О журнале  
Поиск
Нам пишут
В гостях у Абсента
Лебедев В.

   Окруженный вечнозеленой туей, бронзовый Абсент стоит на высоком гранитном постаменте перед манежем конноспортивной школы Луговского конного завода. Редкое совершенство форм, тонкая сдержанная грация...
   — А сейчас мы покажем Гаухара. Такого коня в мире больше нет, — сказал Заурбек Алимбеков, главный зоотехник по коннозаводству. Я невольно улыбнулся. А через минуту затаил дыхание...
  
  
   А конь был в самом деле
   золотой,
   Как некий знак возможного
   предела,
   На удивленье миру налитой
   Стремительной законченностью
   тела.
   Он тек подобьем золотой реки,
   Заглавной буквой будущей
   страницы.
   И хлопали глазами сосунки,
   И прядали ушами кобылицы.
   Он был в мою седую душу
   влит.
   Он сделал мир прекраснее
   и шире.
   И я забыл тоску и боль обид,
   И многое, что помнил
   в этом мире.
  
   Эти восхищенные строки поэт Михаил Дудин написал после встречи с Гаухаром.
  
   А виновник торжества, опьяненный свободой и ярким весенним солнцем, носился вокруг Берика Оразалиева. Смешно взбрыкивал ногами. В прошлом известный скакун, нынче почтенный глава немалого семейства, вел себя, как жеребенок.
   — Гаухар, защекочу! — пригрозил Берик и улыбнулся мне. — Страшно боится. Ревнивый, наверное.
   Словно поняв, наконец, ответственность момента, конь, грациозно перебирая стройными ногами в белоснежных чулках, сделал круг как бы говоря: смотрите, не жалко! И вдруг остановился неподалеку, насторожил уши, внимательно взглянул на меня антрацитовым глазом.
   Поразительно, лошади сами подавали себя. Сын Абсента, вороной Арарат (вылитый отец) сразу сообразил, зачем его вывели из денника в обед — непривычное для моциона время. Никаких эмоций! Королевский шаг. Уже знакомая сдержанная грация... Достойный сын достойного родителя.
   70 лошадей ахалтекинской породы в комсомольско-молодежной коневодческой бригаде Берика Оразалиева. И у каждой своя особенная стать. Красавец Гаухар от еды откажется, если не приласкаешь. Арарат — первый сластена. А вот характер, увы, не сахар.
   Ахалтекинцы по природе своей «вспыльчивы», и доброта в обращении с ними — единственно верный тон. Вот почему, формируя в 1979 году комсомольско-молодежную бригаду, Берик принимал лишь тех ребят, кто, по его мнению, действительно любил животных. Муразу Махатаеву, например, достались самые «неуравновешенные» лошади. К злючке Ангаре даже опытные коневоды опасались подходить — того и гляди укусит. А он сразу же подружился с ней.
   Сын потомственного коневода Берик с детства полюбил этих прекрасных сильных животных. Это и помогло ему сделать безошибочный выбор к моменту окончания десятилетки. Более 13 лет отдано любимому делу. Его опыт—отличного жокея и коневода — огромная удача для молодых ребят. В прошлую, самую суровую за последнее десятилетие, зиму, бригаде пришлось трудно. Но вот он — главный итог их работы. Все полученное в прошлом году потомство до единого малыша чувствует себя прекрасно.
   Луговской конный завод—один из крупнейших в стране селекционный центр разведения ахалтекинцев и дончаков. В конюшнях хозяйства 1300 лошадей. Ежегодно завод продает до 250 скакунов. Это значительно больше плана. Красивые лошади» очень нужны людям.
  
   В. ЛЕБЕДЕВ
  
"Коневодство и конный спорт" №12, 1984г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом