О журнале  
Поиск
Нам пишут
Лошадь Пржевальского вчера и сегодня
Климов В.

   В 1878 году известный русский исследователь Николай Михайлович Пржевальский во время своего второго путешествия по Центральной Азии на Зайсанском пограничном посту получил в подарок шкуру и череп животного, доселе невиданного европейцами. После описания типового экземпляра И. С. Поляковым, который утвердил лошадь как самостоятельный вид и присвоил ей имя Equus Przewalski Poljakoff (1881 год), еще долго не стихали споры ученых об ее истинной природе и происхождении. Сегодня с уверенностью можно сказать: лошадь Пржевальского — исконно дикий и самостоятельный вид.
   К сожалению, то, что не смогло сделать время, завершило наступление человека на природу: не прошло и сотни лет с момента открытия дикой лошади, как она перестала встречаться в природной среде.
   Но вид полностью не исчез. В начале века в Европу были завезены .дикие жеребята, которые положили основу разведения лошадей в неволе, и сегодня в мире их насчитывается более 400. Ввиду 80-летнего содержания лошадей в неволе, в условиях городских зоопарков, рассредоточенности поголовья по 70 центрам и прогрессирующего тесного инбридинга положение вида является угрожающим. Это и обусловливает повышенное внимание ученых к проблемам сохранности лошади Пржевальского.
   Дикая центральноазиатская лошадь, дошедшая до нас из глубины веков и стоящая в ряду предполагаемых родоначальников домашней лошади, наделена комплексом уникальных качеств. Это большеголовость, крупнозубость, тонконогость, высоконогость, толстая кожа, грубый и густой мех, торчащая грива без челки, хвост промежуточного типа между хвостом лошади и кулана, масть от буланой до гнедо-саврасой, неприхотливость, устойчивость к большим перепадам температур и очень независимое, самостоятельное поведение, выработанное у вида веками отбора в суровых условиях Центральной Азии. Многими из этих качеств обладали и предки наших домашних лошадей, но в процессе одомашнивания вида их утратили.
   Обследование табуна (40 голов) лошадей Пржевальского в заповеднике «Аскания-Нова» позволило сравнить особенности экстерьера дикой и домашней лошадей, а также выявить характер изменений, происходящих у дикого типа в неволе. Представители «новой асканийской» линии являются потомством трех лошадей — выходцев из «геллабруновской» и «пражской» линий и дикой кобылы, завезенной из Монголии. Табун формировался на протяжении 20 лет при полувольном содержании на целинной степи заповедника, то есть в условиях, более приближенных к естественным по сравнению с европейскими зоопарками. Для анализа параметров экстерьера взрослого поголовья было проведено сравнение с аналогичными показателями лошадей Пржевальского, завезенных в начале века, и их потомства первых поколений, составляющих так называемую «старую асканийскую» линию.
   В окраске волосяного покрова лошадей, встреченных или отловленных на воле, Хильцгеймер (1909 год) отмечал три разновидности. Это две полярные, юго-восточная и западная, а также промежуточная — южная. Юго-восточная форма (район озера Цаган-Пур) темная: черные грива, хвост, ноги и оконечность морды. Западная (район реки Урунгу) светлая: белая морда, каштаново-светлые ноги, грива и хвост красно-бурые. Двойственное варьирование окраски присуще и шкурам лошадей, завезенных в «Асканию-Нова» на рубеже веков, а также живым лошадям. Первая вариация — светлая окраска: тело светло-коричневое с белыми пахами, ляжками,оконечностью морды и областью вокруг глаз; темно-бурые хвост, грива, спинной ремень, ноги до запястных и скакательных суставов темные полностью или только впереди. Вторая вариация отличается более интенсивной окраской всего тела: туловище темно-кирпичное, однотонное, лишь посветления в пахах; морда темная, ноздри черные, грива, хвост, ремень на спине и ноги по запястные суставы черные. Между этими двумя вариациями несколько промежуточных, переходных форм. У самцов обоих типов, особенно второго, на плечах четко видны темные пятна — остатки поперечной плечевой полосы, а на ногах зеброидность. Все это указывает на архаичность типа.
   Интересна изменчивость оброслости при акклиматизации и одомашнивании животных. Все старые авторы указывают на длинную, волнистую и густую шерсть диких лошадей. У современных асканийских особей такой вид шерстный покров имеет только зимой, летом же он короткий, плотный и блестящий. Процесс адаптации повлиял на уменьшение длины волосяного покрова диких лошадей «Аскании-Нова».
   Содержание в неволе наиболее значительно отразилось на строении тела диких лошадей. Малая подвижность, обилие корма и мягкий климат Украины в первую очередь сказались на массе лошадей. У взрослых кобыл она повысилась на 18 % и составляет в среднем 304 кг, а у жеребцов — на 4 %; причем если раньше они были тяжелее кобыл на 8 %, то сейчас стали легче. Увеличились промеры туловища — обхват и глубина груди, а их индексы теперь у кобыл совпадают с соответствующими индексами тяжеловозов. Обхват пясти, бывший у лошадей «старой» линии 15—17 см, увеличился у животных обоих полов на 4—6 %, что свидетельствует об изменении одного из основных качеств дикой лошади — тонконогости. Соответственно изменились и индексы: массивности — увеличился на 14—12 %, нагрузки пясти — у самцов остался прежним ввиду незначительного увеличения массы, а у самок увеличился на 11 %. Тем не менее эти показатели у современных диких лошадей на 25—30 % ниже, чем у лошадей верховых пород. Высота груди над землей у акклиматизированных животных уменьшилась на 6—8 %, в результате чего пострадали аллюрность и длинноногость лошадей. Первый показатель, бывший в среднем у лошадей «старой» линии 59, совпадал с аллюрностью ахалтекинских лошадей, как и длинноногость, которая также уменьшилась на 2—4 %. У вольных лошадей длинноногость превышала на 10 % показатели лучших верховых пород.
   Одним из показателей беговой специализации животных является величина копыт. У диких вольных лошадей их размеры почти совпадали с таковыми куланов и онагров, признанных «королей» пустыни, обладающих узким, почти круглым, стаканообразным копытом. Копыта же современных лошадей Пржевальского увеличились в ширину на 25— 30 % и составляют на передних ногах 120, а на задних 115 мм.
   Формат тела диких лошадей был вытянут вверх и составлял 97—98 %,. что указывает опять-таки на скоростную специализацию вида. Содер-' жание в неволе повлияло на развитие лошадей: туловище вытянулось в длину, а высота в холке несколько уменьшилась, в результате чего формат самцов стал квадратным, а. у самок вытянулся (102,6). Голове современных диких лошадей укоротилась и стала более широколобой, что указывает на некоторую инфантильность.
   Как видим, существование диких лошадей Пржевальского в неволе, даже в условиях полувольного содержания «Аскании-Нова», наложило» отпечаток на морфологический тип диких лошадей. Животные частично утратили присущую виду скоростную специализацию, вырабатывавшуюся у поколений лошадей жестким естественным тренингом и закреплявшуюся отбором. В неволе лошади значительно прибавили в весе и по своему типу приблизились к домашним лошадям-тяжеловозам. В то же время самцы оказались более устойчивыми к влиянию одомашнивания. Это объясняется тем, что роль вожака по-прежнему остается за жеребцом, который, управляя табуном, защищая его и участвуя в репродуктивном процессе, тратит больше энергетических ресурсов, чем самки, и остается по-прежнему «в форме».
   Очевидно, когда-то саванны и равнины Евразии были населены табунками диких лошадей, напоминавших лошадь Пржевальского. Прирученные людьми, лошади постепенно изменялись, дифференцируясь сообразно своей новой роли помощника человека и той нагрузке, которую они испытывали, работая на него.
  
   В. КЛИМОВ
"Коневодство и конный спорт" №10, 1982г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом