О журнале  
Поиск
Конный спорт
Конные импровизации Александра Абдулова.
Савельев А.

   — Будут трюки, самые разнообразные, будут и на лошадях, — предупредил Александра Абдулова, актера театра имени Ленинского Комсомола, режиссер-постановщик.
   Снимался телевизионный фильм «Обыкновенное чудо».
   «Эка невидаль, — усмехнулся мысленно Абдулов, несколько обиженный недоверием режиссера к его актерским способностям. — Мужчина должен уметь все». Вслух он этого не сказал, но от дублера отказался.
   Как всякий горожанин, Абдулов имел о лошадях довольно смутное представление. Поверхностную подготовку он прошел в школе проката лошадей при ипподроме. Имел твердую веру в самого себя и в гуманность наших меньших братьев.
   По ходу съемок Абдулов отшлифовывал познания в конном спорте. Езда шагом, повороты особых хлопот не вызывали, с рысью, правда, возникли некоторые затруднения. В самые неподходящие моменты лошадь почему-то срывалась с места и так же неожиданно вставала. Изрядно трясло, и непонятные силы постоянно стаскивали с седла. Сбросив в очередной раз седока, лошадь, как правило, тут же останавливалась и, повернув вполоборота голову, с интересом наблюдала, как недовольно ворча, актер потирал ушибленное место. Тем не менее освоение верховой езды продвигалось успешно. И хотя Абдулов предпочитал после занятий больше стоять, чем сидеть, а походка его утратила былую пружинистость и легкость, ему не терпелось начать трюковые съемки.
   В фильме есть такой эпизод: Абдулов на коне влетает под арку, отпускает поводья, цепляется за выступ каменной кладки, подтягивается на руках, все происходит в стремительном темпе, выглядит естественно и эффектно.
   В первом дубле этот эпизод выглядел несколько иначе. Абдулову удалось послать лошадь во весь опор, попасть в проем арки. Он отпустил поводья, схватился руками за каменный выступ, но упустил небольшую деталь... забыл освободить ноги из стремян. Присутствующие на съемочной площадке ахнули. Несколько десятков метров на полном скаку лошадь несла болтающегося в стременах всадника. Когда возбужденный пережитым Абдулов подъехал к режиссеру-постановщику, ему снова предложили замену дублером.
   — Нет уж, — отказался он теперь более решительно, Упустить такую прекрасную возможность самовыражения он не мог.
   Дубли продолжались, пока эпизод не получился естественным и эффектным, каким его увидели телезрители в фильме.
   Еще подростком Абдулов полюбил занятия спортом. Увлекался фехтованием, футболом. Хорошие физические данные: рост, координированность, отменная реакция, казалось, гарантировали быстрый успех, но понадобились большие усилия воли, прежде чем он научился свободно владеть телом и клинок стал продолжением руки. И когда победы в официальных поединках принесли ему звание кандидата в мастера спорта, когда тело стало послушным и легким, а движения пластичными и отточенными, не одну победу мускулов увидел Абдулов в этом успехе, и не она подарила большую радость. Победа над собой, победа характера оказались намного дороже и приятней.
   Верховая езда, связанные с ней трудности физического и нервного напряжения, преодоление их подарили Абдулову наиболее глубокие, незабываемые ощущения. В конном спорте оказалось столько коварных, подводных рифов, столько непредсказуемых, рискованных поворотов, что человек испытывался на прочность также естественно, как в жизни.
   ...Прошлым летом у А. Абдулова состоялась новая встреча с конным спортом. Ему предложили в фильме совместного советско-болгарского производства «Дети капитана Гранта» роль главаря банды. Опять лошадь, снова отчаянные скачки, конные трюки, но теперь его партнерами были конники-профессионалы, болгарские каскадеры.
   После съемок фильма «Обыкновенное чудо» А. Абдулов чувствовал себя заправским конником. Каскадеры с любопытством посматривали на артиста из Москвы, решившегося сниматься без дублера. Ему показали, как поднять лошадь на дыбы. Поднял, и даже при этом не выпал из седла. Показали, как делается подсечка. Получилось, причем после этого номера ему удалось взобраться в седло без посторонней помощи. Долго не удавалось Абдулову освоить стрельбу на полном скаку. Понаблюдал, поприсматривался, и получилось.
   Серьезным испытанием Абдулова в верховой езде стал эпизод съемок конца банды. Разбойники, спасаясь от погони, попадают в ловушку, узкое горное ущелье. Всадники в панике мечутся на крохотном пятачке, устремляются к одному проему в скалах, к другому. Все выходы перекрыты туземцами. Отчаявшись, банда решает пробиваться напролом. Пущенные во весь опор лошади лавиной несутся к тесному разлому гор. Абдулов в гуще лавины. Лошади не реагируют на команды всадников: они во власти стадного чувства.
   Неожиданно в голове лавины возникает непонятное смятение. Абдулов видит, как скачущие впереди каскадеры поднимают на прыжок лошадей и исчезают в клубах густой пыли. Свернуть некуда, остановить лошадь невозможно. Очутившись на гребне каменистой гряды, Абдулов успевает увидеть внизу широкую канаву. В ней несколько упавших лошадей. В себя Абдулов пришел на другом краю канавы. Цел, невредим.
  
   А. САВЕЛЬЕВ
"Коневодство и конный спорт" №8, 1985г., с.26
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом