О журнале  
Поиск
За рубежом
Тактика, нацеленная на выигрыш
Середина В

   О гладких скачках написано немало. История хранит клички известных Краков, на протяжении 300 лет блиставших на ипподромах Европы и Америки, чья кровь течет теперь в лучших чистокровных лошадях начала III тысячелетия. В иппологической литературе, издаваемой практически в любой стране, широко публикуют отчеты о скачках, приводят родословные победителей с описаниями их блистательных карьер, имена жокеев и коннозаводчиков...
   О том, что порядок бьет класс, известно давно. Это факт, от которого никуда не деться: какой бы феноменальной резвостью ни обладала чистокровная лошадь, если в день скачек она не в форме, то заведомо проиграет... Исключения случаются редко и то только в том случае, если класс этой лошади существенно выше, чем у остальных участников скачки, что на деле практически не встречается. Скакунов, способных бить соперников на любой дистанции и в любой кондиции, во всей истории ипподромных испытаний были единицы: Рибо, Си Берд, Мен О Уор, Секретариат.
   То, чему я была свидетелем, происходило во Франции. Два года подряд, в 1999 и 2000 гг., мне посчастливилось оказаться, как выражаются англичане, "в нужное время в нужном месте" - на Лоншанском ипподроме при розыгрыше самой значительной в Европе скачки I группы - Триумфальной Арки.
   Несколько слов о французских скачках и коннозаводстве вообще: являясь ревностными хранителями традиций и национального наследия, французы очень трепетно относятся к собственным скачкам. Ничто не доставляет им такого жестокого разочарования, как победа иностранной лошади (а точнее лошади, выращенной "за бугром") в традиционных призах I группы, а особенно в Триумфальной Арке. И наоборот, скакунов, взявших главные призы по ту сторону Ла-Манша, возводят в ранг национальных героев. К слову - таких за всю историю чистокровной лошади было очень немного. Двум из них - Гладиатору и Си Берду - даже посвящены целые залы в Музее истории скачек в Maison-Laffitte, а статуя Гладиатора красуется перед трибунами "Жокей клуба" в Лоншане.
   Если раньше основными соперниками французских магнатов - владельцев скаковых лошадей были арабские шейхи, прочно оккупировавшие европейские ипподромы ("армада мактумов", как их едко называют французы), то в последние годы на сцену выступили японцы, сразу же громко заявившие о себе. Факт вполне закономерный, если учесть, что в течение последних 15 лет японскими коннозаводчиками были скуплены практически все победители в призах I группы как в Европе, так и в Америке.
   Вообще, последнее десятилетие надолго запомнится любителям европейских скачек. В 1995 г. на скаковых дорожках блистала, пожалуй, одна из самых загадочных и ярких звезд турфа (Дорожка с травяным покрытием.) - арабский Ламмтарра, скакавший всего 4 раза за 2 года карьеры и все 4 раза выигравший, и не где-нибудь, а в Эпсомском Дерби, Призе короля Георга VI и королевы Елизаветы и, наконец, Триумфальной Арке. В 1997 г. победу в Лоншане праздновал французский дербист Пейнт Селебр (Peintre Celebre), обошедший прошлогоднего победителя в этом призе Элисио (Helissio) с рекордной резвостью. Но такого накала страстей, какой Лоншанский ипподром испытал в два последних года, скаковое сообщество не знало уже давно.
   Итак, 1999 год... Темно-гнедой Эль Кондор Паса (El Condor Раза) под проливным дождем лениво-неторопливым кентером выигрывает Гран При де Сент Клу (Grand Prix de St Clouds), не оставив ни малейшей надежды на победу своим именитым соперникам Сагамиксу (Sagamix) и Дрим Уэлу (Dream Well). Затем следует победа в Призе Фой (Foy). Пресса захлебывается в дискуссиях: кто же выиграет главный приз сезона? "Японец" или опять "француз"?
   На стороне "японца" Эль Кондора исключительная сила и резвость, его стиль ведения скачки - с места до места вплотную к бровке (corde et tete, говорят во Франции) был отработан еще за те два скаковых сезона, которые он провел в Японии, взяв там все без исключения главные призы. Grand Prix de St Clouds еще раз подтвердил его блестящий скаковой класс. Единственное, что не укрылось от взглядов специалистов,- это то, что на поворотах Эль Кондор слегка отклонялся влево. Это объяснялось тем, что в Японии на ипподромах скачут против часовой стрелки и у лошади вырабатывается определенный рефлекс. Из-за этого-то рефлекса на поворотах Эль Кондор немного терял в скорости.
   У его главного соперника Монжо (Montjeu) - французского дербиста 1999 г. класс был не ниже, но тактика ведения скачки не отличалась от традиционного "выжидания" в общей группе и последующего рывка на финишной прямой. Отметим, что в отличие от "японца" проблем с конфигурацией скаковой дорожки у него не было. Зато он был единственным трехлеткой в компании лошадей более старшего возраста и соответственно более богатого опыта.
   Венец скакового сезона 1999 г. случился в Лоншане в первое воскресение октября при неимоверном скоплении народа. Быть на ипподроме в этот знаменательный день - значит нечто большее, чем просто присутствовать на скачках. Все здесь - торжественная атмосфера праздника, море нарядных зрителей, оркестр, флаги с символикой спонсоров - заставляет сердце трепетать в предвкушении какого-то небывалого зрелища, год из года притягивая в этот пригород Парижа пестрые толпы любителей конного спорта.
   В 1999 г. первое, что сразу бросалось в глаза на ипподроме,- представители Страны восходящего солнца. Впрочем, это было неудивительно: один из фаворитов был чемпион Японии Эль Кондор Паса. Вторым - лучший трехлетка года Монжо. Даже не глядя на котировки, основной массе посетителей ипподрома было ясно - основная борьба за самый престижный европейский приз развернется между этими двумя "звездами турфа".
   И вот наконец настал торжественный момент: участники скачки, сопровождаемые оркестром, гордо прошествовали перед трибунами. Серый, немного сырой Дайлами;
   компактный, пригнувший голову Эль Кондор, изящная легкая Дарьяба, породный Монжо, танцующий в нетерпении рыжий Кроко Руж, "железный" Тайгер Хилл. Цвет чистокровного коннозаводства, оказавшийся, как говорят англичане, в нужное время в нужном месте. Лошадей завели в стартовые боксы, протяжно ударил гонг, и 15 скакунов пулей вырвались вперед. Что тут началось! В момент, когда лидирующая группа миновала последний поворот и вышла на финишную прямую, трибуны встали в едином порыве, и началось настоящее светопреставление! А впереди них на изумрудном под лучами солнца поле два скакуна шли бок о бок, оставив далеко позади себя всю остальную группу.
   Ипподром ревел и стонал. Монжо под ликование французской публики первым пересек финишную черту, всего лишь на голову опередив "японца". Бешеный выброс адреналина сделал свое дело: лошадиуже по инерции пронеслись дальше, а трибуны все бушевали, не в силах остановиться.
   Так, если порядок бьет класс, то грамотная тактика бьет порядок. И триумфальная Арка 2000 г. наглядно это продемонстрировала.
   Каждый год все без исключения - и публика, и специалисты - ждут от прошлогоднего победителя, участвующего в скачке и на этот раз, повторения успеха. Еще задолго до этого знаменательного события в миллионах сердец, изрядно подогретых прессой, загорается надежда: а вдруг на этот раз повезет и мир получит наконец шестого двухкратного победителя Триумфальной Арки? Последний раз подобное чудо произошло 30 лет назад. О чем французы, впрочем, стараются не вспоминать, так как Алледжед был лощадью американского происхождения.
   2000 г. по праву можно назвать годом Синндара: этот великолепный по экстерьеру гнедой жеребец стремительным карьером промчался по ипподромам Англии и Ирландии, выиграв два Дерби и напрочь отбив у всех остальных участников охоту в дальнейшем состязаться с ним.
   Под знаменитыми "зелеными" цветами Ага Хана (зеленый с красным французской конюшни Alain de Royal-Dupre и зеленый с шоколадным ирландской команды John Oxx) собралась элита скаковой индустрии. Серия побед, одержанная ими на трех континентах, а также бесценный генофонд легендарных ага-хановских заводов (который пополнился в 1982 г. помимо всего прочего кобылами знаменитого завода Марселя Буссака), вывели этот "тройственный союз" на первые строчки мировых рейтингов.
   Тактика, нацеленная на выигрыш, была спланирована заранее. Генеральной репетицией плана Oxx&Company послужил розыгрыш приза Ньель (Niel).
   Снова небольшое отступление: за три недели до Триумфальной Арки будущим участникам скачки предоставилась возможность попробовать свои силы в 2 призах I группы (оба на 2400 м): Ньель и Фой. Здесь отрабатывают последние штрихи и именно в этом состязании противники впервые открывают свои карты. Что примечательно: основных фаворитов на Арку никогда не записывают вместе на один и тот же приз. Скорее всего, чтобы не предопределить исход скачки заранее и не повлиять на котировки лидеров и остальных участников. Впрочем, шансы той или иной лошади на успех в главном призе сезона в большинстве случаев оценивают специалисты и довольно точно. В 2000 г. не надо было быть гением от коннозаводства, чтобы это спрогнозировать - достаточно было видеть блестящую победу Синндара в призе Ньель.
   Тактика и еще раз тактика - в 2000 г. этот слоган вполне мог служить девизом ирландской конюшни Ага Хана.
   Отвлекаясь от французских скачек, отметим, что основные моменты того тактического приема имели корни еще у легендарного Лестера Пигготта. Стиль езды вторым рядом по бровке с усилением пейса при выходе на "правую линию" и последующим рывком вперед на финишной прямой неоднократно помогал Пигготту стяжать лавры победителя. Однако при всем совершенстве этого метода Oxx&Company недоставало самой малости - той козырной карты, которая обеспечила бы Синндару 100%-ную победу.
   Козырной картой Джона Окса был выбран Райпур. Судьба в лице тренера и владельца отвела ему довольно неблагодарную, но весьма ответственную роль - взяв на себя лидерство в скачке, провести Синндара через "огонь и медные трубы" к финишному броску. Метод не новый, но действенный. Именно таким "тандемом" был выигран престижный Приз короля Георга IV и королевы Елизаветы II. И именно так легендарный Ламмтарра вырвал победу в Арке в 1995 г. у своих не менее сильных соперников.
   Приз Ньель был разыгран, если можно так сказать, со вкусом. Жеребьевка распределила пятерых соперников следующим образом: Райпур шел под 1-м, а Синндар - под 2-м номером. С первых же метров скачки их жокеи действовали на редкость слаженно и быстро: Райпур, заняв бровку, заложил необходимый темп, а Мартаг (Murtagh) пристроил Синндара в хвост за лидером. Таким образом, изначально скачка была построена в расчете на то, что остальным участникам волейневолей придется следовать заданным правилам игры и подлаживаться под пейс Синндара. Обойти лидирующую группу на дистанции 2400 м - значило растратить силы, которые могли понадобиться для борьбы на финишной прямой. На мониторах, установленных на ипподроме, было хорошо видно, как, выйдя из последнего поворота, Райпур резко сбавил скорость, пропуская вперед будущего победителя, который блестяще финишировал в гордом одиночестве. Его соперникам ничего не оставалось, кроме как бороться между собой за призовые места.
   Уже тогда стало ясно, что если в Арке Oxx&Company провернут тот же самый маневр и на старте оттеснят Монжо на задний план, победа будет у них в кармане. Остальные участники скачки, несомненно, представляли определенную опасность, но на победу претендовать не могли, как явствовало из показаний тотализатора. Повлиять на исход соревнования мог только Монжо.
   Триумфальная Арка 2000 г. была разыграна как по нотам, с точностью до секунды. На этот раз, правда, Райпур оказался записан под 4-м, а Синндар - под 5-м номером, при том что Монжо был 2-м. Самая большая сложность здесь заключалась в том, чтобы на старте успеть перестроиться и захватить бровку, но так, чтобы это не было расценено судьями как кроссинг: дальнейшее было уже делом техники.
   Протяжный удар гонга, молниеносный маневр, и вот многотысячной толпе видны два зеленых пятна, стремительно несущихся впереди остальной группы. Жокей Монжо сделал по ходу скачки пару попыток полем обойти лидеров, но вскоре, исчерпав силы лошади, отпал и занял выжидательную позицию. За 200 м до финиша Синндара, к тому моменту возглавившего скачку, начали доставать кобылы Иджиптбенд (Egyptband) и Волворета (Volvoreta), но обойти его они уже не смогли, и 1-й призер Триумфальной Арки под вой ликующих трибун пересек заветную черту. Таким образом, Синндар стал первой в истории лошадью, выигравшей в трехлетнем возрасте два Дерби: в Эпсоме в Ирландии и Приз Триумфальной Арки.
  
   Варвара СЕРЕДИНА
  
  
"Коневодство и конный спорт" №1, 2002г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом