О журнале  
Поиск
Улучшение качества
Северные лесные породы раньше и теперь
Нийло В.

   До нашего времени сохранился труд немецкого профессора из Галльского университета К. Фрейтага, изучавшего в 70-е годы XIX века местные породы лошадей северного лесного типа, которых он называл клепперами и пони. Всего автор труда перечисляет 13 пород — вятскую, обвинскую, чувашскую, мезенскую, онежскую, олонецкую, вологодскую, финскую, эстонскую, лифляндскую, или сааремааскую, земгальскую, жмудскую и польскую.
   Описывая их, К. Фрейтаг отмечает, что это — небольшие лошадки, ростом от 125 (онежская порода) до 145—146 см (финская, эстонская), в исключительных случаях при хорошем содержании достигающие 150см и более. Экстерьер их он характеризует так: голова большая, лоб широкий, шея короткая, толстая, холка низкая или средняя, спина прямая, круп широкий, грудь глубокая, ребра округлые, ноги прочные, с крепкими сухожилиями и широкими копытами из твердого рога. Лошади, по автору, отличаются крепкой конституцией, плотной кожей, хорошей оброслостью, густыми и длинными гривой, челкой и хвостом. Масти — самые разнообразные: серая, саврасая с оттенками, буланая, бурая, гнедая с оттенками, рыжая, вороная, караковая, соловая, чалая, мышастая, нередко с темным ремнем по спине и темными пятнами в области лопаток и подплечья.
   Но самое интересное, пожалуй, в том, что профессор обращает внимание, во-первых, на их уникальную приспособленность к суровым северным условиям — способность переносить лютые морозы зимой, укусы насекомых (гнуса) — летом, неприхотливость — свойство довольствоваться почти лишь местным пастбищным и грубым кормом, и, во-вторых, особенность быть быстрыми и выносливыми в сельскохозяйственных и транспортных работах, не говоря о том, что они послушны и обладают живым энергичным темпераментом.
   Автор правильно называет их примитивными лесными породами, поскольку они выводились при низком уровне сельскохозяйственного производства и зоотехнической работы — отсутствовал правильный отбор, было неудовлетворительное кормление и содержание. В Архангельской, Вятской, Олонецкой и Вологодской губерниях не было конных заводов. В Пермской, Новгородской и Петербургской губерниях они хотя и были, но в силу большой разбросанности конепоголовья (на одну квадратную версту там насчитывалось соответственно 3,2, 2, 2,9 лошади) улучшить его не могли.
   Однако и нельзя сказать, что породы лесного типа оставались неизменными. Для улучшения некоторых из них, например вятской, обвинской, казанковской, мезенской, жмудской, использовали эстонскую и лифляндскую лесные породы. Скрещивали лесные породы и в других сочетаниях. Вятку улучшили 100 лет назад путем скрещивания с эстонскими и финскими жеребцами. Последние были завезены в Вятскую и Казанскую губернии. Вятскую лошадь скрещивали также со старой породой казанской крестьянской лошади. В таких же целях в Вятской губернии держали обвинских лошадей. В Великом Устюге разводили мезенскую породу для перевозки лодок с Сухони. В Симбирской губернии для разведения лучших пород, начиная с 1839 года, обвинских племенных жеребцов спаривали с чувашскими кобылами. Мезенскую породу улучшали жеребцами, приведенными в 1768 году из западной части России. Финских кобыл спаривали со жмудскими жеребцами, а финских жеребцов— с вятскими и эстонскими кобылами. Позже лесные породы поглощались культурными заводскими породами лошадей.
   Через 100 лет картина северных лесных пород лошадей значительно изменилась. В СССР к настоящему времени числятся вятская, мезенская, эстонская, печорская, якутская, полесская породы. Однако в связи с развитием механизации в отдельных зонах ослабло внимание к коневодству, по многим породам запущен и учет лошадей. Племенные книги изданы по финской, жмудской и эстонской породам, имеются так называемые районные племенные книги по мезенской породе. Финские (в том числе карельские) и жмудские лошади преобразованы в упряжные, а польские — в верховые.
   Согласно сводке ЦСУ СССР «Численность породных лошадей в колхозах, межхозяйственных предприятиях, совхозах и других государственных хозяйствах», на 1/1 1980 года насчитывалось лошадей вятской породы 6 тыс., мезенской — 1 тыс. эстонской — 0,7 тыс. (на 1/1 1969 года — 3 тыс.), печорской — 4,5 тыс., якутской — 138 тыс. Поголовье всех пород, особенно эстонской, неуклонно сокращается. Тревожно, что по приобской, полесской, тавдинской и нарымской породам сведений о поголовье не приводится вообще, но мы надеемся, что эти лошади еще не исчезли.
   Северные лесные породы лошадей должны быть восстановлены и сохранены. Это диктуется не только необходимостью сбережения генофонда для развития коневодства, но и современными народнохозяйственными задачами, стоящими перед нашей страной в связи с освоением ее северных и восточных районов. Если лошадь не останется той, что раньше, основной тягловой силой в этих труднодоступных, неудобных для земледелия и животноводства районах с их вечной мерзлотой, бездорожьем, то она может стать там благодаря своим особенностям основным источником животноводческой продукции — мяса, кумыса, шкур и даже шерсти.
   Поэтому давно пора перейти от обсуждения вопроса к делу, прежде всего к обследованию этого ценного поголовья и его приумножению. Следует бережно относиться к тому, что осталось нам от прошлых поколений людей, и продолжить их труд в новых условиях для новых потребностей.
   Наконец, за эту работу должны взяться не только компетентные ведомства и учреждения, но и общественность. Для восстановления лесных пород лошадей можно организовать специальное общество по примеру общества мелких садоводов и животноводов в ГДР. Ему надо будет выделить какие-то средства, должны быть созданы комиссии для ведения племенного дела.
   Если не спасти совместными усилиями ценный генофонд лесных пород лошадей, этих советских — по К. Фрейтагу — пони, которые по качествам не хуже ввозимых к нам шетлендских пони, то скоро настанет воемя, когда последнюю такую лошадь сдадут на мясокомбинат, сделают из нее чучело, а породу занесут в Книгу исчезнувших животных.
  
   В. НИЙЛО
  
"Коневодство и конный спорт" №8, 1981г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом