О журнале  
Поиск
На ипподромах страны
Селекция и ипподромы
Красноперов Л.

   Специалистов и многочисленных почитателей рысаков волнует очень небольшое количество «беэминутных рекордистов», тихие секунды розыгрыша основных традиционных призов, отсутствие ипподромных бойцов истинно международного класса.
   В содержательной статье К. Бочкарева «Раздумья о рысаках», которая была опубликована в журнале № 2 и 3 за 1981 год, откликах на нее мы нашли ответы на ряд актуальных вопросов. В связи с этим хотелось бы еще заострить внимание на некоторых аспектах этой проблемы. В наименовании двух отечественных пород орловской и русской есть определение основного хозяйственно-полезного признака — рысистые. Значит, представители этих пород должны обладать правильной, резвой, устойчивой рысью. Однако на практике это встречается не всегда. Потому что в селекции главному качеству рысистых лошадей уделяли и уделяют недостаточное внимание.
   Поясним, как это происходит. Чтобы отнести рысака к элите, ему достаточно проявить в 2,5-летнем возрасте резвость всего на уровне 2,33— 2,37. Для оценки кобыл второго класса вообще не нужны данные работоспособности. Правильно ли это? Видимо, нет. Инструкция по бонитировке не стимулирует рост резвостных показателей у рысаков.
   Видимо, целесообразно не в ущерб другим качествам повысить требования в инструкции по бонитировке к работоспособности рысаков, особенно русских. Это необходимо и реально, так как класс современных рысаков значительно возрос. Рысаки класса 2.10 насчитываются теперь не единицами, а сотнями. Задача состоит в том, чтобы таких лошадей было бы больше.
   Для этого необходимо значительно шире, чем теперь, использовать лучших жеребцов-производителей, проверенных по качеству потомства, причем начинать использовать их в наиболее молодом возрасте.
   Уже много раз отмечалось в журнале, что нередко резвые жеребцы возвращаются с испытаний в хозяйства в возрасте 8—10 лет и могут быть оценены по качеству потомства лишь к завершению заводской деятельности. Поэтому отправка лучших жеребцов пяти лет и старше на случной сезон с ипподромов в конные заводы, а также создание лабораторий по глубокому замораживанию семени при ведущих рысистых ипподромах является настоятельной необходимостью. Это позволит осеменять кобыл и производить своевременную апробацию молодых производителей и широко использовать лучших из них под методическим руководством ВНИИК. Опыт организации таких лабораторий имеется. Уже несколько лет успешно работает такая лаборатория при Центральном Московском ипподроме. При наличии их не будет необходимости в каждом заводе содержать на апробации по 5—6 жеребцов.
   Лаборатории по физиологии размножения лошадей нужны ипподромам и для проведения осеменения 3—4-летних кобыл, заканчивающих беговую карьеру. Известно, что оплодотворяемость маток, несущих физические нагрузки, выше. Да и плодовая деятельность начнется на год раньше. Это принесет не только зоотехническую но и некоторую экономическую пользу.
   Заслуживает внимания и вопрос об увеличении основных призов, для русских рысистых кобыл в трехлетнем возрасте, с тем, однако, чтобы на четыре года оставить самых лучших. Омский конный завод испытывает почти всех кобылок до 3 лет, снимает с ипподромов и жеребчиков в этом возрасте тише 2.15. Умелая интенсификация отрасли, использование семени выдающихся производителей — Пролога, Идеала и других — позволили этому хозяйству за короткий срок добиться значительных успехов. Только в Алма-Ате за последние пять лет его питомцы дважды выигрывали Дерби, призы Гильдейца, Летний, Талантливого, Проталинки. Омские рысаки все успешнее выступают не только на периферийных ипподромах, но и в Москве. А ведь Омский завод расположен в относительно суровой природно-климатической зоне — в Сибири и обладает не лучшим маточным составом. Нужно особо подчеркнуть, что и при работе с глубокозамороженным семенем они довиваются высокого выхода жеребят на сто маток. Присуждение первой премии во Всесоюзном конкурсе за лучшие показатели в развитии племенного коневодства—заслуженная награда этого хозяйства.
   По нашему мнению, требования к скороспелости, работоспособности орловских рысаков должны быть более умеренными. На совершенствование породы отрицательно сказывается малое количество традиционных орловских призов. Количество орловцев на ипподромах заметно уменьшается. Например, на АлмаАтинском за последние десять лет оно сократилось почти на 30 %. Только изменением правил испытаний можно исправить неравное положение орловской породы при испытаниях.
   Хочется сказать и о тренинвентаре, в основном он устарел. Научные разработки по совершенствованию качалок, сбруи, колесной обуви не ведутся. И в качественном, и в количественном отношениях их ассортимент заслуживает серьезных нареканий, уступает лучшим зарубежным образцам. Куем рысаков также на «дедушкины» стальные подковы.
   В 1978—1980 годах нами в АлмаАте была организована мастерская по поделке легких пластмассовых подков. Приобретено оборудование: компрессор, станок для разлива, изготовлены пресс-формы. Проведены испытания нескольких конфигураций подков из различных материалов. Однако наши изделия еще несовершенные. Хотелось бы иметь предложения ВНИИ коневодства.
   Необходимы также предложения по сооружению и использованию в системе тренинга плавательных бассейнов. По нашему мнению, здесь пригоден Алма-Атинский проект с небольшими конструктивными дополнениями.
   Роль ипподромов в совершенствовании рысистых пород велика, дело чести их коллективов совершенствовать организацию тренинга и испытаний, готовить рысаков высокого класса.
  
   Л. КРАСНОПЕРОВ
  
"Коневодство и конный спорт" №5, 1982г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом