
   Мы указали выше, что количество линий в породе завысит от числа основных породных признаков и закона взаимопротивоположного их развития. В силу этого количество линий о породе будет кратным двум к числу основных признаков, ради которых разводится порода. Если мы возьмем американского рысака, то основными признаками будут: резвость, скороспелость, доброезжесть или уравновешенная нервная система. В соответствии с ними оптимальное количество линий для этой породы будет 6.
   Для наших отечественных рысистых пород, к которым предъявляются, кроме спортивных требований, еще требования улучшателей массового коневодства, дополнительным признаком к выше перечисленным трем будет калибр лошади. Итак, для наших рысистых пород 6 линий — оптимальное количество. Понятие о линии в городе всегда было связано с набором признаков, более ярко выраженных, чем среднепородные, и носило оматериализованный характер хозяйственно полезных качеств наряду с наличием ненужных и вредных, как например, слабость конечностей, сырость и прочие. Линии от основных породных признаков не отделимы и потому количество их не может быть произвольным.
   Для каждой породы имеется свой оптимум на данной стадии ее развития, зависящий от поставленных народным хозяйством задач. Для наших отечественных рысистых пород н» современном этапе мы считаем оптимальным числом восемь линий. Колебания этого числа в зависимости от интересующего нас оттенка какого-либо признака возможны на одну-две линии. В настоящее время мы и имеем примерно такое количество (в русской рысистой — 7 линий, в орловской — 9). И сколько бы мы ни говорили об угасающих в породе линиях — это не поможем росту их числа: логика причинности привела нас к этому. Интересно то, что в свое время академик М.Ф. Иванов назвал желательное в породе количество линий — 5—6, а проф. Д.А. Кисловский — 8—9, и по-своему каждый был близок к истине. То количество линий, которое имеется в настоящее время в русской и орловской породах, охватывает всю гамму породных признаков в их взаимопротивоположных выражениях, обеспечивающих прогресс.
   Поэтапное развитие линий. Линии развиваются то с преимуществом родственного разведения, то обратно — в «россах, что отвечает их биологическому состоянию в смысле ответных реакций во взаимодействии с окружающей средой. Этой закономерности отвечает и известный диалектический закон живой природы — консервативность наследования признаков наряду с их постоянной изменчивостью. Это равновесие устойчивости и изменчивости признаков и регулируется поэтапным развитием линий. Искусственно применяемые человеком инбридинги на закрепление наследственности и кроссы, расшатывающие ее, являются следствием этой закономерности. Говоря о поэтапном развитии линий, следует отметить, что на каждом этапе параллельно и неизбежно применяются родственное и неродственное разведения, но в зависимости от биологического состояния линии приобретает преимущество то один метод, то другой, то есть в одно» случае успех приобретают определенные кроссы, в другом—инбридинги. И этот успех подсказывает селекционеру, как лучше в данное время работать с каждой отдельной линией.
   Проиллюстрируем это примерами. Линия Гей Бингена на первых порах имела колоссальный успех в родственном разведении. Инбридинги на Гей Бингена и даже на Бингена через Газавата стали классическими. И хотя в кроссах имели место удачные сочетания, давшие Баядерку и Городню, но все же кроссы намного уступали успеху упомянутых инбридингов. Линия Заморского Чуда, наоборот, вот уже больше сорока лет как блестяще развивается в кроссах самого широкого диапазона и ничего близкого по классу не дала пока в инбридингах. В орловской породе на данном этапе успешно инбридируется Вармик, а Ловчий — 2.13,1, наоборот, кроссируется. Проследим путь развития начиная с истоков от Барса, линии Удалого.
   После Любезного I, рождения 1794 г., сына Барса рождения 1784 г., родоначальником своей линии стал Усан— 7.31 {завод Шишкина). Он происходил от случки отца с дочерью (Усан II — Селитра), Сам Усан II был заинбридирован на Барса I (рождения 1784 г.) в III—II рядах предков. Усан — 7.31 в следующем поколении дал в заводе В. И. Шишкина Барса I (рождения 1835 г.), который в свою очередь стал родоначальником линии. Он был заинбридирован по прямой мужской линии на Любезного I в II—IV—III рядах предков. Инбридинг был уже более умеренным по сравнению с предыдущими поколениями.
   На протяжении 40 лет (1794— 1835) линия развивалась по прямой мужской стороне с применением тесных инбридингов, выделяя почти я каждом поколении новых родоначальников. Продолжатель линии Барса I (рождения 1835 г.) — Непобедимый I (рождения 1841 г.) был получен уже в кроссе с линией Лебедя I (рождения 1804 г.). Сын Непобедимого I — Атласный III (рождения 1849 г.) опять-таки получен в кроссе с линией Старого Атласного, Сын Атласного III — Богатый II (рождения 1854 г.) был получен в кроссе с той же линией Старого Атласного с инбридингом на последнего по женской стороне в IV—III—VI. Течения Старого Атласного, с которыми хорошо сочетался Барс I (рождения 1835 г.), накапливаются и усиливаются.
   После кроссового периода наступает спешное развитие линии в инбридингах по прямой мужской стороне. Боец {рождения 1В65 г.) — сын Богатого II заинбридирован уже на Барса I (Шишкина) в III—IV рядах предков, на Любезного II из линии Молодого Атласного, тоже в III—IV. В этом ел у и ее а Бойце закрепляется комплекс: Барс (Шишкина) — Старый Атласный, Удалой — 5.14 (Тулинова, рождения 1871 г.), родоначальник своей линии в свою очередь был заинбридирован на Непобедимого I в III—IV, на Ловкого — сына Лебедя I — в VI—V— V—VI и на Атласного II — в IV— V—IV рядах предков. По силе инбридингов, имея в виду, в каком ряду предков они применялись, ведущее место занимает линия Барса (Шишкина). Линия Удалого — 5.14 развивалась дальше уже преимущественно в кроссах. Линию Удалого не раз пытались вести путем родственного разведения, но результаты, кап известно, были малоутешительными (Лоцман, Канифоль, Купава, Зимарь). Линия Удалого на наших глазах «одряхлела», потеряв выраженность основных породных признаков (резвость, конституционную крепость), и угасла, не выделив ничего нового. Не спасли ее ни однородный неродственный подбор (Лужок), ни инбредный Зимарь.
   Итак, появление новых родоначальников в линии может быть и после длительного применения родственного разведения—Усан — 7,31, Барс (Шишкина), Удалой — 5.14, Задорный, Ветерок (Охотникова), .н после кроссов — Непобедимый, Богатый II, Громадный, Ловчий, Улов. Таким образом, знамение применения -инбридингов и кроссов в развитии линий равноправно. Кроссы и инбридинги являются диалектическим выражением одного и того же процесса развития и неотделимы друг от друга. В силу сказанного можно себе представить, как выглядят ратующие исключительно за кроссы н те, которые ратуют за родственное разведение. Все они напоминают известного героя Сервантеса в его борьбе с ветряными мельницами. Не лучше выглядят и те, которые претендуют на безотносительную многолинейность в породе, руководствуясь принципом — чем больше, тем лучше.
   Каждому этапу в развитии линий свойственны свои наиболее продуктивные сочетания и инбридинги, носящие постоянный характер, примем следует различать, что одни родоначальники отличаются широким диапазоном сочетаний, а другие — узким. Так, Подарка — 2.02,1 следует отнести к первому типу, поскольку он хорошо сочетался и с Гильдейцем, и с Трепетом, и с Аксворти, и с Бароном Роджерсом, а Летучего — ко второму, его постоянный партнер был Удалой (Тулинова).
   Руководствуясь изложенными законами, селекционер, работающий с породой (в данном случае речь идет о рысистых), должен, как это обычно принято, изучить производящий состав своего завода в разрезе его линейной принадлежности и в разрезе индивидуальных способностей и препотентности каждой особи. Он обязан знать, на каком этапе развития находится каждая линия в породе (кроссовом или инбредном) и наиболее успешные сочетания и инбридинги, соответствующие данному этапу ее развития. Памятуя длительное действие и постоянство проверенных кроссов и инбридингов, следует соответственно строить свои подборы >не менее, как с 75—80% своего производящего состава. Это же рекомендуется и инструкцией к подборам. Остальной состав подлежит использованию в поисках новых кроссов и инбридингов, поскольку биологические свойства линий меняются и на известном этапе успех может переместиться от преимущественного применения кроссов к инбридингам и обратно. Для этой цели постоянно практикуются «опытные» подборы.
   Из приведенных примеров работы с Вельботом, Будущностью, Удалым можно представить, насколько эрудированным следует быть в породе и насколько творчески наследие примеров прошлой практики Должно применяться в настоящем. Допустим, инбридинга на Удалого были малоуспешными и это приняло характер известной закономерности на данном этапе. Но если встретилась при подборе матка с сильными течениями Летучего наряду с наличием течений Удалого, через одного из его отдаленных потомков, то инбридинг на последнего может дать положительный результат и отрицательных явлений может н не последовать. Подбор, как мы видели, можно вести с большим успехом «двухэтажно». Так, применяя испытанный кросс Барчук — Ловчий — 2.13,1, при наличии этих имен в ближайших рядах вы можете одновременно инбридировать Вармика в дальних рядах. То же относится к кроссам. Мы приводили пример подбора Вельбота к Катушке (в Юргамыше), когда наряду с кроссом в ближайших рядах Барчука с Эльборусом в дальних проводился испытанный кросс Лихач — Дар—Машистый; причем самым действенным оказался последний. Многие авторы считают, что инбридинги и кроссы, с учетам родоначальников в дальних рядах (V—VI—VII), недейственны. По нашему глубокому убеждению, инбридинги дальних рядов сохраняют действенной значение, если соответственно возрастает число повторений родоначальника, который инбридируется. В случае же с кроссами действие сказывается тогда, когда в близких рядах применяется малоэффективный кросс, а в дальних — хорошо проверенный и зарекомендовавший себя а прошлом (см. родословную Кавычки).
   Действенное значение инбридингов в дальних рядах подтверждается родословными Отбоя по Задорному и Вельбота по Ветерку (Охотникова). Многие наши селекционеры широко практикуют инбридинги в дальних рядах именно с накоплением инбридируемых имен.
   Раз зашел разговор об инбридингах, следует сказать и о комплексном. Комплексный .инбридинг применяется часто для поддержки статус-кво полученного эффекта сочетающихся линий. Так, например, при разборе развития линии Барса (Шишкина) мы наблюдали его применение в двух поколениях — в Бойце и Удалом 5.14. По нашим наблюдениям, комплексный .инбридинг не имеет преимуществ перед простым в смысле эффективности.
   Итак, в целях совершенствования линий путем подбора в распоряжении селекционера имеется целый арсенал средств: инбридинги простые и комплексные разных степеней родства, кроссы ближайших рядов предков и отдаленные, комбинированное применение испытанных кроссов с зарекомендовавшими себя инбридингами дальних рядов и наоборот — однако во всех случаях их применения следует руководствоваться законом поэтапного развития линий и постоянства действия проверенных сочетаний и инбридингов. Но во всех этих случаях большое значение имеют индивидуальные особенности подбираемых пар, их препотентность в передаче наследственных качеств. Селекционер должен ясно представлять себе цель подбора и намечаемые им пути его осуществления: кого он инбридирует и кроссирует и для чего. Без этого нет и не может быть творчества.
   Помимо применяемых подборов, линии, как известно, совершенствуются еще отбором. Отбор, во-первых, преследует цель борьбы с постоянно и неизбежно появляющимися ненужными и вредными признаками в силу закона взаимопротивоположного их развития. Во-вторых, главной целью отбора остается не упустить появления качественно новых явлений в линии, имеющих значение для породы, не дать им погибнуть. Это относится к отбору производителей и маток в производящий состав. В практике коннозаводства нередки случаи, когда молодняк от ценных кобыл и жеребцов выранжировывается и попадает в коннозаводские хозяйства с низким культурным уровнем. Здесь выранжированные лошади не могут себя проявить, и только .порой случай вносит коррективы, но, как правило, бывает уже поздно, и остается лишь горечь упущенных возможностей — таким примером может служить родоначальник современной линии Отбой. Отбой в трехлетнем возрасте имел рекорд 2.25 и не выдерживал работы. Свой завод от него отказался и его передали во второстепенный конный завод, маточный состав которого в меньшей степени отвечал целенаправленному использованию Отбоя. Однако эта ошибка Была исправлена. Вскоре во время эвакуации в 1941 г. Отбой волею случая попал в свой родной завод, где впоследствии при умелом использовании развернулись его «таланты». Но могло случиться и хуже — Отбой мог попасть в случную сеть на беспородных маток и навсегда быть утерянным для коннозаводства. По этому поводу хотелось сказать, что селекционер, работая в заводе, должен быть предельно объективным, Отбросив свои симпатии и антипатии к тому или другому производителю или заводской матке и руководствоваться только соображениями пользы дела. Одновременно он должен быть выдержанно мудр в своих окончательных решениях по отбору. Мы не останавливаемся на общеизвестных приемах отбора и подбора, давно вошедших в практику и много раз описанных. В данной статье мы постарались обобщить, суммировать и сделать выводы из всего того нового, что применяют на практике лучшие наши селекционеры.
   В заключение нам хотелось еще раз отметить, что лишь десятки индивидуально выдающихся производителей и маток, созданных творческим трудом лучших селекционеров в результате строго индивидуального подбора, с учетом в каждом отдельном случае мотивов свойства сочетающихся пар, в столь же умелых руках, совершенствуют .и двигают породу вперед. Что штамповать методы селекции в коннозаводстве по примеру получения бройлеров не дано, что существующие законы развития пород и линий служат лишь фарватером для зоотехнического творчества, отклонение от которого грозит быть выброшенным «а мель, но сами по себе они мертвы: только человек, используя эти законы, сознательно направляет развитие прогресса в полезную для него сторону.
  
  
   А. ШУЛЬМАН
   г. Уфа
  
  
"Коневодство и конный спорт" №3, 1968г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом