О журнале  
Поиск
Конный спорт
Заложила судьба ногу в стремя*
Хайретдинова А.
(* Строка из песни А. Ю. Смирновой Марли.)
  
   Ветерану, прославленному мастеру конного спорта России Громовой Нине Георгиевне 80 лет.
  
   "Скажи мне, кто твой друг, а я скажу — кто ты»... Среди друзей Нины Георгиевны, собравшихся недавно на ее юбилей, были актеры, летчики-испытатели, ученые, журналисты, коллеги по кафедре иностранных языков, сотрудники музея коневодства, спортивные судьи, журналисты, цирковые дрессировщики, кинорежиссеры, писатели, представители посольств, прославленные мастера конного спорта, тренеры. Те, с кем шла в спорте, искусстве, в жизни эта женщина, с годами не потерявшая ни спортивного задора, ни энергии, ни женского обаяния, ни своих энциклопедических знаний, связанных с конным спортом... Мы тоже не забываем о роли и месте Громовой в этом сложном виде спорта — она по праву принадлежит плеяде конников, прославивших нашу страну. Нынче многое поменялось, произошла смена поколений конников, пришли новые люди и новые отношения. А много ли известно о том, что было до них, тем более, что сейчас у некоторых журналистов стало модным перечеркивать или в лучшем случае переиначивать и «переосмысливать» события, достижения и дела, личности в спорте минувших десятилетий... Так вот сама жизнь Громовой, если можно так выразиться, может стать «учебником», примером, если хотите, источником размышлений для тех, кто сегодня сел в седло и начинает постигать азы конного спорта. Титулов у Нины Георгиевны предостаточно — рекордсменка стипль-чезных скачек (эти рекорды не побиты по сей день), многократная чемпионка в соревнованиях по конкуру, троеборью и выездке. Член сборной страны в первых для нашей страны международных стартах, судья международной категории, наш первый представитель в Международной федерации конного спорта, автор десятка статей...
   С Ниной Георгиевной я знакома много лет и тем не менее, перечитывая ее статьи, прослушивая магнитофонные записи наших с ней бесед и воспоминаний ее друзей, разбирая спортивный фотоархив, обнаруживаю все новые и новые черты этой удивительной женщины, все четче понимаю, насколько сложен был ее путь в конном спорте,
   Всматриваясь в фотографии, запечатлевшие Нину Георгиевну в пору ее цветущей молодости, в головокружительных стипль-чезных прыжках, на трассе кросса в прекрасных фигурах пассажа, пиаффе, пируэтов, видишь одухотворенную изящную женщину, которую скорее можно принять за звезду экрана, нежели за представительницу мужественного вида спорта, требующего решительности, воли, отваги, смелости, риска, Вот это редкое сочетание уже забытой ныне женственности, волевой пружины, на мой взгляд, и выдвигает Нину Георгиевну в ряд удивительных людей, заставляет нас задуматься о природе таланта и его значимости,
  
   Начало
  
   Увлекшись лошадьми еще в школе, Нина Георгиевна осталась верна им на всю жизнь, и, хотя эту страсть слила с любовью к театру, ей довелось оставить наиболее значительный след именно в конном спорте. Ее память бережно хранит имена первых тренеров, клички первых лошадей. С удовольствием она вспоминает многие эпизоды спартаковской школы Твери, где она начинала, до мельчайших подробностей помнит каждое выступление всесоюзного и международного масштаба... Вот одно из воспоминаний:
   1938 г. — весна. Первый выход южных всадников «в поле». Тренер Николай Петрович предупреждает:
   «Держите лошадей, будьте начеку, а то они вас разнесут». Так и случилось; кто-то подыграл, ударил задом, лошади подхватили, и все бросились врассыпную, оглянулся тренер, а рядом одна всадница. "А ты что здесь?" Нина и отвечает: "Вы же сказали, держать лошадей. Вот я и держу». Вы скажете, что эпизод, так, пустячок какой-то. Но иметь такое уважительное отношение к дисциплине стало правилом ее спортивной жизни. Знаменитые стипль-чезные старты тоже из этой серии. В результате несчастного случая «Пищевик» не смог укомплектовать команду. «Из всех лошадей наиболее подготовлена Дида", — отчеканил старший тренер Е. Л. Левин, и Нина, только что ставшая матерью, не возразила (а ведь могла бы, и никто ее бы не упрекнул). Итак, 1950 г., Центральный Московский ипподром. Стипль-чез на 6000 метров. На старт Диду выводят самые крепкие мужчины "Пищевика». Ведь эта лошадь уже знает изматывающие нервы скачки, от каждого звука колокола у нее судорогой сводит мышцы... Стартует после всех, во весь опор несется к первому препятствию, вдруг резко тормозит и «козлом» взлетает вверх. И снова ветер свистит в ушах, но мысль у всадницы одна: «Еще одного «козла» не вынесу ...". Но вынесла второй прыжок, выбивающий из седла, и только когда Дида плавной настильной траекторией преодолела третье препятствие, Нина поняла, что теперь уже надо беспокоиться о тактике, надо побеждать. И победила...
  
   Победы
  
   Много было после этого старта других, принесших победы и титулы. Но впереди было еще одно испытание: Дида получила брок. Надо забыть о прыжках и невероятных скоростях на ипподромной дорожке. Надо было переходить к следующему этапу — к выездке. Многие отговаривали от этого шага: дескать, только напрасно будут затрачены усилия, ничего из этого не выйдет. Но Нина Георгиевна была уверена в обратном. Ведь Дида была троеборной лошадью, манежная езда велась под наблюдением И. А. Жердева, славившегося «работой в руках". У нее была заложена солидная и главное — правильная основа выезженности, и она была готова воспринимать нагрузку и элементы высшей школы верховой езды. Вот здесь есть над чем призадуматься нашим троеборцам и тренерам: не люмпенское отношение должно быть к троеборной лошади, а истинно интеллигентное, аристократическое, если хотите. И оно заключается прежде всего в грамотном, бережном подходе к выездке как к первоначальной базе, основанной на естественности и раскованности аллюров, на хорошем импульсе, мягком принятии повода, гибкости.
   1956 год, Стокгольм, Олимпиада. Швед Сен-Сир становится чемпионом, Лиз Хартель — вторая. Наши — далеко позади. Из-за травмы Диды Нина Георгиевна — запасная, но вероятно, не было никого, кто бы с таким вниманием, с таким напряжением следил бы за выступлениями на олимпийском боевом поле. Она смотрит, сравнивает, анализирует, делает выводы. Это был важный момент, позволивший как бы ревизовать взгляды на выездку, многое переосмыслить. В то время, как официальные руководители нашей команды, генералы недоумевали, почему Сен-Сиру присуждена победа при таком «бедненьком» пассаже, «невыразительном» пиаффе, Нина Георгиевна увидела, как естественны и красивы движения лошади олимпийского чемпиона, какой мощный импульс обеспечивает им активная работа задних ног как говорится, «от бедра», как свободен и раскован затылок, как на всех аллюрах сохраняется единый ритм. А долгие годы и после Стокгольма этого не замечали, и за это невнимание мы расплачиваемся до сегодняшнего дня ...
   После 1958 года по ряду причин на долгие 10 лет наступает разлука с конным спортом из-за командноадминистративного стиля руководства ДОО «Труд» (так был переименован «Пищевик»), Дида — на заслуженном отдыхе в Прилепском конном заводе. Только один год работы в ДСО «Урожай», но и здесь неугомонная Нина Георгиевна вносит свежую струю, начав работать с детской группой, а по тем временам это было новшество, которое открыло дорогу для подготовки юных всадников.
  
   О международной арене
  
   Прекрасное знание английского языка привело Нину Георгиевну в мировое содружество конников. Она приглашается на международные семинары, которыми руководят Ниблеус, Потт, Ниггли. Ей присваивают звание судьи международной категории, ее мнение пользуется авторитетом, ее приглашают судить европейские чемпионаты. Нина Георгиевна составляла вместе с немецкими и шведскими коллегами первые Правила по выездке. Казалось бы, чего же боле? Но парадоксально, что на приглашения, причем троекратные, вести семинары по выездке в США, спорткомитет не реагирует. Так же остаются безответственными и приглашения на судейства в других странах. Более того, на Олимпиаде в Москве Нина Георгиевна Громова опять “на скамейке запасных", что вызвало удивление у самого Ниблеуса... Горько писать об этом, я представляю, какие чувства обуревали Нину Георгиевну, но никто не видел ее в те олимпийские дни подавленной, обиженной, раздраженной. Такой характер...
   С бесконечной благодарностью говорит Нина Георгиевна о Лайме Шилалене, которая обратилась к ней за помощью — помочь ее молодому коллективу в вопросах подготовки лошадей в выездке. С какой готовностью прославленный мастер предоставил эту помощь: Нина Георгиевна месяцами работала с литовскими спортсменками в Москве и на литовской земле — увлеченно, с полной отдачей делилась своими знаниями, уточняла свои мысли и выводы. «Это были самые счастливые дни моей жизни, ибо это была единственная группа, которой я оказалась нужна, и которой я передала все, что знала», — сказала мне Нина Георгиевна.
  
   Связь времен
  
   Конный спорт называют «спортом аристократов». В трактовке Громовой «аристократизм» — во взаимоотношениях с лошадью, понимание самых тонких нюансов ее поведения, ответственность за ее судьбу, за развитие ее природных способностей. Вот цитата из одной ее статьи, которая проливает свет на взгляды Громовой: “Если бегун чувствует и распределяет свои собственные силы, то именно всадник должен определять состояние лошади и знать, трудно ли ей выполнить то или иное требование или нет". Это и есть аристократизм духа, за который лошадь платит тем же. Мы же сейчас сплошь и рядом наблюдаем неправильное представление о том, что нужно делать с лошадью, как воздействовать на нее, какой результат получить. Как говорится, «порвалась связь времен»... Уже нет таких тренеров, как Анастасьев, Рогалев, Рогге, Никитин, Левин... Но есть Нина Георгиевна Громова, выстрадавшая бесценные знания, обладательницей которых является чуть ли не в единственном числе. И нужно, не теряя времени, использовать этот шанс: просить ее консультировать сборную России, проявить инициативу в издании сборника ее статей, в проведении семинаров под ее руководством. Чтобы она не повторила слов, сказанных при нашем прощании: «К сожалению, я оказалась невостребованной, хотя могу многое передать молодежи. Я оказала не все свои услуги, но нужны ли они, нужна ли я?»..- Вы нужны, дорогая Нина Георгиевна, Вы нужны тем, кто идет за нами, кто хочет припасть к источнику добра, силы, аристократизма, — к лошади к конному спорту. А пока Вы нужны, Вы — в седле!
  
   А. ХАЙРЕТДИНОВА, кандидат в судьи международной категории, член Союза журналистов
"Коневодство и конный спорт" №2, 2002г.
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом