О журнале  
Поиск
Из прошлого
У истоков советской кавалерии
Овечкин В.

Переход к строительству Красной Армии на основе всеобщей воинской повинности трудящихся, развертывание новых многочисленных частей и дивизий требовали большого количества лошадей, которые были в то время основой подвижности войск. Одновременно на повестку дня встал вопрос о создании красной конницы. Так, 16 сентября 1918 года Революционный военный совет республики телеграфировал В. И. Ленину, Я. М. Свердлову и начальнику Всероссийского главного штаба, что значительная часть наших неудач на фронтах происходит из-за отсутствия конницы. “В этой маневренной войне,— говорилось в телеграмме,— мы не имеем такого количества лошадей, какое имеет противник” '.

В то время советская кавалерия еще была малочисленной. К концу 1918 года на фронтах насчитывалось около 40 тыс. сабель, составлявших 10 % боевого состава всей Красной Армии. Кавалерийские части в большинстве случаев входили в состав стрелковых дивизий. Лишь в феврале 1919 года на Южном фронте впервые появилась самостоятельная конница — конный корпус С. М. Буденного2.

Однако для создания крупных конных соединений и тем более объединений необходимо было большое количество пригодных для армии лошадей. Вместе с тем расточительное использование лошадей в годы первой мировой войны привело к тому, что в распоряжении военного ведомства их почти не осталось. Действительно, за период 1914—1917 годов для армии у населения было изъято около 1,5 млн. лошадей, что составило 6 % всего конского состава в стране, или около 30 % пригодных для армии, и почти все они не вернулись 3.

Таким образом, прежде чем приступить к созданию крупных кавалерийских формирований, необходимо было провести подготовительные мероприятия, связанные с новым набором лошадей у населения.

В первую очередь были проведены мероприятия организационного характера. С образованием 8 мая 1918 года Всероссийского главного штаба (Всероглавштаб) существовавшее ранее Управление по ремонтированию армии было упразднено. Снабжением кавалерийских частей лошадьми стал ведать отдел по снабжению армии конским составом. 1 июня 1918 года этот отдел приказом Народного комиссариата по военным делам № 414 был преобразован в управление по ремонтированию армии Всероглавштвба4, а 15 июня, согласно приказу № 445, оно было передано в только что образованное Центральное управление снабжения Красной Армии5. Лишь 24 декабря 1918 года приказом Реввоенсовета Республики № 438 управление по ремонтированию армии было вновь введено в состав Всероссийского главного штаба6.

Центральный Комитет РКП(б) и Совет Народных Комиссаров, руководимые В. И. Лениным, постоянно ориентировали работников военного ведомства на проведение мероприятий, связанных с массовой поставкой лошадей для Красной Армии.

Учитывая это, 4 мая 1918 года военный руководитель Высшего военного совета М. Д. Бонч-Бруевич вступил в ходатайство перед сове-1ом о необходимости разработки и издания декрета, вводящего обязательную всеобщую военно-конскую повинность.

В процессе обсуждения возникли спорные вопросы о способах комплектования армии лошадьми. Но так как в ходе совещания все вопросы разрешить не удалось, то было принято решение о создании при управлении по ремонтированию армии междуведомственной комиссии, которая должна была в кратчайший срок закончить разработку проекта и представить его на рассмотрение Народного комиссариата по военным делам с дальнейшим утверждением в Совете Народных Комиссаров. Такая комиссия была создана и 18 мая 1918 года состоялось ее первое заседание.

Междуведомственная комиссия на своих заседаниях стремилась наряду с проектом декрета разработать и временное наставление для поставки в войска лошадей. Однако ввиду срочности разработки проекта комиссия не успела разработать временное наставление и в Совет Народных Комиссаров был отправлен лишь проект основного декрета, который был утвержден 26 июля 1918 года.

8 декрете “О введении военно-конской повинности” говорилось, что она вводится в республике в целях обеспечения Красной Армии в кратчайшие сроки различного рода лошадьми и повозками. Декрет предусматривал постепенность в проведении набора лошадей, который должен был осуществляться по мере действительной необходимости и в зависимости от срочности формирования частей и соединений Красной Армии, а также учреждений военного ведомства. Согласно пункту четвертого декрета, право на проведение мероприятий, связанных с военно-конской повинностью, представлялось Народному комиссариату по военным делам с обязательным предварительным согласованием с комиссариатами продовольствия и земледелия.

После утверждения декрета Всероссийский главный штаб продолжил разработку временного наставления для поставки в войска лошадей. 1 августа 1918 года возобновила работу междуведомственная комиссия, которая теперь осуществляла свою деятельность при мобилизационном отделе управления по организации армии Всероглавштаба. Комиссия с окончанием разработки временного наставления установила цены, по которым должна была производиться оплата населению за лошадей, поставляемых по военно-конской повинности.

9 сентября 1918 года Совет Народных Комиссаров объявил первый набор лошадей в некоторых губерниях Московского, Орловского, Приволжского, Уральского и Ярославского военных округов 7. В этих округах, согласно приказу Всероглавштаба, создавались 36 “конских запасов” по 1000 лошадей в каждом8. Лошади из этих запасов должны были направляться в соответствии с разверстками Всероглавштаба на укомплектование действовавших на фронте частей.

Однако пополнение армии лошадьми через конские запасы шло очень медленно, так как округа больше заботились о пополнении своих формируемых частей. Зачастую принимались лошади, непригодные для армии. В телеграммах Народного комиссариата по военным делам, приказах Реввоенсовета республики в сентябре 1918 года отмечалось, что фронтовые части нередко получают лошадей, совершенно непригодных к службе в войсках, больных, несоответствующих разрядам, описям и категориям. Характерен в этом отношении приказ Реввоенсовета республики № 15 от 27 сентября 1918 года. “По имеющимся сведениям,— говорилось в приказе,— некоторые фронтовые части получают лошадей, совершенно непригодных к службе в войсках или истощенных. Это происходит вследствие халатного отношения к делу тех, кто принимает и отправляет конское пополнение, а потому предупреждается, что при дальнейшем обнаружении получения армиями негодных к службе, истощенных или заразных лошадей виновные будут немедленно переданы суду и с них будет взыскана стоимость принятых лошадей” 9.

В целях улучшения качества набора лошадей Совет Рабочей и Крестьянской Обороны 18 декабря 1918 года своим декретом утвердил Особую центральную комиссию по обеспечению Красной Армии конским составом (Осцентком) и инструкцию для ее работы. Председателем комиссии Реввоенсовет республики назначил начальника мобилизационного управления Всероглавштаба П. П. Лебедева.

В задачу Осценткома входило общее руководство набором лошадей на всей территории республики, их содержание и обеспечение фуражом до сдачи в войска, а также контроль за осуществлением правительственных декретов на местах. Инструкция Особой центральной комиссии, утвержденная В. И. Лениным, требовала, чтобы общие наряды на лошадей соответствовали хозяйственно-экономическим условиям данной местности и наличному количеству лошадей. Члены комиссии должны были следить, чтобы в отдельных земледельческих хозяйствах, коммунах и товариществах оставалось достаточное количество лошадей, необходимых для обработки земли. Лошадей, необходимых для хозяйства, но годных для армии, разрешалось заменять непригодными для армии, но способными обрабатывать сельскохозяйственные угодья.

Для непосредственного осуществления набора лошадей на местах и ухода за ними Особой центральной комиссией было разрешено создать 12 особых местных комиссий. Такие комиссии были созданы и 7 января 1919 года приступили к работе10.

В итоге принятых советским правительством мер был упорядочен набор лошадей для Красной Армии. Одновременно закончился период самостоятельного приобретения лошадей военными округами, продолжавшийся с сентября 1918 по январь 1919 года. За это время были закуплены у населения 210653 лошади, из которых 102164 оставлены в округах и 108489 находились в действующей армиии. Мобилизационное управление Всероглавштаба по указанию Реввоенсовета республики разработало проект постановления об учете лошадей, который 7 апреля 1919 года был утвержден Советом Рабочей и Крестьянской Обороны.

Выполняя распоряжение Совета Рабочей и Крестьянской Обороны, мобилизационное управление Всероглавштаба разработало “Временное положение об учете лошадей”, которое устанавливало для каждой лошади паспортную систему. Однако учет затянулся, во-первых, вследствие недостатка на местах опытных специалистов, во-вторых, из-за боевых действий на территории республики. Лишь только 1 марта 1920 года в 280 уездах из 395 учет был закончен. Было зарегистрировано 6814000 лошадей, из которых были годны к службе в войсках 1 333 000. что составило 20 % общего числа лошадей в этих уездах 12.

Летом 1919 года осложнилась обстановка на Южном фронте. Кавалерийские набеги Мамонтова, а также общее стратегическое положение Красной Армии выдвинули необходимость в самом срочном порядке приступить к формированию кавалерийских частей. В связи с неудачным контрнаступлением наших войск против белогвардейской конницы во второй половине августа ЦК РКП(б) наметил дополнительные меры коренного улучшения руководства военными действиями на юге страны и создания кавалерийских объединений.

Таким образом, создание конной армии становилось неотложным делом. С. М. Буденный писал в то время в Реввоенсовет Южного фронта: “Я уверен, что создание конной армии... явится не только серьезным противовесом белогвардейской казачьей коннице, но и могучим средством в руках фронтового и главного командования для решения задач фронта и, не исключено, в интересах всей республики” 13.

К этому времени наличие конских средств, находящихся в военных округах и в войсках, позволяло начать формирование конных армий. В феврале—марте 1919 года в период повсеместной мобилизации лошадей в губерниях и волостях было приобретено около 48 тыс. лошадей. С апреля 1919 года началась повсеместная закупка лошадей, которая продолжалась до сентября. В ходе этой закупки было приобретено около 35 тыс. лошадей 14.

О предложении С. М. Буденного было доложено В. И. Ленину, и по его указанию этот вопрос был решен положительно. В приказе по войскам Южного фронта от 19 ноября 1919 года сообщалось: “В соответствии с п. 1 протокола № 68 заседания РВС республики от 17 ноября приказываем: 1. 1-й Конный корпус Южного фронта в его нынешнем составе переименовать в Конную армию РСФСР. 2. Командующим Конной армией назначается т. Буденный...” 15.

Для ускорения формирования конных армий приказом Реввоенсовета республики № 105/20 от 18 января 1920 года при Всероглавштабе был создан временный особый отдел по частичному пополнению кавалерийских частей личным и конским составом.

В октябре 1920 года принимаются меры по дальнейшему совершенствованию работы окружных военных комиссариатов в деле обеспечения Красной Армии лошадьми. Для этого, согласно постановлению Совета Труда и Обороны от 27 октября, в распоряжение окружных военных комиссариатов были переданы особые местные комиссии по обеспечению Красной Армии конским составом. Такая реорганизация позволила использовать опыт работников Оценко-ма в деятельности окружных военных комиссариатов по обеспечению действующих частей лошадьми.

В итоге под руководством Коммунистической партии, лично В. И. Ленина в ходе гражданской войны и иностранной военной интервенции в республике была разработана система военно-конской повинности. Практическое осуществление ее позволило обеспечить Красную Армию необходимым количеством лошадей. К 1 ноября 1920 года в войсках находилось 677 952 лошади 16. Это в решающей мере способствовало созданию 27 кавалерийских дивизий и 7 отдельных кавалерийских бригад 17. К тому же за всю историю войны противник не имел такого объединения, как Конная армия.

 

1 ЦГАОР, ф. 130, on. 2, д. 537, л. ИЗ.

2 См.: Кораблев Ю. И. В. И. Ленин и

защита завоеваний Великого Октября. —

М.: Наука, 1979, с. 345—346

3 ЦГАСА. ф. 11, on. 1, д. 90, л. Воб.

4 ЦГАСА, ф. 11. on. 5. д. 17, л. 2.

5 ЦГАСА. Сборник приказов Наркомвоен за 1918 год, с. 304.

6 ЦГАСА, ф. 10, on. 1, д. 1334, л. 170.

7 ЦГАСА, ф. 11, on. 8, д. 54. л. 64.

8 ЦГАСА, ф. 11, on. 5, д. 36, л. 26об.

9 ЦГАОР, ф. 130, on. 2, д. 113, л. 3.

10 ЦГАСА, ф. 10, on. I, д. 1334, л. 160— 161.

11 Там же, л. 66 об.

12 ЦГАСА, ф. 11, on. 1, д. 160, л. 323.

13 Цит. по кн.: Буденный С. М. Пройденный путь. — М., 1965, с. 282.

14 Из истории гражданской войны в СССР.—М., 1961, т. 2, с. 561.

15 ЦГАСА, Сборник приказов Реввоенсовета республики за 1920 год.

18 См.: Директивы Командования фронтов Красной Армии. — М.: Воениздат, 1978, т. IV, с. 227.

17 См.: Кляцкин С. М. На защите Октября.—М.: Наука, 1965. с. 463.

"Коневодство и конный спорт" №6, 1983г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом