О журнале  
Поиск
Из истории русской кавалерии
Семилетняя война
Бегунова А.
В 1756 году русская армия отправилась в свой первый заграничный поход. Согласно договору с Австрией, Россия вступила в войну против прусского короля Фридриха 11. Эта война длилась несколько лет и получила в истории название Семилетней.
   О состоянии русской конницы перед походом писал главнокомандующий Апраксин: «...сверх того кавалерия (кроме... двух кирасирских полков)... в таком худом состоянии находится, что ежели б ныне за границу выступать, то была бы... неполезность». Дело в том, что правительство долгое время не увеличивало средства, отпускаемые на покупку армейских лошадей и их кормление. В результате строевым лошадям стали давать почти одно сено. Не уделялось должного внимания и подготовке кавалеристов. Только в 1755 году в полках были введены ежедневная верховая езда и полевые проездки, повышены закупочные цены на лошадей, выдача фуража доведена до 4 кг овса и 8 кг сена в сутки. Но сразу и в корне изменить положение эти запоздалые меры не могли.
   Итак, кавалерия выступила в поход на европейский театр военных действий. Вот как седлали и навьючивали своих коней в то время: под тяжелое и большое немецкое седло помещали сложенную вчетверо сермяжную попону; под попону, прямо на лошадь, клали две кожаные подушки (они назывались «пуки»); затем подтягивали три подпруги: первую, среднюю и заднюю; под седло еще надевали черпак из сукна и ремнями пристегивали его через заднюю к средней подпруге. В «конский убор» входили также паперсти-ремни, охватывающие грудь лошади, и пахви-ремни, идущие по ее крупу. При помощи трех тороков — длинных узких ремней, прикрепленных к задней луке седла, за спиной кавалериста в походе размещался большой и разнообразный груз: мешок с фуражом, саква, в которой были одежда и белье, чемоданец для провианта, фляга, торба со скребницей, щетками, пучком веревок, шилом и прочим инвентарем. Кроме того, солдаты, объединенные в капральства по 5—6 человек, возили во вьюках и артельные вещи: палатку, два котла, палаточные древки, косы, топоры, молотки, клещи...
   Понятно, что скорость передвижения конницы, навьюченной таким образом, были невелика — около 30 км в день. Так и шли к западной границе России полки, назначенные участвовать в кампании: Каргопольский, Нарвский, Рижский, Санкт-Петербургский и Рязанский — конно-гренадерские; Тобольский, Нижегородский, Архангелогородский и Тверской — драгунские; Сербский, Венгерский, Грузинский и Молдавский — гусарские; кирасирская и казачья бригады, обе по 4 тыс. человек. Первое крупное сражение с неприятелем — битва при Гросс-Егерсдорфе — произошло 19 августа 1757 года.
   Надо заметить, что противником русских выступила прекрасно обученная и закаленная в боях армия Фридриха II. Победы прусского короля над австрийцами во многом были определены участием в сражениях именно прусской кавалерии, преобразованной Фридрихом II. Почти 100 лет до него европейские конные полки, точно забыв о замечательных качествах кавалерии — скорости и маневренности,— ходили в атаку медленной рысью, не рубились с неприятелем на палашах, а обстреливали его из фузей и пистолетов.
   Фридрих II первым изменил правила подготовки кавалеристов. «Королю угодно, чтобы ни одна здоровая лошадь не оставалась в конюшне»,— поучал офицеров один из лучших кавалерийских генералов Фридриха фон Цитен. Ежедневные и целенаправленные учения сделали свое дело. Прусские кирасиры, соблюдая равнение и удивительную с®мкнутость строя («колено о колено»), начинали атаку шагом, потом переходили на рысь, а врывались в боевые порядки врага на полном карьере. Атаку кирасир поддерживали гусары в рассыпном строю. На своих легких лошадях они опережали кирасир и ударяли неприятелю во фланг, заскакивали с тыла, О стрельбе с коня никто уже не вспоминал. Главным оружием конника была признана сабля...
   Однако на поле Гросс-Егерсдорфа пруссаки встретились с очень стойким противником. Русская пехота, увидев скачущих на нее во весь опор кирасир и гусар, в бегство не обратилась. В «Журнале военных действий» сказано об этом: «Но как неприятельская кавалерия сильно наступая и близ правого крыла Первого гренадерского полку подъехала было, то сей полк, сделав оборот в той позиции, из мелкого ружья с таким добрым успехом дивизионно палить начал... что он (неприятель) с великим уроном и поспешностью назад побежал...» Но не всегда конница действовала столь успешно — в «Журнале» упоминается, что «за пехоту ретировались» солдаты кирасирского Наследника полка и Рижского конно-гренадерского... Во время другой атаки пруссаков русская кавалерия ликвидировала прорыв вражеских всадников. Поле боя после упорной и ожесточенной схватки осталось за русскими. Три драгунских полка под командой генерала Сибильского преследовали противника до небольшого местечка Велау. Командующий войсками Апраксин не решился закрепить успех и двинуть в наступление всю армию.
   Сражение под Гросс-Егерсдорфом стало удачным началом многолетней кампании. В 1758 году пруссаки были разбиты под Цорндорфом, в 1759 — под Пальцигом и Кунерсдорфом.
  
  
   А. БЕГУНОВА
  
"Коневодство и конный спорт" №2, 1982г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом