О журнале  
Поиск
Экономика и организация
Репортаж с аукциона
Акулова О.

   Жизнь дарит нам порой минуты непередаваемой радости. Мы замираем перед картиной кисти великого мастера, с волнением перечитываем страницы любимых книг, вдохновенно любуемся заветными уголками родной природы. Редко кого оставит равнодушным и это, не однажды виденное каждым — мирно пасущиеся на тихом утреннем лугу кони. Доверчиво льнущие к человеку, несущиеся в стремительном галопе, запряженные в разудалую русскую тройку, лошади всегда вызывают восхищение, если не восторг. Удивительные эти животные всегда были рядом с человеком и приносили ему не только эстетическое наслаждение, но и огромную пользу. Пожалуй, ни один союз человека с животным не был столь плодотворным. Испокон веков лошадь помогала пахать и сеять, давала пищу и одежду, защиту в суровый ратный час. Забыли мы теперь слово «безлошадный». А ведь оно значило для крестьянина крайнюю степень обнищания.
   Сколько стоила в прежние времена лошадь? По свидетельству дошедших до нас документов, за боевого коня давали сорок пять коров. Простая крестьянская «сивка-бурка» стоила «два рубли с полтиною». На нынешних международных аукционах цены на племенных и спортивных лошадей поистине баснословные. Вспомним хотя бы Песняра — арабского жеребца, выращенного на Терском конном заводе. Его купили у нас за миллион долларов!
   Правда, современные кони прежним не чета. Кто без замирания сердца смотрит лихие скачки мустангов в ковбойских боевиках! Сейчас животные легко прыгают через пропасть, грациозно встают на дыбы, вольный ветер играет в их распущенных гривах. Но всё ли знают, что роль мустангов в этих фильмах исполняют лошади чистокровной английской верховой породы? А сам мустанг вовсе не «кинематографичен». Это низкорослая, кудлатая лошаденка, головастая, с торчащей, как щетка, гривой. Примерно такими же были и прародители теперешних лошадей. Их черты только проглядываются в современных породах. Нынешние кони—творение рук человеческих, итог многовекового труда сотен и сотен людей.
   Как вывели, например, древнейшую на земле культурную породу лошадей — ахалтекинскую? Гордые, горячие аргамаки, смешавшие в себе кровь ассирийских, арабских, египетских и варварииских лошадей, создавались трудом маленького туркменского племени. В здешнем краю нет ни ласковых зеленых пастбищ, ни степей с духмяными травами. Поэтому текидцы не держали больших табунов, а растили каждого коня отдельно. И так тесно переплетались их судьбы, что конь носил даже имя своего хозяина. Бек-Назар звали владельца, Бек-Назар-дор (Бек-Назаргнедой) — коня. Неграмотные люди наизусть запоминали родословную каждого коня и передавали ее из поколения в поколение. Терпеливо растили туркмены-теке лошадей, понимая в этом толк. Чтобы увеличить гибкость ног и шеи, коней кормили зерном, рассыпанным по кошме. Кони могли достать корм, только встав на запястья и вытянув шею. Вот откуда у них эта стать! Любили туркмены лошадей, но не нежили: животные легко переносят пятидесятиградусную жару, подолгу обходятся без воды. А вспомните конный пробег туркменских колхозников Ашхабад—Москва. Ахалтекинские лошади преодолели расстояние 4300 километров за 84 дня, а 350 километров по безводной пустыне прошли за три дня.
   Кони, кони, чудо-кони! Никогда не устанут они радовать нас своей красотой, резвостью, силой. Сколько людей и сейчас бьются над родословными лошадей, вычисляют, программируют будущих победителей скачек, конкуров, дерби. Иногда отца и мать предполагаемого чемпиона свозят с разных концов света. Вот почему и разгораются порой страсти на международных аукционах и немыслимые деньги платят за каждого коня. Какое это зрелище — аукцион! Демонстрация пород, парад красоты, лошадиная ярмарка.
   В который раз приезжаю я на Московский конный завод, и каждый раз — как на праздник. Недавно здесь, в Успенском, состоялся традиционный весенний международный аукцион племенных и спортивных лошадей. Перед началом прошусь в конюшню, как в «святая святых». В утренний час здесь безлюдно. В денниках, нервно прядая ушами, волнуясь, словно люди, ждут своего выхода на манеж красавцы кони, холеные, до блеска вычищенные, с аккуратно расчесанными гривами.
   — Московский аукцион — постоянно действующий, — рассказывает главный зоотехник аукциона Николай Михайлович Шурыгин.—Мы получаем лошадей заранее, и у нас они проходят начальную спортивную подготовку.
   Легко ли в короткий срок научить лошадь ходить под седлом, брать препятствия? И не конник знает, что это такое. Но старший тренер аукциона Константин Филиппович Гриднев, два десятилетия отдавший работе с лошадьми, и жокеи Московского конного завода справляются со своей задачей мастерски. Высокую спортивную подготовку лошадей единодушно отмечают все участники аукциона. Работники же Московского аукциона признательны своим ростовским коллегам за прекрасную подготовку лошадей донской и буденновской пород.
   Открывают аукцион дети буйных ковыльных степей — рослые, выносливые питомцы конного завода имени С. М. Буденного. Уже первый из них—трехлетний дончак Заир—вызвал отчаянный спор среди покупателей, пока его за 3400 долларов не приобрел наш постоянный торговый партнер из Италии Мишель Латоре. Трибуна покупателей на нынешнем аукционе особенно многочисленна. Сюда приехали коннозаводчики и представители торговых фирм из Италии, ФРГ, Финляндии, Голландии, Бельгии, США, Канады, Бразилии. Их неизменный интерес привлекали лошади тракененской, ганноверской, голштинской, латвийской, делибозской и других пород. Кульминация аукциона наступила, когда на манеж вышел лот номер 21 — гнедой жеребец тракененской породы Бенуар, выращенный на Нямунском конном заводе. В красоте и стати с ним другим лошадям еще можно было поспорить, а вот в прыжке через препятствие равных ему не было. Цена Бенуара после долгих торгов поднялась с 1800 до 10000 долларов. Приобрел самую дорогую лошадь аукциона коннозаводчик из Западного Берлина.
   Зал замер, когда на манеже появились ахалтекинские кони. Аплодировать на аукционах не принято, но тут сдержаться было просто невозможно. Особый спрос лошади этой породы вызывают не только за свою удивительную грациозность, но и за высокие спортивные качества. Особенно активны покупатели из Федеративной Республики Германии. Несколько лет назад в ФРГ создали общество по разведению ахалтекинских лошадей. А приобретенный на наших аукционах жеребец Куватлы стал победителем труднейшего Кельнского стипль-чеза. Высокую оценку покупателей и зрителей на нынешнем аукционе получили питомцы совхоза «Дагестанский» и Луговского конного завода.
   Торг был удачным, 67 лошадей из восьмидесяти представленных проданы, и за хорошую цену. Они пройдут карантин и отправятся в дорогу. Скоро у них будет новый хозяин. Еще раз смотрю на них и отчего-то делается вдруг грустно.
   — А зачем мы вообще продаем таких красивых лошадей? — спрашиваю у главного зоотехника аукциона.
   — Чтобы покупать других, — с улыбкой отвечает Н. М. Шурыгин. — В селекции необходимо прилитие свежей крови, обновление линий.
  
  
   О. АКУЛОВА
  
"Коневодство и конный спорт" №5, 1983г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом