О журнале  
Поиск
Из истории русской кавалерии
Между Доном и Непрядвой
Бегунова А.

   Орды Батыя разорили и опустошили русские княжества. Страдало и коневодство: захватчики угоняли табуны, опустошали богатые княжеские конюшни. В случае нужды лошадей приходилось теперь покупать у иноземных захватчиков. Хорошие кони делались такой редкостью, что князья перечисляли их в своих завещаниях наряду с фамильными драгоценностями. Так, великий князь Симеон Суздальский перед смертью завещал своей жене 50 верховых лошадей. Небольшие табуны сохранились лишь при монастырях и дворе митрополита, специальной грамотой хана огражденных от набегов орды.
   Русские понимали, что победить ханскую конницу могли лишь хорошо обученные, организованные и вооруженные конные части. Несмотря на это, к 1380 году московский князь Дмитрий Иванович все же собрал под свои знамена немало русских всадников, которые по свидетельству летописца были «крепки и скоры»,
   Вооружение русской кавалерии тех лет во многом было позаимствовано у завоевателей: луки, кривые сабли, кинжалы, топоры, копья. Боевые доспехи состояли из кольчуг, стальных шлемов, набедренников, наколенников. Кованые доспехи надевались и на лошадей.
   В отношении количества конного войска точных сведений нет. Раньше считали, что всадников у Дмитрия Ивановича было гораздо больше, чем пехотинцев, и все его силы определяли в 150 тыс. человек. Потом эта цифра была уменьшена до 100 тыс. Новейшие исследования показывают, что Русь вряд ли могла выставить против орд Мамая более 50 тыс. ратников. Подсчеты современных историков таковы: 34 тыс. тяжело вооруженной пехоты городовых полков и около 12 тыс. конников. Дмитрий Иванович собрал почти все конные княжеские дружины. Кроме московских, ростовских, суздальских, белозерских, серпуховских, кашинских витязей, в битве участвовали псковичи, смоляне, брянцы, трубчевцы, стародубцы, конный литовский отряд и небольшая дружина новгородцев...
   Узнав летом 1380 года о движении ханской орды к Москве, Дмитрий Иванович принялся собирать войска, потом устроил им смотр в Коломне и выступил на юг вдоль берега Оки. Ночью они форсировали Дон и подошли к Куликову полю — местности между Доном и небольшой речкой Непрядвой. Утром 8 сентября 1380 года ратники князя Дмитрия выстроились на поле, образовав фронт длиной чуть более 10 км.
   В центре боевого порядка находились б рядов Передового и 9 рядов Большого полков. Это были пешие воины, одетые в стрелонепробиваемые латы, вооруженные луками или самострелами, мечами и щитами. Фланги прикрывали конные полки, в которые входило по 3—4 тыс. тяжеловооруженной «кованой рати», восседающей в толстых латах на конях в броне. Слева от боевого порядка, в дубраве, расположился конный Засадный полк—4 тыс. отборных витязей под командой двух князей: Дмитрия Михайловича Волынского — Боброка и Владимира Серпуховского...
   Напротив русских таким же фронтом встали ханские полки. По подсчетам современных исследователей у Мамая было не менее 100—120 тыс. человек. В центре ханского боевого порядка находились 14—15 тыс. спешенных всадников и 4 тыс. наемной генуэзской пехоты. С тыла их «подпирали» 26—36 тыс. спешенных воинов и на флангах стояли отряды легкой конницы по 10—20 тыс. всадников. За боевым порядком ханской рати располагался огромный обоз — 70 тыс. телег и 300 тыс. лошадей. Хан Мамай был уверен в победе и на телегах собирался увезти богатую московскую добычу...
   По правилам тех лет битва началась поединком двух богатырей: русского инока Пересвета и татарского мурзы Челубея. Потом противники осыпали друг друга тучами стрел и после этого вступили в рукопашный бой. Князь Дмитрий Иванович сражался в рядах своего войска, надев доспехи простого ратника. Хан Мамай наблюдал за битвой издали, с холма, за которым стоял тысячный конный отряд его охраны.
   Жестокая сеча продолжалась около трех часов. Не считаясь с потерями, лез напролом неприятель, стойко держались русские. Один раз противник, воспользовавшись отступлением сильно поредевшего русского полка на левом фланге, пробился к самому великокняжескому стягу. Мамаю уже показалось, что победа близка. Но московские бойцы отбили атаку. Этот момент был переломным в битве.
   После полудня (бой начался утром) ветер на поле переменился и подул в лицо ордынским всадникам. Это имело значение для управления лошадьми. Русский конный засадный полк ринулся вперед и из дубравы вынесся на поле битвы, неожиданно ударил по ордынцам, те не выдержали и побежали. Первыми, увидев наступление русского резерва, обратились в бегство Мамай и его охрана.
   Русская конница преследовала врагов около 50 км, до реки Красивая Меча, где при переправе было порублено и утонуло множество ордынских воинов...
   В прошлом году широко отмечалось 600-летие Куликовской битвы.
  
   А. БЕГУНОВА
  
"Коневодство и конный спорт" №4, 1981г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом


Воевода. XIV век.