О журнале  
Поиск
Конный спорт
Больше внимания молодым спортсменам
Лавренюк Б.

1980-й олимпийский год позади. Начался новый четырехлетний цикл подготовки к XXIII Олимпийским играм. Не все из наших олимпийцев-80 смогут защищать еще раз честь страны: одни по своему возрасту, другие по возрасту лошадей. Кроме того, не все члены сборной имеют перспективных, вторых, более молодых лошадей.

У нас есть резервы спортсменов, но с особой надеждой мы смотрим на сегодняшних юношей, из рядов которых должно поступить пополнение к следующей Спартакиаде народов СССР, после чего будет определяться состав кандидатов в сборную страны на Олимпийские игры 1984 года.

Что же представляет из себя наша сборная юношеская команда?

На международных юношеских соревнованиях по конкурам, троеборью и выездке (чемпионаты Европы) она начала выступать с 1965 года, причем не каждый год по всем видам спорта. В том же 1965 году наилучший результат был показан конкуристом Виктором Ненаховым в Италии, когда он на Зауре прошел два гита Кубка на чемпионате Европы для юниоров без штрафных очков, где участвовало 60 человек. Команда была на четвертом месте из пятнадцати команд. В составе команды тогда были В. Ненахов, Е. Кузин, В. Лындин и В. Моргунов. В личном чемпионате В. Лындин имел девятое место.

У троеборцев наиболее удачным было выступление на чемпионате Европы-69 в ФРГ. Команда наших юношей в составе В. Тишкина, В. Миронова, В. Бондаренко и П. Волкова стала чемпионом Европы, а В. Тишкин занял второе личное место. Остальные выступления не принесли успехов и прошли на низком уровне. Так прошло 15 лет.

По результатам соревнований последнего года хорошо зарекомендовали себя конкуристы М. Сироштан, А. Ныров, Н. Коропатник, А. Гринкявичус, В. Васильев, Г. Шорин, А. Одинец; троеборцы М. Сабитов, А. Ли-лейкис, И. Строгалин, Р. Дременков, Г. Данилов, Г. Ртищев и в выездке И. Зуйкова, Т. Макарова, М. Попов, Р. Сидабрайте, И. Романова, Н. Абросимова, М. Усова.

Однако не все из перечисленных способных юношей имеют лошадей, которые могли бы выступать на самых серьезных “взрослых” соревнованиях: конкурные по высоте 160— 170 см, троеборные по основной программе, а выездковые по программе Большого приза.

Конечно, три-четыре года — немалый срок и при правильной работе многое можно сделать. Однако тренерам на местах надо уделять больше внимания тренировкам юношей, так как они являются золотым фондом нашей сборной команды. Хорошо показавших себя на соревнованиях юношей надо обеспечить лошадьми. Не форсировать подготовку, а планомерно увеличивать сложность с расчетом на будущее. Обязательно проводить с юношами теоретические занятия, повышая их иппологические знания, знания движения и тренинга лошади, учить умению работать по плану, показывать себя во время соревнований с наилучшей стороны. Без теоретических знаний не может быть правильного, вдумчивого подхода к тренировкам лошади, к закреплению нужных рефлексов. Не может быть хорошей езды в манеже, хорошего преодоления препятствий, ведения лошади по паркуру, хорошего прохождения полевых трасс, если нет вдумчивого и грамотного воздействия средств управления на лошадь, если нет грамотного расчета при приближении к препятствию, если нет чувства пейса при прохождении стипль-чеза и кросса.

Обидно порой наблюдать, как спортсмены проигрывают из-за своих ошибок: невнимания, небрежности, грубости, незнания элементарных особенностей физиологии и психологии лошади, отсутствия собственной выдержки, спокойствия, уверенного управления в моменты сложных ситуаций, отражающихся на качестве выступления.

Начнем с выездки. Как важно, выходя один на один с судьями, произвести приятное впечатление от сочетания всадник—лошадь, от правильной посадки и от свободных ритмичных движений лошади. Однако мы часто видим очень много недостатков в посадке, влияющих непосредственно не только на общее впечатление, но и на управление, а следовательно, на исполнение лошадью движения. Это относится к положению головы всадника (наклоняют вперед и вниз, качают головой в темп движения, едут в одну сторону, а смотрят в другую и т. д.). Фрак и цилиндр являются костюмом, ясно подчеркивающим правильность и неправильность положения корпуса — сидеть надо абсолютно прямо на прямолинейных движениях и с очень легким поворотом в сторону движения по кривым (вольты, заезды, принимания, контрперемены, пируэты). Руки от плеча должны быть опущены вниз, а не вытянуты вперед. Локти согнуты и слегка разгибаются только на средних и прибавленных аллюрах, по мере вытягивания “рамки” лошади. Кисти рук большими пальцами вверх, а не ногтями вниз. Руки должны сохранять легкий контакт со ртом лошади и действовать только в нужный момент, вибрируя. Нельзя держаться за повод, как за ручки, для поддержания равновесия. Равновесие должно поддерживаться только внутренней стороной бедер и балансом.

Ноги — подколенный угол должен быть как можно более тупой, а мы часто видим укороченные стремена на выездке. Колено должно быть всегда прижато, от колена, весь шенкель должен быть постоянно у бока лошади и чувствовать его. Недопустимо, чтобы от колена нога уходила вперед или в сторону—это говорит о том, что всадник ездит “без шенкеля”, не ведет лошадь в шенкелях (шенкель — основа для получения правильного сбора, а следовательно, и правильных движений высшей школы). Езда, осуществляемая только поводом, приводит к тому, что задние ноги лошади недостаточно подведены под ее корпус, а отставлены назад. Ступни ног всадника должны быть всегда параллельны земле и сохранять это положение вне зависимости от того, “посылает” ли шенкель, или он спокойно “ведет” лошадь. Опускание носка ведет к искажению посадки, к скольжению стремени на ноге, которое должно быть на широкой части ступни в пружинистом упоре, а не болтаться как ненужное добавление.

Но мало того, что посадка должна быть правильной,—она должна быть непринужденной, то есть всадник должен сохранять ее ненапряженным сознанием, что “так надо”, — такая посадка всегда бросается в глаза своей негибкостью. Непринужденная посадка покоряет своей правильностью на всех движениях высшей школы (принимания, плечом внутрь, пируэты, переходы, менка ног и т. д.), где так важно сидеть и управлять правильно, а не висеть на поводу.

Мы часто видим, как, перейдя в собранный шаг, спортсмены не работают, не показывают собранного шага, а просто расслабляются, сокращая шаг только поводом, совершенно теряют импульс и “сидят и катят”, думая о чем-то своем, получая за такое простейшее движение посредственные оценки. Собранный шаг надо тоже уметь показать, и все 7—9 минут езды надо работать, а не отдыхать.

Есть и такие недостатки, снижающие оценки за “общее впечатление”: некоторые ездят с лицом, выражающим как бы большое одолжение судьям, что показывают им свою езду, а то и вообще со злым лицом, и заканчивают езду с видом освобожденного мученика.

Вспомним балерин и наших прославленных гимнасток. Балерина, исполняя 32 фуэте (пируэта), что считается большой сложностью, улыбается, она легка и воздушна, хотя дается ей это на пределе возможного. Наши гимнастки, исполняя фляки и тройные сальто, делают это так, что нам кажется, “как это легко и красиво”, хотя это предел сложности.

Так и в выездке: с момента въезда в манеж и до выхода из него спортсмены должны показать легкую, красивую, непринужденную езду, на хорошем импульсе от начала до конца, как бы ни было трудно в иные моменты. Лицо всадника должно быть спокойным, уверенным и приятным. Надо помнить о том, что езду со всех сторон смотрят Пять судей и тысячи глаз зрителей.

Спортсмены, выступающие в выездке, проигрывают в основном только из-за себя. Ведь лошадей записывают на соревнование тех, которые уже обучены всем элементам высшей школы по данной программе, так что только ошибки самого всадника в посадке, поведении, точности исполнения фигур и переходов отражаются на оценках.

Надо больше и вдумчивее работать над собой, критически подходить к своей работе на лошади, а тренерам больше обращать внимание на правильность посадки, управления, точность исполнения фигур, на сохранение постоянного импульса.

Работа с молодыми троеборцами. Им прежде всего советую хорошо усвоить все то, что сегодня написано для спортсменов выездки.

Печальный факт, но в последние годы на ответственных соревнованиях наши троеборцы в первый день соревнований по манежной езде не бывают впереди. И происходит это только потому, что спортсмены ошибочно считают, что “недобор” в манежной езде можно легко покрыть во второй день соревнования — во время кросса и стипль-чеза. На самом же деле это грубая ошибка. Успех второго дня надо беречь для победы, а не для покрытия ошибок в манеже.

Известно, что программа манежной езды троеборья простая и доступна любой лошади. Тем более надо себя и партнера “подать” с наилучшей стороны. Желательно иногда делать контрольные работы с привлечением для консультации тренеров по выездке.

Троеборцу надо иметь обязательно два седла. Одно—для выездки с удлиненными стременами, чтобы можно было принять правильную посадку, и другое—для прыжков. Выездке надо посвящать не менее двух дней в неделю и относиться к ней со всей серьезностью, а не как к “разгрузочным” дням между прыжками и полевой работой.

Требования те же, что описаны выше для выездки, но у троеборцев они имеют еще большее значение, так как движения просты и только точность езды, выраженность переходов, правильность остановок, осаживания, ритмичность аллюров и хорошие посадка и управление могут выделить одного всадника от другого.

Второй день троеборья—самый тяжелый для лошади, но если она правильно подготовлена, не перетренирована, хорошо подкована с шипами, доверяет своему всаднику, то ехать по кроссу одно удовольствие.

Основная задача второго дня — преодолеть чисто все препятствия, уложиться в норму времени, предназначенную для каждого отрезка, и, по возможности, сохранить силы лошади для успешного выступления в конкуре третьего дня соревнований.

Чтобы предолеть чисто все препятствия кросса, надо, чтобы лошадь. была знакома с полевыми препятствиями (земляные валы, валы с насадкой, любые заборы с канавами спереди или сзади, или в канавах, открытые канавы, банкетки вверх и вниз, калитки, прыжки в воду и из воды, препятствия на склонах и подъемах).

Лошадь должна абсолютно доверять своему всаднику, и если он ее посылает вперед, она должна идти, даже если ей страшно от каких-то новых сочетаний препятствий или от незнакомых запахов.

Для этого на тренировках никогда не надо “подводить” лошадь, то есть не причинять ей боли, избегать падений или страха после каких-либо прыжков во время тренировок. Если же ей что-то выполнить было очень трудно, надо поощрить ее лаской или голосом.

Для того чтобы уложиться во время, отведенное для каждого отрезка дистанции полевых испытаний, надо хорошо знать пейс своей лошади, иначе говоря, чувствовать, с какой скоростью она идет в данный момент, и знать ее предельные возможности. Поэтому после показа маршрута полевых испытаний надо продумать — где, каким пейсом следует проходить дистанцию (где можно резвее, где надо короче, где прибавить опять). Если .стипль-чез проходит по гладкой местности, то скорость движения там почти постоянная (если не было закидок). Надо' только не очень резво ехать со старта (первые 50—100 м), а если нужно будет немного прибавить, то сделать это на последних 500—1000 м.

Что касается дорог, то на первых дорогах (отрезок “А”) надо ехать спокойно рысью, пройдя во второй половине дистанции немного галопом (500 м) из расчета разминки перед стипль-чезом.

Дороги отрезка “В”, после стипль-чеза, примерно 500 м, проходят успокаивающим галопом, потом немного рыси, 1—2 мин шага и потом опять рысь и в случае недостатка времени в конце галоп.

Кросс же в смысле движения представляет из себя “гармошку”: вниз, вверх, отрезок ровный и гладкий, то прыжки, требующие сильного разбега или перехода в рысь, а то и в шаг, а потом опять резвый галоп и т. д. При такой езде, если лошадь не приучена спокойно переходить от замедления к ускорению и обратно, если с ней надо вести всю дорогу борьбу, она, как говорится, “сгорает в руках”, тратя зря массу энергии, и нервно иссякает в борьбе со всадником. Вот почему так важно во время тренировок на местности включать ускорения и сокращения, переходы на несколько темпов в рысь или в шаг с продолжением движения галопом, требуя только спокойствия, достигая всего этого без борьбы с лошадью.

Кроме того, надо вырабатывать широкий свободный мах, при котором лошадь увеличивает скорость не за счет частоты движения, что обременяет дыхание, а за счет большего захвата пространства в один и тот же темп движения, что сохраняет ровное, спокойное, более глубокое дыхание при значительном увеличении скорости. Надо давать лошади и возможность вытянуть шею, так как большинство лошадей “тащат” только из-за того, что их слишком скручивают, затрудняя дыхание при быстром движении.

При преодолении водных преград не надо спешить выскакивать из речки. Несколько темпов спокойного движения в воде намного восстановят силы лошади.

После подъемов и выпрыгов вверх не торопитесь начинать резвый аллюр. Дайте лошади глубоко вздохнуть и выдохнуть — это займет 3—5 темпов спокойного галопа.

Очень полезны тренировки троеборцев без лошадей, бегом по маленькому кроссу, с маленькими препятствиями вверх, вниз, в речку, из речки, подъемы в горку, спуски с горы, маленькие системы из маленьких, но отвесных и широких препятствий. Необходимо, чтобы спортсмены на себе прочувствовали эти нагрузки и как они влияют на ритм дыхания при движении по кроссу, на изменение движения в зависимости от типа препятствия.

После второго дня соревнований задача всадника — привести лошадь в возможно более хорошее состояние к конкуру. Достичь этого можно проводками, хорошим теплым душем, смывающим все соли пота, легкой питательной пищей, даваемой небольшими порциями, но чаще, чем обычно, массажем конечностей, плечей, поясницы и спокойным отдыхом на хорошей подстилке.

Большое значение перед конкуром троеборья имеет правильная разминка, индивидуально подобранная для каждой лошади, потому что усталые мышцы и связки должны быть хорошо разогреты и постепенно подведены к интенсивной работе. Если лошадь не перенапряглась, если винты забинтованы не слишком высоко к запястным суставам (иначе это мешает лошади согнуть над препятствием как следует запястный сустав, что часто приводит к повалам), то ошибки будут только по вине всадника, так как после кроссовых препятствий препятствия конкура для лошади не представляют каких-либо сложностей.

Для успешного выступления в преодолении препятствий конкуристы должны познакомить лошадь со всеми типами препятствий и систем и научить ее прыгать на 20 см выше и шире, чем требуют условия пар-кура. Тогда всаднику остается только правильно вести лошадь, чтобы за 9—10 м до препятствия она была направлена прямо на него. На этом “приближении” лошадь должна получать только сигналы уверенности для движения вперед, определенную скорость в зависимости от типа препятствия и чувствовать, что всадник не помешает ей во время прыжка. Ни в коем случае на “приближении” нельзя отзывать поводьями вправо, влево, так как это отвлекает внимание лошади и не дает возможности сосредоточиться на месте отталкивания на прыжок. Всадник же в последний темп должен сидеть уравновешенно, не болтаться, не загружать перед, не задерживать поводом, не отставать корпусом, короче — думать о том, чтобы не помешать лошади в прыжке.

За хороший прыжок надо голосом или движением руки поощрить лошадь и продолжать движение.

Ошибки в конкурах бывают, как правило, от всадников: одни нагоняют на препятствие, другие, наоборот, не продвигают и замедляют последние темпы.

Если лошадь правильно готовили, напрыгивали на корде выше и шире того, что она прыгает под всадником, она отлично рассчитывает сама, где ей надо оттолкнуться, и всадник должен ей доверять. Ведь ни одно прыгающее животное (собака, кошка, тигр, белка и т. д.) не ошибается даже на более сложных прыжках. Напрыганная лошадь может сделать ошибку только из-за всадника.

Выездка конкурной лошади может быть ниже уровня “выездковой” лошади, но она должна хорошо понимать шенкель и повод, уметь делать принимания, остановки, осаживания, легко менять ногу на галопе, спокойно делать ускорения и сокращения.

И еще один очень важный вопрос — вопрос правильной седловки, расположения седла на лошади. Это тесно связано с равновесием всадника на лошади, которое должно возможно более совпадать по всей траектории прыжка, а при движении — с линией центра тяжести лошади. Седло должно лежать на спине у лошади, а не на холке и не на пояснице. Спина лошади ограничивается спереди верхним, задним краем лопатки, а сзади—последним ребром. Эти “ограничители” позволяют положить седло так, что всадник, расположенный в нем с равновесием по ступне в стремени и сложившийся в той или иной степени в тазобедренном суставе, будет наиболее рационально уравновешен с лошадью.

Подпруги же седла должны быть на 10—15 см сзади локтя прямо стоящей лошади. Это особенно важно для выездки, так как подпруги, протянутые под локоть, мешают передней ноге двигаться назад, что сказывается на прибавленной рыси, так как другая передняя нога в этот момент не может достаточно выдвинуться вперед.

Нередко мы наблюдаем, что седло кладется чуть ли не на холку лошади, что очень загружает ее плечи, сухожилия передних ног, а при езде по кроссам, прыжках вниз и просто при большом количестве прыжков выводит лошадь из строя.

Вдумчивое и серьезное отношение к седловке не замедлит сказаться на результатах: улучшится выносливость лошади в кроссах, она чище будет преодолевать препятствия, будут красивее прибавленные аллюры.

Почти все спортсмены пользуются капсюлем, но он либо слишком низко расположен, либо туго затянут. А это мешает лошади дышать (лошадь дышит носом, низкий же капсюль давит ей на хрящ и ограничивает вход воздуха). Капсюль должен лежать на кости, а не хряще.

Шпоры. Лучшей шпорой является шпора с “шенкелем” в 2—3 см, имеющая на конце шарик. Эта шпора позволяет всаднику держать свой шенкель у бока лошади, чувствовать ее, не беспокоя шпорой. В последнее время многие всадники стали пользоваться шпорами с очень длинным “шенкелем”. Для большинства лошадей эта шпора слишком строга, она годится только для очень тупых лошадей или для высокорослых длинноногих всадников, ездящих на длинном стремени. Всадники, ездящие в шпорах с длинным “шенкелем”, как правило, ездят с отставленными шенкелями в сторону и вперед, что портит их посадку, нервирует лошадь и не дает возможности правильно собирать м управлять ею.

Советую тренерам обратить серьезное взимание на качество и правильную подгонку шпор. Обе шпоры должны быть одинаково пригнаны на задниках сапог. Недопустимо, чтобы одна шпора смотрела вверх, другая вниз — это приводит к неправильному, неровному управлению шенкелями, а шенкель считается основным средством управления.

Хлыст. Он необходим в работе как помощник — при работе в руках, в тренинге и прыжках. Запрещается избивать лошадь хлыстом — это грозит снятием с соревнований, а иногда и дисквалификацией. Хлыст не должен иметь никаких металлических частей и вкладышей.

Хочется надеяться, что наши молодые спортсмены станут более вдумчиво относиться к работе с лошадью. Когда же что-либо не получается, не вините лошадь, ищите ошибки в себе... надо, чтобы наши указания средствами управления были четкими и понятными для нее.

А. ЛЕВИНА,

заслуженный мастер спорта СССР,

судья Всесоюзной категории

"Коневодство и конный спорт" №4, 1981г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом