О журнале  
Поиск
Улучшение качества
Породе 250 лет (Тракенены)
Камзолов Б.

   Тракенены хорошо известны в нашей и других странах как отличные спортивные лошади, обладающие легкими свободными движениями, способностью преодолевать сложные препятствия, добронравностью и уравновешенностью характера, красотой и благородством форм, которые унаследованы ими от исходных пород и закреплены в результате многолетней селекционной работы. В тракененской лошади течет кровь восточных и арабских лошадей, английских чистокровных и полукровных, а также лошадей испанского происхождения.
   История породы начинается с 1732 года, когда на осушенных землях между реками Писса и Рудупп был создан конный завод «Тракенен», что означает «Сухое место». В него из мелких конных заводов свели лошадей, характеризовавшихся большой разнотипичностью. Среди них были потомки местных лошадей, происходивших от тарпанов, рост которых не превышал 150 см, и потомки тяжелых среднегерманских и испанских рыцарских лошадей, привезенных завоевателями-крестоносцами, имевшие рост якобы свыше 170 см, а на самом деле почти на 10 меньше, так как до 1888 года его измеряли лентой.
   О племенной работе в «Тракенене» за первые 50 лет сохранились неполные сведения. Поскольку завод был королевским, то лучшие в нем лошади уходили в придворные конюшни для верховой езды и экипажей. Для получения хороших упряжных лошадей в заводе использовали английских полукровных производителей, происходивших от чистокровных верховых жеребцов и английских упряжных кобыл. К пяти таким производителям восходят родословные многих лошадей более позднего времени. У одного из них имеется отметка «победитель в бегах». Видимо, и к другим жеребцам при покупке предъявлялось то же требование. К использованию подобных жеребцов в Тракененском заводе возвращались много лет.
   Во второй половине XVIII века в «Тракенен» поступил из Персии десятилетний жеребец, серый красавец, которому дали кличку Персианер. Он стал основателем первой линии в Тракененском заводе. Все его потомки на протяжении шести поколений отличались серой мастью и крупным ростом (до 166 см).
   В те же годы в «Тракенене» использовали 39 богемских, 31 прусских, 10 датских, 10 турецких, 13 розенбургских жеребцов, но их потомки в документах не встречаются и родословные кобыл того периода не сохранились.
   В 1786 году Тракененский завод переходит в собственность государства, и это определяет его дальнейшее назначение. Во главе коннозаводства Германии, куда в то время входил завод, становится граф Линденау, деятельность которого была направлена на создание сильной прусской кавалерии.
   Граф, по-видимому, плохо разбирался в коннозаводстве. Иначе не объяснишь ту бессмысленную выбраковку производящего состава завода, которую он провел в 1787 году. Из 37 жеребцов граф оставил только четырех, всех серой масти и родственных между собой. Из 380 кобыл было выбраковано 144. Все кобылы без учета происхождения и типа были разделены по мастям на табуны:
   рыжий, гнедой, вороной и смешанный. Только через много лет благодаря умелому использованию племенных жеребцов лошади этих табунов приобрели определенный тип. Но разделение табунов по мастям сохранялось долгое время.
   В конце 1780 годов конный завод постепенно перестраивается на выращивание жеребцов для улучшения крестьянского коневодства. За два года были организованы восемь заводских депо жеребцов, куда поставили 540 производителей, из которых 340 были тракененскими.
   Одновременно было осмотрено свыше 6 тыс. местных крестьянских кобыл, из которых только 5 % были выше 157 см. Допущенных к скрещиванию с государственными жеребцами кобыл таврили знаком в виде двойного рога лося на левом бедре. Тракененских лошадей сталитаврить знаком с одним рогом лося на правом бедре. С этого времени началось распространение тракененской крови во всем восточнопрусском коневодстве.
   Несмотря на относительную близость происхождения восточнопрусских и тракененских лошадей, необходимо отметить разницу между ними. Первых всегда выращивали для нужд сельского хозяйства, поэтому прилитие английской крови допускалось очень осторожно, а восточных жеребцов практически не использовали. Кроме того, в восточнопрусских лошадях течет большая доля крови литовской лошади, что находит свое выражение и сейчас в наличии темного ремня на спине лошадей. Тракененские лошади несут больше крови восточных и английских жеребцов, поэтому всегда отличались большей сухостью и породностью, стойкостью передачи наследственных качеств. Это тот верховой тип, который необходим нам в настоящее время.
   Идея широкого использования в «Тракенене» лучших арабских и английских жеребцов приписывали графу Линденау, но сделанные в те далекие годы покупки не подтверждают этой версии. В первые пять лет после коренной выбраковки в «Тракенен» поступило много жеребцов, из которых предпочтение отдавалось датским (15 голов) и родственным им испанским (5 голов). Эти типы тогда наиболее отвечали требованиям кавалерии. Испанская кровь широко распространилась в маточном составе, а от датского вороного жеребца Миноса 1 (173 см) образовалась линия, просуществовавшая на протяжении четырех поколений. В эти же годы в заводе считалось обязательным иметь английских полукровных жеребцов, у некоторых из них была отметка «упряжной». До 1800 года их закупили 8 голов, рост полукровок составлял 168—172 см. Использовали их не очень широко, но систематически.
   Закупки восточных чистокровных жеребцов начались с 1792 года. За пять лет было куплено пять арабских и семь восточных жеребцов в Аравии, Турции и Персии, из них десять были серыми, согласно вкусу Линденау. Арабские жеребцы не нашли широкого применения в заводе, а восточные Бенесахер (154 см), Делуе (160 см) и Ништи (149 см) оставили большое количество потомства, в том числе последний — пять сыновей и двух внуков. Чистокровных же верховых жеребцов до 1806 года не поступало вообще.
   Но английская и арабская кровь приливалась в «Тракенеие» через жеребцов из конзаводов Цвайбрюккена и Нейштадта. Эти производители происходили от арабских жеребцов и чистокровных верховых кобыл. Они были, конечно, крупнее чистокровных арабов благодаря английским матерям, с ярко выраженной восточной породностью и сухостью, так как чистокровная верховая лошадь в то время сама еще недалеко ушла от своих восточных родоначальников. До 1800 года в «Тракенен» поступил 21 такой жеребец, рост их был—160 см. Два из них стали основателями небольших линий, сохранившихся до следующего изменения направления в работе завода. Их кровь, как мы увидим далее, течет в лошадях нашего времени.
   Вместе с жеребцами в «Тракенен» поступали и покупные кобылы из Турции, Персии, Дании, Англии, которые стали затем родоначальницами старотракененских семейств. Родословные кобыл до этого момента восходили только к первоначальному составу завода.
   С 1798 года в «Тракенен» из Нейштадта стали поступать потомки знаменитого Туркмен-Атти, открывшие новую эпопею в истории завода. Породная принадлежность Туркмен-Атги вызывала много споров. Одни считали его арабской лошадью, другие — орловской верховой, но турецкий посол в Берлине признал его туркменской лошадью.
   В «Тракенен» было приведено 17 сыновей Туркмен-Атти, из которых 11 происходили от чистокровных верховых кобыл, а 6 — от полукровных. Последних использовали гораздо меньше. Одновременно в заводе стояло от четырех до восьми сыновей Туркмен-Атти и ими покрывали до 40% маток завода. За 22 года использования от сыновей ТуркменАтти получили 800 голов приплода. Лучшими сыновьями оказались Аллахор, Коргласс, Метеор, Бамбо, все от чистокровных верховых матерей. От 20 внуков Туркмен-Атти, лучшие из которых — Родрих (Метеор — Леди Нельсон) и Артур (Бамбо-Виолет от Эклипса), оба золотисто-гнедые, по 164 см роста, в производящем составе осталось 12 жеребцов и 63 кобылы. Вместе с сыновьями Туркмен-Атти в «Тракенен» пришли и его дочери: всего в маточном составе завода состояло 249 кобыл этой линии и использовалось 54 жеребца.
   При такой насыщенности завода потомками Туркмен-Атти вскоре не осталось ни одной лошади, которая не имела бы эту кровь. В работе с линией очень умело применяли инбридинг на родоначальника и его лучших продолжателей. В результате сложился определенный тип тракененской лошади, дошедший до наших дней.
   Для него характерны восточная породность, удлиненная лицевая часть головы с прямым профилем, длинные уши, большая глубина груди при средней округлости ребер, длинные линии. Все эти черты остались в породе от туркменской лошади и не свойственны арабам. В настоящее время почти каждая лошадь, происходящая из Тракененского завода, имеет в 17—20-м поколении Туркмен-Атти.
   В 1805 году в «Тракенен» поступает первый чистокровный верховой жеребец Саксони, рожденный в Нейштадте. От него не осталось заметного следа в породе. В эти же годы в Англии были приобретены четыре английских полукровных жеребца ростом 166—168 см. Лучшим из них был вороной Оронокко-1 (168 см), давший за 12 лет использования около 200 голов потомства.
   Вскоре для тракененских лошадей началась полоса невзгод. В результате военных действий армии Наполеона, начавшихся в 1806 году, Пруссия подвергается оккупации, и Тракененский завод вынужден зимой эвакуироваться в Ковенскую губернию. При этом погибло около трети маточного состава. После заключения Тильэитского мира тракененские лошади возвращаются в завод. Но нашествие французов в 1812 году принесло еще больший, почти непоправимый ущерб Тракененскому заводу. На этот раз лошадей завода отправили в Померанию, а затем в Силезию, где они находились до мая 1813 года. В завод возвратилась лишь половина кобыл. Жеребцов сохранилось восемь, из них два сына и один внук Туркмен-Атти. Сам он пропал.
   В 1814 году руководство заводом, находившимся в таком разоренном состоянии, принял талантливый ипполог Бургсдорф, который был поклонником арабской лошади. В следующем году он отправляет экспедицию за жеребцами через Россию в Персию и Турцию. В Персии были приобретены два восточных жеребца—серый Багдадли (159 см) и золотисто-гнедой Тегеран (160 см), в Константинополе — один туркменский и три арабских жеребца (не выше 150 см). На Дону были куплены два донских жеребца, но в «Тракенене» их использовали очень мало. Купленные лошади поступили в «Тракенен» в 1817 году. Пристрастие к восточным жеребцам не помешало Бургсдорфу по достоинству оценить значение английских жеребцов для племенной работы с породой. В это же время сам он отправился в Англию и купил четырех чистокровных верховых и трех полукровных крупных, массивных жеребцов, из которых меньший был ростом 167, а самый крупный 174 см.
   Почти все приведенные жеребцы оказались очень ценными для завода. Впервые в племенной работе широко использовали английских чистокровных жеребцов — от каждой было получено от 150 до 240 голов потомства. Лучшим оказался вороной Блаккамоор, 1811 г. р. (169 см], ставший основателем первой линии, восходящей к чистокровному верховому жеребцу. На протяжении семи поколений его потомки стойко передавали свой тип, вороную масть и крупный рост. Его внук Евридамус был огромный —181 см. Эта линия существовала 85 лет—до 1904 года, и ее представители и теперь вcтречаются иногда в родословных нашихлошадей.
   Не меньшее значение имели и английские полукровные жеребцы, из которых два были ярко выраженного восточного типа, так как происходили от турецких кобыл. Основателем линии стал гнедой Дривер 1811 г. р. (169 см). Из его многочисленного потомства в 265 голов в производители отобрали восемь сыновей. О представителях линии можно судить по изображению внуке Дривера—гнедого Оромедона, 1836 г. р., сохранившего яркий восточный тип при росте 182 см. Эти характерные качества передавались в пяти поколениях.
   Восточных жеребцов использовали несколько меньше, но тоже значительно, особенно персидских Багдадли и Тегерана, а от трех арабских жеребцов осталось 300 голов приплода. Были попытки использовать их сыновей, от которых скоро отказались, и прилитие восточной крови продолжалось через дочерей, которые лучше сохраняли восточный тип.
   Приобретая одного из туркменских жеребцов, Бургсдорф думал о восстановлении линии Туркмен-Атти, лучшие представители которой были потеряны во время войн. Он начал собирать последних сыновей Туркмен-Атти и его сохранившихся внуков и правнуков. Большинство из них после годичной проверки были переданы в заводские конюшни для частного коневодства, как не отвечавшие новым задачам, стоявшим перед заводом. Бургсдорф сделал попытку получить продолжателя линии путем инбридинга, возложив большие надежды на золотисто-гнедого Илиоса, 1827 -г. р., инбредного на сына Туркмен-Атти Бамбо III—III. Его пять сыновей не оправдали надежд, и работу с линией в 1846 году прекратили.
   Бургсдорф за период своей деятельности приобрел в Англии еще три больших партии жеребцов. В 1826 году им были куплены четыре чистокровных верховых, один полукровный и два арабских жеребца, выведенных из Индии. Из этой покупки большое значение в породе имели чистокровный верховой вороной Юнг Валебон, 1823 г. р. (164 см) и арабский серый Неджед, 1810 г. р. (152 см). От Юнг Валебона получили 328 потомков, из которых восемь сыновей стали производителями. Линия сохранялась на протяжении пяти поколений и отличалась вороной мастью и крупным ростом, как и первая линия Блаккамоора. Неджед стал первым арабским жеребцом, от которого в заводе осталась небольшая мужская линия. Широко использовался его внук серый Коллино, 1855 г. р. (168 см), от которого, однако, были оставлены в производящем составе только кобылы.
   В том же 1826 году в «Тракенен» из Нейштадта поступил полукровный вороной жеребец Тигранес, 1821 г. р., от купленного в Азии Койлана и английской чистокровной кобылы. Его сын Лепорелло-1, вороной, 175 см, и внук Антенор, вороной, 181 см, оставили большое потомство. Эта линия была в типе линий Блаккамоора и Юнг Валебона. Работа с ней была прекращена преемниками Бургсдорфа.
   Покупка трех английских чистокровных и одного полукровного жеребца в 1834 году была неудачной, и все они вскоре были проданы. Последние пять жеребцов поступают из Англии в 1837—1838 годах, на этот раз все чистокровные верховые. Из них наибольшее значение имел золотисто-гнедой Снидерс, 1833 г. р.
   Второй чистокровный верховой жеребец из этой покупки рыжий Майкл Филл, 1834 г. р. (170 см), за два года использования дал 42 головы потомства и был передан в Градицкий завод. В 1840 году от него и кобылы, внучки англо-араба из Цвайбрюккена, родился жеребчик изумительной красоты Тундерклап, рыжий, достигший 178 см роста. Он 21 год состоял в «Тракенене» производителем и из 352 голов потомства дал 63 жеребца для восточно-прусского коневодства. Эттинген считал, что почти каждая восточно-прусская лошадь имела в родословной Тундерклапа. Его дочь дала высокоценимого производителя Флюгеля, на которого инбридирован Дампфросс в III—IV поколениях. Таким образом, у большинства тракененских лошадей в дальних рядах родословной можно найти кровь Тундерклапа.
   В 1842 году Бургсдорф, посвятив работе в Тракененском заводе 28 лет жизни, уходит в отставку. Его деятельность была очень полезной для породы. Он первым начал использовать чистокровных верховых жеребцов и создал новые линии. Прилитие восточной крови продолжалось через кобыл. В работе с линиями Бургсдорф применял умеренные инбридинги, что позволило закрепить и сохранить тип линий. Этот тип стал характерным для тракененской лошади.
   Преемники Бургсдорфа не стали придерживаться его методов племенной работы. Они видели залог успеха в прилитии тракененским лошадям английской крови. Вскоре в «Тракенене» прекращается работа с линиями, восходящими к полукровным жеребцам Туркмен-Атти, Наджеду, Дриверу, Тигранесу. Одной из ошибок этих преемников было чрезмерное увлечение близкородственным спариванием лошадей в надежде на эффект инбридинга. Так, из 352 потомков выдающегося жеребца Тундерклапа 84 были получены от его сестер и 24 от его дочерей. Такой приплод не имел племенной ценности.
   Использование чистокровных жеребцов в «Тракенене» нарастало. До 1900 года в заводе их стояло 83. С 1844 по 1864 год обходились в основном доморощенными чистокровными жеребцами. Их насчитывается 21 голова, но почти все они, за исключением сыновей Снидерса, не получили широкого назначения и не оставили следа.
   Из двух купленных в эти годы в Англии жеребцов особенно ценным для завода и всего восточнопрусского коневодства оказался вороной Сахама, 1850 г. р. (173 см). Из его многочисленного потомства (275 голов) оставили пять сыновей, из которых Форвертс (175 см) дал знаменитого Флюгеля, 1879 г. р. (174 см), от дочери Тундерклапа. Благодаря ценным хозяйственным качествам, хорошей работоспособности и оплате корма 54 сына Флюгеля стали производителями в массовом коневодстве.
   Через кобыл в III—IV рядах родословной инбридирован на Флюгеля основатель линии Дампфросс. Мать Темпельхютера имеет Флюгеля в III поколении. Таким образом, современный тип тракененской лошади, созданный в первой четверти XX столетия в результате сочетания потомков Дампфросса и Темпельхютера, во многом обязан крови Флюгеля.
   Чистокровные жеребцы поступали в завод из Франции, Венгрии, Ирландии и даже Австралии, но основным поставщиком их оставалась Англия.. Рекордное количество детей дал выводной из Англии Марсворт, 1871 г. р. (173 см),—487 за 16 лет использования. Если при Бургсдорфе под чистокровных жеребцов назначалось от 20 до 35 % кобыл, то теперь до 50 %. Уровень кровности по породе поднялся до 70—85 %.
   Несмотря на обилие чистокровных жеребцов, кроме Сахамы, еще только один выводной из Венгрии Хектор, вороной, 1872 г. р. (168 см), стал основателем небольшой линии. Его два сына—Венецуэло (170 см) и Хиртенкнабе (171/161 см)—мало использовались в «Тракенене», но первый дал Енисея, от которого была получена мать Темпельхютера, а второй оставил след в частном коннозаводстве. Его внук Вальдюнкер стал основателем новой линии и был поставлен в Тракененский завод.
   Использование арабских жеребцов еще в период деятельности Бургсдорфа в 1831 году было сокращено до 11 %, а с 1835 года их не использовали вообще. Преемники Бургсдорфа вновь стали очень осторожно использовать арабских жеребцов — на 1—3 % маточного поголовья вплоть до 1880 года, а затем арабские жеребцы появились в «Тракенене» после большого перерыва в 1915 году.
   В 1878 году выходит 1 том студбука Тракененского завода. В него внесли клички всех кобыл, оставивших след в «Тракенене» к 1800 году, и всех жеребцов, продуцирующих в заводе. Этот принцип сохранялся и в последующих томах. Последний, V том лошадей Тракененского завода вышел в 1932 году, к 200-летию породы.
   По восточнопрусским лошадям Тракененского происхождения в 1890 году вышел 1 том Восточнопрусского студбука, куда записали лошадей с известным происхождением. Для лошадей с не полностью установленной родословной учредили предварительные регистры 1 и II. Таким образом, по мере накопления тракененской крови потомки этих лошадей могли попасть в основной студбук.
   В настоящее время чистопородными тракененскими считаются потомки ло. шадей, записанных во все эти студбуки и имевших соответствующие тавра: один или два рога лося, два оленьих рога, крест с лентой.
   В 1895 году Тракененский завод возглавил русский подданный, крупнейший знаток чистокровных верховых лошадей Б. Эттинген. Предыдущее бессистемное использование чистокровных верховых жеребцов привело к уклонению лошадей Тракененского завода к верховому типу. У них изменился формат, обхват груди и пясти, ухудшился темперамент. Даже кавалеристы жаловались на недостатки темперамента и выносливости тракененских лошадей, не говоря уже о крестьянах, которым надо было на этих лошадях пахать землю.
   Для усиления типа тракененскихлошадей Б. Эттинген в 1896 году приводит из Бебербекского конного завода высококровного вороного жеребца Оптимуса, 1880 г. р., а в 1900 году его трехчетвертного брата рыжего Обелиска. Постановка этих жеребцов в Тракененский завод вызвала бурю негодования коннозаводчиков. Оба жеребца были очень массивны, грубы, костисты, рост первого составлял 176/168 и второго— 171/163 см. Оптимус имел шпат и шатающийся ход. Но это не смутило Б. Эттингена. До 1903 года он подбирает к этим жеребцам до 27 % кобыл. Приплод от них был таким же крупным, костистым и грубым, с экстерьерными недостатками.
   В качестве производителей в «Тракенене» было оставлено шесть сыновей Оптимуса. Потомки Оптимуса в дальнейшем оказали большое влияние на формирование новых линий Арарада, инбредного на него III— III, и Астора.
   Обелиск стал основателем самостоятельной линии, получившей широкое распространение в восточнопрусском коневодстве. В «Тракенене» использовали трех его сыновей и одного внука. Все лошади этих линий и до настоящего времени отличаются упряжным типом, массивным корпусом, крепким костяком, простотой экстерьера.
   В период использования тяжелых жеребцов Б. Эттинген постепенно сокращал использование английских чистокровных производителей с 50 до 11 % к 1902 году. Полученных тяжелых и грубых потомков Оптимуса и Обелиска требовалось облагораживать, и в последующие годы чистокровными верховыми жеребцами стали покрывать все большее число кобыл, доведя его с 20 % в 1903 году до 82% в 1913 году.
   За период своей деятельности Б. Эттинген поставил в «Тракенен» 42 чистокровных верховых жеребца, выводных из Англии, Ирландии, Франции и Германии. Но только два из них дали основателей новых линий—гнедой Перфекционист, 1899г. р. (176/166 см), и рыжий Блю Блод, 1876 г. р. (172/164 см), полубрат так широко использованного Марсворта. Оба этих ценнейших жеребца простояли в «Тракенене» только три года и пали. В 1905 году от Перфекциониста родился гнедой Темпельхютер, ставший эталоном тракененской лошади. При росте 159 см он имел длину корпуса 166 и обхват груди 193 см. Его скульптуру в натуральную величину можно видеть у входа в Музей коневодства в Тимирязевской академии. Второй сын Перфекциониста, вороной Ягдхельд, дал основателя линии Арарада от дочери Оптимуса.Из малочисленнного потомства Блю Блода (22 головы) в «Тракенене» тогда оставили высококровного (15/16) Моргенштраля. От него в 1912 году получили еще одного родоначальника современной линии — рыжего Парсиваля.
   С целью облагородить потомков Оптимуса в 1907 году во Франции был приобретен серый англо-арабский жеребец Нана Сахиб (170/161 см) с 1/4 арабской крови. Его сын серый Канкара стал тоже основателем самостоятельной линии.
   В результате мер, предпринятых Б. Эттингеном, тип тракененской лошади был изменен в сторону универсальности, утяжеления и укрупнения. При этом кровность тракененских лошадей осталась на прежнем уровне, так как все использовавшиеся жеребцы Оптимус, Обелиск, Моргенштраль, Нана Сахиб и др. сами были высококровными. Изменение типа было достигнуто подбором соответствующих жеребцов.
   Первая мировая война, начавшаяся в 1914 году, не обошла «Тракенен» стороной. Все поголовье лошадей целый год находилось в эвакуации разбросанным по разным хозяйствам, но все же было собрано и возвращено в завод.
   Потребности армии открыли неограниченный рынок сбыта верховых лошадей. Нужды сельского хозяйства отошли на второй план, и в последующие пять лет широко использовали чистокровных верховых жеребцов, под которых подводили 60—70 % маток. С окончанием войны сбыт выращиваемых лошадей в армию прекратился. С этого момента число частных восточнопрусских кобыл начало быстро сокращаться и от 60 тыс. в 1918 году к 1929 году их осталось лишь 13,7 тыс. В эти годы предпринимали меры для продажи лошадей на экспорт. В Советский Союз было продано около 5 тыс. верховых и 300 племенных восточнопрусских лошадей. От них в нашем коневодстве сохранились потомки Севера.
   Перед «Тракененом» вновь встала задача давать жеребцов сельскохозяйственного типа для сельских конных заводов. Было резко сокращено число английских жеребцов. В 1922 году в «Тракенене» ими было покрыто только 5 % маток, а в последующие 10 лет—не более 10%. Потребовался универсальный тип лошади, который начал создавать Б. Эттинген. Это привело к созданию новых линий Арарада, Астора, Парсиваля, Дампфросса, Пильгера, с которыми мы работаем и по сей день. Автором этих линий стал известный ипполог Лендорф, возглавивший «Тракенен» в 1922 г.
   Эта работа началась с широчайшего распространения в породе линии Темпельхютера. После 7 лет использования в частном коннозаводстве в 1916 году он был поставлен в «Тракенен», где дал 54 производителя для заводских конюшен и 60 маток для своего завода. Его дочери оказались весьма ценны — они дали родоначальников и продолжателей линий Пильгера, Пифагораза, Купферхаммера, Термита, Портиуса, Гвидо, Хеллеспонта. Подобрать жеребцов оказалось более сложно. Продолжателями линии стали Пират, 1914 г. р., родившийся у частного владельца, а затем его сын Посейдон. Большинство сыновей Темпельхютера были не в типе отца, более массивные и грубые, и работа с линией в «Тракенене» была прекращена в 1938 году, но процветала в сельском коннозаводстве.
   В завод был возвращен и сын Моргенштраля рыжий Парсиваль, 1912 г. р., от дочери Перфекциониста, еще более кровный, но более растянутый, угловатый, костистый, чем Темпельхютер. За шесть лет использования в заводе от него получили 22 племенных жеребца и 22 матки. Парсиваль хорошо сочетался с потомками Темпельхютера с инбридингом на чистокровного верхового Перфекциониста. Таким путем получили Купферхаммера, 1928 г. р., от дочери Темпельхютера с инбридингом на Перфекциониста III—III, который заменил своего отца. Лучшим сыном Парсиваля считался рыжий Хиртензанг, 1930 г. р., крупный, массивный, костистый, с характерным профилем головы, который и сейчас сохраняется у его потомков.
   С целью утяжелить тракененских лошадей с 1923 года в «Тракенен» стали ставить восточнопрусских жеребцов. Ценнейшим производителем оказался темно-рыжий Дампфросс, 1916 г. р., родившийся у частного владельца. При удивительной гармоничности и сухости он имел массивный тип (159—193—22), уравновешенный темперамент, эластичные движения и хорошую оплату корма. Эти качества им были унаследованы от флюгеля благодаря инбридингу на него III—IV, что и послужило основой сочетания Дампфросса с дочерьми Темпельхютера, у которого мать имеет флюгеля в III поколении.
   В результате такого сочетания был получен жеребец Пифагораз, 1927 г. р., потомки которого показывают лучшие спортивные способности среди лошадей тракененской породы. Очень ценился в заводе и второй сын Дампфросса рыжий Хиперион, 1926 г. р., очень крупный и массивный (166—192—21,5), и его сын Термит, 1933 г. р., полученный от дочери Темпельхютера.
   Термит после 1945 года в конном заводе имени С. М. Кирова оставил большое потомство. Линия Дампфросса быстро заняла ведущее положение в породе, и в настоящее время трудно найти лошадь тракененского происхождения без его имени, а в нашем коннозаводстве — без имени Пифагораза. Вместе с Дампфроссом в «Тракенен» был поставлен и восточнопрусский Вальдюнкер, 1913 г. р., восходящий к чистокровному верховому Хектору. Его два крупных вороных сына стояли в «Тракенене» до 1944 года.
   Из Градицкого завода в 1926 году поступил вороной жеребец восточнопрусского происхождения Астор, 1922 г. р., 167 см роста, очень длинный, костистый, с длинной головой, которую стойко передавали потомству внук чистокровного Рамзеса и правнук Оптимуса. За восемь лет использования от него поступило в сельские заводы 35 производителей. В «Тракенене» был оставлен только один его сын Полярштерн, 1930г. р., выраженного упряжного типа, от дочери Вальдюнкера с инбридингом на Оптимуса IV—V. Он пережил военные невзгоды и попал в Польшу, где стал ведущим производителем.
   Путем накопления крови Оптимуса в 1921 году был получен еще один родоначальник линии вороной Арарад от сына Перфекциониста Ягдхельда и внучки Оптимуса с инбридингом на него Ill—Ill. Он был тяжелого упряжного типа при росте 168 см, с такой же грубой головой, как Астор. Восточнопрусскому коневодству он оставил 37 сыновей. Все лошади этой линии сохраняют характерные черты родоначальника.
   Последним основателем современных линий стал гнедой Пильгер, 1926 г. р., внук чистокровного верхового жеребца Монсиньора Гибриэля и дочери Темпельхютера. Еще при жизни Пильгера его дети стали выделяться спортивными способностями. В заводские конюшни поставили 28 сыновей Пильгера. В «Тракенене» перед второй мировой войной ограниченно использовали только одного его сына, а в маточный состав поступили 24 его дочери.
   В связи с изменением требований к типу тракененских лошадей был выведен высококровный англо-арабский Канкара, имевший 1/16 арабской крови. В восточнопрусском коневодстве он оставил самостоятельную линию, отличавшуюся серой мастью и спортивными способностями.
   Развязанная фашистской Германией вторая мировая война привела к ликвидации Тракененского завода. Во время нее много тракененских лошадей погибло, было потеряно, похищено, продано. Бесследно исчезли жеребцы-производители Пифагораз, Хиперион, Хиртензанг, Пильгер, Креон, Корнут, Буссард и около 200 маток завода.
   Все ценнейшие лошади неминуемо погибли, если бы в июле 1945 года уцелевших лошадей, в том числе 150 маток и двух жеребцов — Термита и Хеллеспонта, не перевели в конзавод имени С. М. Кирова, где их успешно разводят. Известно, что жеребец Полярштерн и часть тракененских жеребчиков 1943 г. р. были переданы в Польшу.
   На этом закончилась история Тракененского завода, но порода не только не прекратила своего существования, а даже получила еще большее распространение в СССР, ГДР, ФРГ, ПНР, Швеции и других странах мира.
   История тракененской породы очень поучительна, как пример целенаправленной племенной работы определенными методами, сложившимися за два столетия и подчиненными главной задаче — культивированию хозяйственно-полезного типа лошади. Этот тип неоднократно менялся в связи с историческими и экономическими условиями, что позволило сохранить и совершенствовать породу на протяжении длительного времени.
   При более подробном изучении выявилось более сложное происхождение тракененской лошади, чем мы себе его представляли, считая ее высококровной англо-арабской лошадью. Английские жеребцы действительно широко использовались в породе и не только чистокровные, но и полукровные упряжного типа. За 212 лет в Тракененском заводе стояло 175 чистокровных жеребцов и 34 полукровных. Что касается арабской крови, то она очень осторожно приливалась в породе. За всю историю завода мы находим в регистрах только 28 арабских чистокровных жеребцов и только одну линию, ведущую начало от арабского жеребца.
   Английская и арабская кровь попала в породу и через 26 англо-арабских жеребцов, у которых английскими были матери, а следовательно, и влияние английской крови было больше. В заводе использовали 29 жеребцов азиатского происхождения — персидских, турецких, туркменских. Их влияние в породе было очень значительным, к ним восходят четыре линии. На , маточный состав в свое время оказали большое влияние 25 датских и 10 испанских жеребцов, так что по происхождению тракененская порода родственна орловской верховой, но с большей долей английской крови.
   Для полной картины следует добавить, что в «Тракенене» использовали 564 жеребца своего завода и 78 восточнопрусских. Остальные породы — нормандская, неаполитанская, венгерская, донская, мекленбургская, ганноверская, польская, болгарская, берберийская, египетская и силезская — были представлены единичными экземплярами и следа в породе не оставили. Всего за 212 лет в Тракененском заводе использовался 1121 жеребец 26 пород.
   Интересен метод работы с жеребцами. Молодые жеребцы проходили несколько лет испытания на качество приплода в своем заводе или в заводской конюшне. В заводе из них оставляли и использовали очень широко только хорошо зарекомендовавших себя. Отбор был очень жестким, более половины жеребцов (54 %) практически не имели значения для породы, но 15 % лучших жеребцов оставили в ней глубокий след, и их имена можно найти в родословной каждой тракененской лошади.
   Учитывая международное значение породы, селекционерам для сохранения и совершенствования ее необходимо знать и применять сложившиеся традиционные методы работы, чтобы не допускать непоправимых ошибок.
  
   Б.КАМЗОЛОВ, старший зоотехник конзавода имени Л. М. Доватора
  
"Коневодство и конный спорт" №4, 1982г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом