О журнале  
Поиск
Улучшение качества
В конзаводе Приднепровья
Моисеенко Н.

   Миновав райцентр Покровское, наша машина выскочила на широкую дорогу и направилась на центральную усадьбу Днепропетровского конзавода.
   Сам по себе этот завод — интересное хозяйство. Несмотря на то, что это один из молодых конных заводов страны, он успел пережить заметный расцвет своего коннозаводства, когда его питомцы в блестящей форме появлялись на ипподромах страны, и полное забвение в годы войны, а затем и новое возрождение. Чтобы судить о настоящем завода, интересно знать его прошлое, его историю. Основан он в 1931 году на базе коневодческого товарищества, и, что примечательно, организация этого завода, его становление связаны с началом зоотехнической деятельности известного специалиста, ныне начкона «Восход» В.П. Шимширта. Это он с небольшим коллективом коневодов под руководством опытного хозяйственника — директора В.С. Москаленко — почти на пустом месте начинал закладывать основы крупного коневодческого хозяйства. Уже через три года завод стал неузнаваем. Выросли корпуса новых конюшен, укомплектован племенной состав лошадей, создана хорошая кормовая база. На первых порах завод выращивал полукровных лошадей, а когда вопрос с кормами был решен, появились культурные пастбища и многолетние травы, стало ясно, что можно и нужно брать курс на разведение чистокровных верховых лошадей, Сюда поступали матки н жеребцы из разных заводов, и в том числе из Стрелецкого, а начиная с 1937 года маточный состав уже пополняется кобылами своего завода. С этого периода начинается целеустремленная селекционная работа. И к концу 1940 года комплектование завода чистокровными лошадьми было завершено.
   И очень важно заметить, что к этому времени в хозяйстве были созданы хорошие условия для выращивания племенного молодняка. Завод расправлял крылья. Его питомцы начинали пробовать свои силы на ипподромах страны. Уже в 1940 году рыжий жеребец Багор от Гранита II и Бусы выиграл приз Открытия. Начали подавать надежды и другие скакуны.
   Коллектив завода строил заманчивые планы, возлагая большие надежды на своих питомцев. И вдруг война... Черные полчища фашистских захватчиков, сжигая все на своем пути, приближались к заводу. Началась эвакуация. Со слезами на глазах рабочие конзавода провожали своих питомцев в далекий путь. Провожали и не знали, что все созданное ими с таким тяжелым трудом будет навсегда потеряно. Из 240 чистокровных лошадей, в том числе 100 маток, а также 390 полукровных лошадей, из эвакуации вернулось лишь 2 производителя. Нужно было все начинать сначала. Нелегко это было. Но и на этот раз, как и в первые годы основания завода, днепропетровцам помогали многие конзаводы страны. Они направляли туда сначала полукровных, а затем чистокровных лошадей. За короткий период из конзаводов Украины и РСФСР поступило 89 чистокровных маток. Правда, по происхождению и качеству племенной состав завода был очень пестрым. Нужно было «перетряхнуть» все поголовье и отобрать лучшее.
   Началась кропотливая, напряженная работа с широким использованием таких производителей, как Хрусталь, Ринг, Гелиоскоп, Райдинг Милл, а также Лорд Туллус и другие.
   Прошли годы тревог, забот и ожиданий. И вот на ипподромах страны сначала робко, затем смелее начали один за другим появляться питомцы вновь возрожденного Днепропетровского конзавода. Сначала блеснул своей резвостью Храбрый (Блинцен— Хестия), одержавший четыре победы, в том числе а скачке на приз имени Калинина. Высокий скаковой класс показала и кобыла Рига III {Ринг — Газета). Она 8 раз выходила Победительницей, в том числе в Большом призе для кобыл трех лет и в призе Закрытия. Но славу заводу принес всесоюзный рекордист своего времени серый Харьков (Хрусталь — Гундин). Он явился победителем в скачках на Большой Всесоюзный приз и Кубок социалистических стран в 5953 году. Обратила на себя внимание конников и кобыла Гордость, которая в 1955 году выиграла два международных приза (г. Берлина и г. Праги). Позже эстафету завода принял сын Дугласа и Глории — Гудрон — участник Большого Всесоюзного приза 1962 года. Впоследствии он выиграв Вступительный приз и приз Элиты, а также три международных скачки. Радовал своими успехами и внук победительницы приза имени Калинина Храбрости — Хорог. В Берлине он выиграл приз имени Киева, в Кёльне — Бэр — Мемориал, а в Варшаве — имени Улан-Батора. Но каково было восхищение конников завода, когда в скачке на Кубок он блестяще обошел класснейших лошадей и был вторым за Анилином. И все это не случайно. Хорог знаменитого происхождения. Он продукт кросса линий Гейнсборо х Дарк Рональд через мать Химию, инбридированную III—IV на Прунуса — отца Опеандера.
   За 22 послевоенных года завод вырастил 16 победителей в традиционных и международных призах, которые одержали 19 побед в стране и 14 за рубежом.
   Под ритмичный гул машины я рассуждал, словно перелистывал книгу истории конзавода. Мне хотелось скорее попасть в него и увидеть все своими глазами, узнать: почему последние годы питомцы завода на столичном ипподроме редко выходят победителями. Машина взяла крутой подъем и выскочила на возвышенность. Вдали перед нами словно на ладони показалась центральная усадьба Днепропетровского конзазода. На первом плане во всю ширину раскинулся утопающий в зелени поселок с ровными улицами, чуть выше тянулись производственные и животноводческие постройки. Пристально вглядываясь в панораму конзавода, я искал кончасть. Слева увидел ряд белокаменных длинных построек. «Да это, конечно, кончасть,— подумал я. — Прекрасные конюшни! И в хорошем месте,— сказал я обращаясь к водителю».
   — Нет, это не конюшни, а свинарники,— слышу ответ. Наша племсвиноферма одна из лучших в области,— с гордостью поясняет водитель.
   Не знаю почему, но это меня мало обрадовало.
   — Но тогда кончасть, наверное, правее,— указал я на другой массив белокаменных строений. — Нег, это молочнотоварная ферма. Кончасть еще правее возле поселка,— указал водитель на муть заметные приземистые помещения с красными крышами.
   Я обратил внимание на огромное здание, возле которого стояли подъемные краны, его строительство подходило к завершению. Но и на этот раз, оказалось, была не конюшня, а ремонтная мастерская.
   — Конюшни вон там,— указал водитель на голый каркас из железобетонных балок, словно футбольные ворота, возвышавшиеся вдали от поселка. — После того, как возвели этот каркас, пошел уже третий год, а дело дальше не двигается,— пояснил он.
   Осматриваясь вокруг, ищу пастбище, но, насколько охватывает взгляд, вижу лишь распаханные поля и только по крутым балкам кое-где .виднеются клочки нетронутой целины. Все это меня насторожило. ..
   На центральной усадьбе нас любезно встретил директор конзавода Григорий Иванович Давыденко. В беседе с ним чувствовалось, что он много труда уделяет развитию хозяйства и особенно продуктивному животноводству, что, несомненно, способствует укреплению экономики завода, но нам хотелось почувствовать, что коннозаводство для него это главное.
   Отдохнув с дороги, спешим на кончасть, где в старых, ветхих .конюшнях, но содержащихся в порядке, находятся 224 чистокровные лошади, (из них 86 маток) и 142 полукровные лошади, (в том числе 41 матка) украинской породной группы. Нас особенно интересовало чистокровное отделение — основа завода. Бригадир маточной конюшни Петр Сергеевич Задубровский показывает нам чистокровных кобыл.
   Мы переходим от денника к деннику, везде чистота. Чувствуется, что за этими племенными матками, из которых две трети класса элита, смотрят зоркие опытные глаза и ухаживают заботливые руки.
   — Самая большая группа маток (27 голов),— поясняют нам — относятся к пинии Тагора через жеребцов Дугласа, Ринга, Румянца. Это хорошо скакавшие Гидра, Индиана, Гриада, Хорешта, Гильда. Две кобылы — Радиация (Дуглас-Рицина) и Хиротония (Румянец— Хирургия), ибридированные на Гранита II; восемь кобыл линии Бримстона через Гибрида, и среди них Богема, давшая Бреда. Мы узнали, что пинии Гейнсборо—19 дочерей Райдинг Милла и 3 дочери Заряда.
   Очень ценная в заводе группа маток линии Дарк Рональда, правда немногочисленная, представлена в основном дочерьми Империалиста. От кобыл этой линии получены хорошие лошади.
   Далее нас подробно знакомят с маточными семействами. В первую очередь выделяют группу кобыл в количество 28 голов идентичного происхождения — дочерей и внучек жеребца Лорда Туллуса. Матки этой группы дали таких скакунов, как Харьков, Гудрон, Гордость, Гараэд, Квадриль, Рангун и другие.
   Мы узнаем, что в заводе не менее ценное семейство кобылы Лер Бле (Ле Ганд — Дюк-Лер д'Эте), от маток этого семейства получена Лихая, рекордистка Хлебная, а также Лукреция.
   С гордостью показывают нам работники кончасти производителей завода. Перед нами выводной из Франции гнедой Ле лю Гару. Это достаточно породный жеребец среднего калибра. Правда, в его экстерьере имеются некоторые недостатки, в частности свислый круп, коротковатые бабки и незначительно разращенные апофизы пясти. Это представитель молодой прогрессирующей пинии Прэнс Роза, выведенный из старой пинии Сект Саймона. Его родословная консолидирована. Да и действительно это хороший скакун, ипподромная карьера его интересна, стартовал он 19 раз в первоклассных компаниях, одержал 6 побед; 5 раз был вторым, 4 раза третьим и 2 раза четвертым. Он постоянно сохранял скаковые кондиции. Двухлеткой он выиграл приз Критериум Сент Клу на 2000 м, четырех леткой — приз Кадран на 4000 м.
   Как известно, после привода из Франции Ле лю Гару первый год широко использовался на межзаводском пункте в конзаводе «Восход». Здесь же, в Днепропетровском заводе, он продуцирует четвертый год и за это время дал Три ставки. Лучшими считают же. ребят рождения 1967 года. За три года использования в заводе Ле лю Гару покрыл 112 кобыл, из которых зажеребело 103. Годовая нагрузка на него более 40 маток.
   Затем переходим к темно-гнедому Габардину от Балтик Барона и Гуманной (конного завода «Восход»), Принадлежит Габардин к линии Сенстара. Это крупный, глубокий, компактно сложенный жеребец с хорошими ногами. Правда, на наш взгляд у него коротковатая шея и мягковата спина. В двухлетнем возрасте Габардин был непобедим, но на дерби уступил первенство своему полубрату — Забегу. «Это, несомненно незаурядный жеребец,— говорит ничком,— он обладает отличным спидом и удовлетворительной дистанционностью».
   В заводе в первой ставке Габардин дал победителя осеннего приза Регби, а также хороших Багульника и Шаганэ. Мы увидели его детей. Все сини сухи, приятных форм. Но, к сожалению, использовался Габардин недостаточно — на 10—15 кобылах, потому что труден в случке. Однако в текущем году к нему подведено уже 30 маток.
   И, наконец, подходим к деннику гнедого Гудзона, рожденного в 1960 году от Дерзкого и Гиссы. Это некрупный, но породный, сухой и хорошо сложенный жеребец. Правда, у него немного приспущен круп. Скакал Гудзон 19 раз и выиграл 11 скачек. Из них Большой Всесоюзный, имени С.М. Буденного, международный приз имени г. Москвы. Как известно, Гудзон внук дербиста Дугласа, правнук выдающегося скакуна и производителя Гранита II, на которого он инбридирован III—III.
   В ставке 1967 года мы видели 9 сыновей и 5 дочерей Гудзона. Правда, жеребята зачастую с сыроватыми путовыми суставами. Однако среди них есть и безупречно сложенные.
   Кроме этих трех жеребцов, в заводе в качестве производителя апробируется Хорог от Райдинг Милла и Химии, а в дальнейшем планируется к использованию жеребец Заряд, который в настоящее время находится в Деркульском к он заводе.
   Показали нам и лошадей украинской породной группы. По всему чувствовалось, что эти лошади находятся в заводе на положении пасынков, им уделяется явно недостаточно внимания. Содержатся они на привязи. Кормят их в основном соломой, силосом и концентратами. Большинство маток этой породной группы используются на работе. Планируется а дальнейшем этих лошадей перевести в другой конный завод с тем, чтобы расширить чистокровное отделение. Но это в перспективе, а пока нельзя их сбрасывать со счетов тем более и потому, что лошади украинский породной группы нужны для отечественного конного спорта и высоко ценятся за рубежом. Для совершенствования лошадей этой породной группы в заводе имеются элитные тракененские жеребцы, такие как гнедой Хруст от Хризолита и Тьмы, а также рыжий Водопад от Великого Визиря и Даты. Кроме того, в Калининградском заводе приобретем жеребец ганноверской породы Дудак от Дио и Демагогии.
   Знакомясь с кончастью, мы видели, что там работают замечательные люди, отдающие все силы порученному делу. Разными путями пришли они в коннозаводство, у каждого из них своя биография. Но всех их объединяет одно чувство — любовь к лошади. Возьмем, к примеру, бригадира маточной конюшни Петра Сергеевича Задубровокого, который здесь трудится вот уже пятнадцатый год. А какие у него в бригаде люди! Взять хотя бы конюха Георгия Иващенко. Он почти ежегодно от каждой закрепленной матки получает по жеребенку. Не отстают от него Иван Староконь и Владимир Перевязко. А Ефим Терентьевич Куриленко, это один из ветеранов завода. Долгие годы проработал он на кончасти, не один десяток скакунов получил и вырастил этот скромный труженик. Есть такие же трудолюбивые люди и в бригаде Александра Васильевича Железняка, на которую возложено выращивание молодняка чистокровных лошадей. Присмотритесь, например, к работе А.П. Кухаря, Н.Г, Щербины, П.В. Иващенко — они вкладывают в работу всю душу. Немало хороших, старательных и смелых молодых ездоков и в тренотделениях, которые возглавляют Д. Лебедев, Н. Дворник и И. Иванов. Много теплых слов можно сказать о жокее В. Денисове, конюхе В.И. Ляшевской и многих других.
   Повторяем, что в кончасти хорошие люди, самоотверженно любящие свою работу, подобраны неплохие жеребцы и ценный маточный состав, но почему же завод пока не производит таких лошадей, которые могли бы соперничать со скакунами лучших заводов? Почему, несмотря на высокую зажеребляемость, из года в год в заводе наблюдаются аборты кобыл. Ответить на этот вопрос не так-то просто. Однако главной причиной, сдерживающей прогресс резвости лошадей, является, по нашему мнению, отсутствие хорошего сена и высококачественных пастбищ. По данным завода, при годовой потребности сена на одну чистокровную лошадь в размере 24 ц лошади в среднем получают лишь по 13—14 ц. И никакие прибавки концентратов не восполняют этот пробел. Еще хуже положение с обеспечением лошадей зеленым кормом. Вместо нормы 115 ц они получают такого корма только по 50—60 ц, а в отдельные годы даже по 20. А почему? Да потому, что в конзаводе урожайность трав из года в год не повышается, а падает. Если в 1964 году было собрано с гектара в среднем по 30 ц трав, то в 1965 году по 20, в 1966 году — по 17, а в 1967 году всего лишь по 14 ц. И здесь, вероятно, повинны не погодные условия, а то что, не получая удобрений, земля с каждым годом беднеет, а отсюда и снижение урожайности трав. Оказывается, в прошлом году под травы не было внесено ни грамма удобрений. А почему? Ведь удобрения в хозяйстве имелись.
   Выпадает из поля зрения .руководства завода и заготовка сена. Копнят его несвоевременно, оно подолгу находится в валках, пересыхает и теряет ценность. В заводе можно организовать принудительную сушку сена, так как в хозяйстве имеются специальные вентиляторы. Это позволило бы получать высококачественное сено, с сохранением ценной части корма. А как обстоит дело с приготовлением сенной муки? Пока плохо. Уже более года, как в завод поступил агрегат АВМ-04, но до сих пор он не используется.
   Но чем же восполняют недостаток витаминов в кормах зимой, может быть, скармливанием лошадям моркови? Оказывается, нет. Морковь .в заводе выращивают, но скармливают ее еще с осени, и асе это потому, что до сих пор не налажено хранение, хотя это не гак уж сложно. Ведь смогли же соседи-онуфриевцы решить этот вопрос.
   Тому, что в заводе племенные лошади не обеспечены полноценным кормлением, нет никакого оправдания, Смогли же в тридцатые годы (при В.П. Шимширте) на тех же сельхозугодьях решить этот вопрос и весьма успешно, И секрета в этом никакого, просто-напросто высевали люцерну, эспарцет, костер, пшеницу — раннюю и обычную, суданку, вика-овес двух сроков посева и кукурузу. Такой посев трав с четким чередованием сроков использования обеспечивал все поголовье племенных лошадей высококачественным зеленым кормом от апреля до сентября.
   Чтобы исправить положение с обеспечением племенных лошадей высококачественным сеном и зеленым кормом, нужно хорошее лугопастбищное хозяйство, нужны левады. Но левад в конзаводе нет. Нам пытались доказать, что устройство левад в Днепропетровском заводе (нецелесообразно, так как осадков здесь выпадает мало и уже в середине июня растительность выгорает, а организовать полив в этих условиях невозможно, так как вода соленая, а это значит, что орошаемые участки будут подвергаться засаливанию. Может быть это и так. Но как утверждают специалисты Всесоюзного треста, если приложить усилия и запрудить глубокие балки, то воды будет достаточно, чтобы организовать полив 150— 200 га левад, которые можно использовать для выпаса молодняка, жеребцов и ценных маток. Тем более, что заводу уже отпущены средства для проектирования возведения плотин. Ведь смог же подмосковный совхоз «Заря Коммунизма» организовать полив больших площадей, используя сбор талых вод в небольшие балки и впадины; так же поступили и в конзаводе «Культура».
   Известно, что конные заводы, в частности Днепропетровский, наделены земельной площадью, превышающей потребность коннозаводства в продукции растениеводства. В конзаводе созданы крупные молочнотоварная и свиноводческая фермы, на которых имеется более 1 тысяч голов крупного рогатого скота и около 3 тыс. свиней; причем эти отрасли в конзаводе ведутся хорошо. Конзавод считается одним из передовых хозяйств по производству .племенных свиней. Он получает от реализации животноводческой продукции большие доходы, Все это хорошо, тем более, что с текущего года конзавод перешел на хозрасчет. Но в таких ли размерах нужны подсобные отрасли? Нам кажется, что нет. Если концкормами племенные лошади обеспечены в полной мере и развитие свиноводства не мешает выращиванию лошадей, то из-за недостатка сена и, в частности, пастбищ ферма крупного рогатого скота в таких размерах отрицательно сказывается на развитии племенного .коннозаводства. Немало и других причин, мешающих прогрессу резвости скакунов завода. По нашему мнению, в заводе недостаточный тренинг лошадей из-за большой перегрузки работников тренотделения. Остальное время они находятся днем и ночью в зимний период в конюшнях с недостаточной вентиляцией. Вероятно, лошадей надо лучше тренировать и давать им возможность больше находиться на свежем воздухе. Для этого тренмолодняку надо создать левады, а также уменьшить нагрузку на тренперсонал с тем, чтобы увеличить время работы с каждой лошадью. И еще следует заметить, что в заводе длительная работа по выращиванию и тренингу лошадей зачастую сводится на нет из-за частой смены жокеев. На одной и той же лошади в течение ее ипподромной карьеры обычно скачут несколько жокеев. Если бы, например, на Хороге скакало не девять жокеев, а один или два, то его успехи, по нашему мнению, были бы значительно выше.
   Стоит сказать и о содержании лошадей. Находятся они в старых конюшнях, не удовлетворяющих технологии производства высококлассных племенных лошадей как по своему устройству, так и по качеству построен. Поэтому давно назрела необходимость возвести конюшни, отвечающие современным требованиям. Три года тому назад в заводе было начато широкое строительство целого комплекса конюшен. По проекту в этих конюшнях предусматривается четырехрядное размещение денников с механизацией трудоемких процессов. В общем, все это хорошо. Коневоды завода с нетерпением ждут ввода в строй этого комплекса, но тщетно. Вот уже третий год едали от поселка стоят поросшие бурьяном каркасы помещений. Они являются немым укором управляющему треста «Днепросельстрой» тов. Монину и непосредственному исполнителю работ — Синельниковской строительной конторе из года в год срывавшей план работы. Правда, как нам сообщили, в последнее время строительство конюшен возобновилось.
   Называя недостатки, мы отнюдь не считаем, что в конзаводе все так плохо. Там трудится хороший, крепкий коллектив, способный решать любые задачи. В нем много опытных, знающих свое дело людей, прилагающих много усилий для выращивания племенных лошадей.
   Лошади завода успешно выступают во Львове и начинают чувствовать себя уверенней на столичном ипподроме. В заводе подрастает и готовится к ипподромным испытаниям хороший конский молодняк, на который работники завода возлагают большие надежды.
   Через несколько дней работники кончасти провожали нас. Мы уезжали, а они оставались в заводе, оставались со своими повседневными делами и заботами. Мы смотрели на их серьезные, спокойные, обветренные лица и верили, что этим людям, поднявшим из пепла и возродившим завод, под силу любые задачи. Верили, что они преодолеют крутые ступени развития конзавода, устранят .имеющиеся недостатки и выведут свое детище в число лучших конзаводов страны.
  
"Коневодство и конный спорт" №7, 1968г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом