О журнале  
Поиск
Нам пишут
Лошади на «дороге жизни»
Полоцкая С.

   Это было давно, сорок лет назад. Но этой волнующей картины мне не забыть никогда. Засыпанные снегом шли лошади с низко опущенными головами. Они брели вереницей под затянутым тучами ночным небом, исчезая в темноте.
   Ноябрь тогда выдался морозным, и к двадцатому числу лед покрыл Ладожское озеро. По данным ледовой разведки, толщина его не превышала восемнадцати, а большей частью была десяти-одиннадцати сантиметров.
   Триста пятьдесят упряжек с пустыми санями выц1ли ночью с ленинградского берега на этот единственный проход к «большой земле», чтобы привезти голодающим в блокаде ленинградцам хоть сколько-нибудь муки.
   Луна, выбившись на мгновение из облаков, обратила прозрачный лед в живую воду—дробящаяся дорожка бликов казалась людям набегающими волнами. А дальше плескались настоящие волны, и было видно, как у Шлиссельбурга, по незамерзшей еще воде, немецкий буксир тянул баржу. Противник находился в десяти километрах. Расстояние, доступное для артиллерии, чтобы сбросить на дно озера и лошадей, и людей.
   Так двинулись в первый рейс истощенные, голодные лошади и такие же истощенные обозники. Рядом с конями шли и пожилые ополченцы, и молодые красноармейцы. Большинство из них не умело даже запрячь лошадь. На ходу обучались уходу за ними.
   Под тяжестью лошадей лед прогибался. Около копыт разбегались трещины, подо льдом пузырился воздух. И кони, и люди волновались. А лед становился все тоньше. Лошадей тогда повели не цепью, а уступами, соблюдая дистанцию. И все же они и люди начали проваливаться в ледяную воду. Спасать утопающих было трудно, но возчики общими усилиями самоотверженно вытаскивали и товарищей, и коней. Шли дальше в одежде, покрытой ледяной коркой, а лошади — в ледяном панцире. Люди на ходу старались счистить его с них. Сурово молчали, мало надеясь дойти сквозь начавшуюся метель.
   И все-таки добрались до противоположного берега, до поселка Кобона. Здесь все могли бы отдохнуть, но не оказалось фуража для лошадей. Чтобы на следующую ночь доставить муку на ленинградский берег, надо было поддержать силы лошадей. И люди несколько часов откапывали из-под снега мерзлую траву и мох. А потом прибавили к этому часть своего сухого пайка.
   На обратном пути лошади выбивались из последних сил под тяжестью груза. Люди, помогая им, обессиленно шаг за шагом продвигались вперед. Хотя весь груз муки был каплей в море для миллионного населения Ленинграда, в каждых санях всего по 2 мешка, это было лучше, чем ничего. И обоз добрался.
   Потом — еще рейс через лед Ладоги, затем еще. И опять надо было откапывать траву из-под снега. И опять обозники-воины вели лошадей в тридцатиградусные морозы, сквозь метель.
   Когда лед стал крепче, по трассе пошли регулярными рейсами автоколонны. Но обоз продолжал свою работу. Теперь лошади уже возили по 5—6 мешков.
   На озере не осталось гладкой дороги. Очередные бомбежки и обстрелы ставили дыбом прозрачные глыбы льда между приземистыми старыми торосами, уже заваленными снегом. Подводные течения вспучивали наледи, а кое-где дымились от мороза трещины-майны. Изнуренные лошади терпеливо и упорно шли, СЛОЕНО были двужильными. Люди помогали им, подталкивая сани. И те, и другие гибли от бомбежек, обстрелов и леденящих буранов.
   Фураж поступал теперь регулярно, но силы лошадей были подорваны изнурительной работой, и вскоре начался падеж. Из коннотранспортного полка остался один батальон. Он работал также на подвозе боеприпасов и на строительстве нового отрезка железной дороги, идущей к «большой земле».
   В апреле, когда лед озера покрылся водой и кое-где у берега остались затонувшие грузовики, автотранспорт должен был прекратить работу. А лошади по брюхо в ледяной воде преодолевали долгий путь, чтобы доставить продукты ленинградцам.«Начали первыми, кончили последними», — подвел итог командир коннотранспортного батальона М. С. Муров. И вспомнил, как один красноармеец сказал: «Нашим конягам должны поставить памятник. Сами они погибают от голода, а человеку везут спасение».
  
   С. ПОЛОЦКАЯ
  
"Коневодство и конный спорт" №2, 1982г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом