О журнале  
Поиск
Улучшение качества
Поездка в Россию американских конников
Понс М.
Американский журнал "Mid-Atlantic Thoroughbred" опубликовал статью Майка Понса "Благодаря поездке в Россию перед американскими конниками штата Мериленд открылся новый мир". В статье рассказывается о том, что делегация американских конников посетила нашу страну, побывала в ряде конных заводов, на ипподромах, высказывается впечатление американских конников о поездке, о нашем коннозаводстве.
   Мы считаем, что статья будет интересна для наших читателей и даем ее перевод с некоторыми сокращениями.
  
  
   Наша делегация из 11 американских конников посетила Россию. Это был ответный визит после посещения Соединенных Штатов российской делегацией из пяти человек. Мы провели по 3—5 дней в Москве, Краснодаре и Санкт-Петербурге. Делегация посетила несколько конных заводов, тренцентров и ипподромов. Вдобавок к этому имели место несколько официальных встреч с российскими бизнесменами и политическими деятелями, на которых обсуждались вопросы торговли.
   Во главе делегации был министр по сельскому хозяйству штата Мериленд Хагнер Мистер, которого сопровождала специалист по коневодству Нэнси Воллас. Все этапы программы посещения разрабатывал Эрол Смолл — директор по международному маркетингу. К сожалению, сам он, по медицинским показаниям, не смог участвовать в этой поездке. Главным «винтиком» этой поездки стала Джуди Робинсон из «Информационного центра по новым недавно образованным независимым государствам» Министерства финансов США. В своей работе в отделе «Американско-Российского делового сотрудничества» она соединяет профессионализм и любовь к лошадям. Делегация была представлена следующим составом: Рон и Кэролин Грин, владельцы конефермы «Грин Виллеу»; доктор Уильям Соломон, владелец «Пин Оук Лейн Фармс» в штате Мериленд и штате Пенсильвания, где выращивают как стандартбредных рысистых, так и английских чистокровных лошадей; крупнейший владелец Джо Томсон, который много лет назад приобрел земли тренцентра «Винфильд фармс» и построил там конеферму «Винбак Фарм». Кроме того, в делегацию входили Том Чукас — официальное лицо с ипподрома «Розекрофт», спортсмен по выездке Джин Фриз, а также тренер агент по продаже лошадей Деннис Поттс. Министр Мистер сказал о поездке следующее: «Это путешествие открыло нам глаза на многое и уже принесло положительные результаты для коневодческой индустрии как России, так и штата Мериленд. Нам была дана просто неоценимая возможность развивать взаимные связи между коннозаводчиками и тренерами на благо обеих сторон».
   Программу посещения Москвы и Краснодара разрабатывал и организовывал Александр Тимченко, генеральный директор Ассоциации «Росплемконзавод». Кроме того, в этом участвовал Владимир Краснобрижий, генеральный директор знаменитого конного завода «Восход». Перед ними стояла сложная задача организации 12-дневной поездки нашей делегации. В результате мы приносим им глубокую благодарность за прекрасную работу по организации поездки.
   Большинство из нас приехали в Россию впервые. Попытаюсь описать нашу поездку по кратким дневниковым записям.
   После длительного перелета на самолете (10 часов лета) мы прибыли в Московский аэропорт в час дня по местному времени (5 утра по американскому). Нас поселили в гостинице «Шератон», в 30 минутах от аэропорта. Большинство из нас, переодевшись, поехали на ожидавшем нас автобусе в Музей коневодства.
   Следующий день начался с важной поездки в Московский конный завод. Там нам показали несколько пород лошадей, которых раньше я никогда не видел. Производственная российская компания «Акрон» является акционером конного завода и планирует сделать здесь «Коневодческий Парк» по типу такого парка в американском штате Кентукки. Мы посмотрели тренинг лошадей, а затем нам вывели русскую тройку орловских лошадей, которая продемонстрировала резвую езду на кругу. Орловская порода лошадей, в основном серой масти, была выведена графом Орловым в 1700-х годах. Нас посадили в экипаж и покатали по кругу. Это было впечатляющее зрелище. После этого нас повезли на конную часть.
   Мы вернулись в Москву, и некоторые из нас пошли на Красную площадь.
   Третий день был посвящен осмотру Москвы. Вечером улица Тверская была полна народу. Люди двигались в сторону Красной площади. Это был День города. Москвичи заполонили всю улицу, движение транспорта по ней было отменено, но зато были верховые лошади. Мы заплатили за катание, уселись верхом и так двигались по улице на радость девочкам — владельцам лошадок. Я бы никогда не подумал, что парень из Мериленда когда-нибудь проедется на лошади по центральной московской улице.
   В этот день мы также присутствовали на конно-спортивных соревнованиях в Лужниках. Публика громко приветствовала всадников, успешно закончивших выступление.
   В тот же вечер был прекрасный салют.
   На следующий день мы рано выехали из гостиницы для осмотра Московского ипподрома. Нам показали примерно 20 лошадей английской чистокровной породы, американских рысаков и арабов. Среди них был Бор (от Обзервейшен Пост). Мне он понравился по экстерьеру. Нам показали кобылу, победительницу трехлетнего приза «Оке», и я думаю, что здесь это самая лучшая лошадь. По глазам Рона Грина я понял, что они хотели бы иметь такую лошадь в своем маточном составе. Потом мы поспешили на трибуны к первому заезду. Большая часть трибун — открытая. Мы вошли через центральный вход и были поражены красотой паркетного пола, люстр и ковров. Нас провели в комнату, где были накрыты столы. Через широкое балконное окно была хорошо видна дорожка ипподрома. С помощью переводчика я сделал несколько ставок. Но было только четыре вида игры. Не было игры «на победителя». Русская публика полна энтузиазма, и шум стоял такой же, как на любом ипподроме. Все, кто любит ипподром, почувствовали себя, как дома.
   Вечером мы вылетели в Краснодар. Нас сопровождал Александр Тимченко, который был нашим руководителем в Москве, нашим «русским отцом».
   В Краснодаре нас встретил Владимир Краснобрижий, которому пришлось для этого проехать 300 км. В конзаводе за него остался его начкон Тельман Мамедов, известный в России конник.
   Ранним утром Александр и Тельман повезли нас по легендарной Кубанской степи в конзавод «Красноармейский» на реке Кубань. Шоколадного цвета почва района — самая богатая сельскохозяйственная земля, напомнила мне земли штата Айова. Тельман рассказал нам, что во время войны фашисты отправляли эту землю вагонами в Германию. В районе 8 крупных хозяйств, занимающих площади от 18 000 до 35 000 акров и масса мелких хозяйств. На посевных площадях я рассчитывал увидеть сотни людей с косами в руках, но вместо этого увидел мощную технику — русские трактора, комбайны и т. д.
   Через полтора часа езды Тельман сказал водителю остановить машину в стороне от дороги. Была вытащена скатерть и два огромных арбуза, сыр, виноград, коньяк, бутылки с водой. Все это производится на конзаводе «Красноармейский». Были сказаны тосты, и мы начали есть, как мне показалось, самый вкусный арбуз в мире.
   Мы были удивлены, увидев большие поля риса. Стебли склонялись под двойным весом зерна. Когда мы прибыли на ферму «Красноармейский им. Майстренко», то нам сказали, что поля риса здесь самые большие в стране.
   Широта и объем производства здесь — захватывающие. На ферме 650 работников. В хозяйстве 14 отделений, включая молочное хозяйство, мельницу, пекарню, школу, больницу. В заводе 250 лошадей, 2 000 коров, 4 000 свиней и 2 500 бычков. Здесь готовят свои корма, продают часть урожая и имеют свое мясоперерабатывающее производство. Доходы распределяются среди сотрудников и их семей после уплаты налогов в район и государству. Сельскохозяйственные земли принадлежат государству.
   Нам очень понравилась арена для выводки лошадей со специальными скамьями для зрителей. Все лошади были в прекрасном порядке.
   Директор гордится также школой юнных конников, ученики которой продемонстрировали свои навыки. Это растет будущее поколение олимпийских чемпионов.
   На обратном пути мы посетили Краснодарский ипподром. Не такой нарядный, как Московский ипподром, он имеет трибуны на 5 000 человек и напоминает ярмарочный ипподром штата Мериленд.
   Познакомились мы и с частной конюшней Ивана Ивановича, бизнесмена из Краснодара. Он показал нам ахал-текинских лошадей и лошадей других верховых пород. Иван несомненно гордится своими лошадьми.
   После выводки Иван, Тельман и Александр повезли нас в местный ресторан. Там приготовили такие отличные отбивные, каких я никогда не ел.
   Шестой день пребывания в России для меня был самым интересным. Мы ехали на конзавод «Восход» — лучший в России завод по выращиванию английской чистокровной породы. Его возглавляет наш друг Владимир Краснобрижий, а Тельман Мамедов является начконом. Что-то они нам приготовили!
   «Восход» находится в центре Кубанского региона России. Это — земля казаков. Здесь живут их потомки. По пути на завод мы остановились на пикник. Взглянув на Тельмана, я понял, что его голова полна планов на предстоящий день. Он потомственный конник в четвертом поколении и свободно бы управлял конным заводом в Америке. Нам нравилось быть в его компании, и мы надеемся, что он нас вскоре посетит.
   «Восход» — акционерное общество. Работники этого хозяйства избрали Владимира своим директором. Мы встречались со многими сотрудниками завода, также с главой местной администрации.
   Хозяйство занимает 17 500 акров земли и славится своими лошадьми. В хозяйстве также выращивают бычков, баранов, свиней и прочих домашних животных, работает свой мясоперерабатывающий цех, сырное производство, коньячный завод, винодельня, пекарня, свои магазины, школа и своя механизация. Офис Владимира — в старинном здании. Здесь мы встретились опять, и он рассказал нам о своей программе разведения. Россия еще в конце 70-х годов начала импортировать из Англии лошадей чистокровной породы. В России до революции скакали потомки победителей Эпсомского Дерби.
   Конники Кубани сделали все, даже сверх возможного, чтобы развить основы своего коннозаводства. Но во время Второй мировой войны фашисты прошлись по этим землям и «Восход» потерял все. Русские казаки начали потом поиск лошадей своих линий. Некоторых даже нашли в Дрездене. Сегодня «Восход», на основе спасенных линий и вновь приобретенных, восстановил русское чистокровное коннозаводство. Лошади конзавода занесены в Международную племенную книгу. «Восход» начал выращивать лошадей для скачек на международных аренах. Пройден большой путь и цель ясна.
   Тельман хотел поскорее начать обход конюшен, так что мы быстро вышли из конторы завода и пошли на кончасть. Мы шли по длинной аллее, окаймленной деревьями и памятными камнями, поставленными в честь ценных лошадей — Анилина, Гарнира и Гранита.
   Началась выводка лошадей под музыку. Тельман давал разъяснения. Нам показали 75 лошадей, включая жеребцов-производителей: жеребца Трипл Бак (от Саннис Хало), Обзервейшн Пост (от Ширли Хейтс) отца Бора и других лошадей, полученных в результате кроссинга от импортных чистокровных жеребцов с русскими кобылами, известными своей выносливостью и крепостью. Показали их первое поколение — годовичков, а также двухлеток. Тельман руководил выводчиками и конюхами, приводившими лошадей из разных конюшен. Лошадей ставили перед нами в три-четыре ряда, и Тельман рассказывал о всех линиях и давал описание каждой лошади потом указывал на ее жеребят. После показа все ему зааплодировали.
   После выводки нас повели в конюшню смотреть жеребцов, денники которых были с деревянными панелями и в каждом постелена свежая солома. Я сказал Тельману, что все здесь похоже на конюшню Шейха. Тот засмеялся и сказал, что хотел бы, чтобы лошади Шейха стояли в его отделениях. Мы остановились около одного денника, где стоял жеребец тяжелоупряжной породы, который напоминал першерона. Этот жеребец завоевал не один приз в испытаниях на тяговую выносливость и теперь пользовался большим спросом как производитель (рабочее отделение).
   В заводе также делают знаменитый кумыс. Тельман рассказал, что этот напиток обладает лечебным действием и применяется при заболеваниях легких.
   В ресторане завода нам устроили обед, на котором присутствовали многие сотрудники. Играл местный джаз, под который говорилось много тостов. Я говорил о новых связях, установившихся между конниками России и американцами, и выразил надежду, что они будут развиваться.
   Нашей следующей остановкой был заводской музей. Там мы увидели огромное количество разнообразных кубков, именных ваз и прочих призов, полученных как в России, так и в Европе. Мне особенно понравились 9 попон за международные призы в Вашингтоне среди 50 других попон, красиво развешанных на специальных подставках. Мне пришло в голову, что мой отец был почти на всех этих соревнованиях. И когда я вернулся домой в США и рассказал моим родителям об этом, мой отец сказал, что Уитни Тауэр, Джон Шапиро и Джо Каскарелла были в «Восходе» в середине 60-х годов, чтобы посмотреть лошадей для участия в Вашингтонском международном призе. Анилин прекрасно скакал в 1965 году, пришел третьим после Келсо, да и ряд других лошадей из России прекрасно выступали в последующие годы.
   С Владимиром мы поговорили о Программе обмена конниками и ветеринарами. Хотелось бы, чтобы и американские конники поработали в «Восходе». Мы также обсуждали вопрос улучшения резвостных качеств лошадей. Обсуждали и планы будущих взаимных визитов, а также посещение российскими специалистами аукционов в Мериленде. Очень интересные аукционы у нас проходят в декабре, так называемые «смешанные» аукционы.
   Российские конники обладают очень высокой квалификацией, хотя ветеринарам не хватает хорошего оборудования клиник и технологий. Например, им необходимы ультразвук и прочее оборудование, а также навыков по пользованию новейшими технологиями. Мы предложили программу обмена, включающую обмен специалистами среднего уровня и ветеринарами, а также, чтобы Тельман приехал посмотреть наши конефермы.
   Дорога обратно в Краснодар прошла гладко. В конце пути мы остановились не на долго, чтобы передохнуть. Прекрасные здесь земли, замечательные посевы, великолепные лошади, а уж широкое гостеприимство россиян незабываемо.
   После посещения «Восхода» на следующее утро мы выехали в аэропорт, чтобы лететь в Москву, где сделали пересадку на Санкт-Петербург.
   В Санкт-Петербурге нас поселили в гостинице «Европейская», очевидно, самый шикарный отель города.
   Утро началось с делового завтрака в гостинице с представителями Американской торговой палаты в Санкт-Петербурге. Он был организован Алексом Кимом исполнительным директором палаты. Рыжеволосый Алекс свободно говорил по английски и был больше похож на американца, чем на русского, хотя он родился в Петербурге.
   Затем у нас было совещание по вопросам сельского хозяйства. Мы поднялись по мраморным ступеням, которым, очевидно, было сто лет. Здания в Петербурге все такие — старинные и красивые.
   Петербургу исполняется 300 лет в следующем году, и город готовится к этому событию. Я хотел бы посетить Петербург через несколько лет.
   Трудно описать шикарный завтрак в красивом ресторане гостиницы на следующее утро. Это была достойная прелюдия перед еще более шикарным обедом у губернатора Ленинградской области. После обеда нас окружили репортеры и телевизионщики.
   Губернатор был в США в этом году. Он энтузиаст конного спорта. У него состоялся долгий деловой разговор с министром Мистером.
   Мы посетили и Исакиевский собор, и Зимний дворец, и Эрмитаж.
   Утром мы выехали в Лугу. Там проходят деревенские скачки. Каш автобус припарковался около дорожки, а мы уселись на деревянные скамьи маленькой трибуны.
   Перед нами выступили нарядно одетые люди в костюмах эпохи Ренессанса. Все выглядело, как на фестивале в Колумбии. Прекрасно выступили тройки, потом были и бега, и скачки, и конкур. Погода стояла холодная, и мы обрадовались приглашению на обед под тентом. Внутри было темно, и только свечи освещали прекрасно сервированный стол с замечательной едой и напитками. Посередине стола поставили огромное блюдо с круглым хлебом, на верху которого была солонка с солью. Он выглядел так красиво, что я боялся, что кто-то откусит кусок и нарушит эту красоту.
   Нас пригласили осмотреть конюшни и тренцентр орловских лошадей. Это были прекрасные лошади, с красивыми лебедиными шеями, красивыми движениями, блестящими глазами.
   К сожалению, наше расписание было очень плотным и мы быстро уехали в Санкт-Петербург. У нас были билеты на балет «Лебединое озеро». Мы сидели в королевской ложе. Балет был прекрасным. Публика громко аплодировала, многие женщины плакали. Это незабываемо. Кроме того, мы поняли, что наши хозяева предприняли огромные усилия, чтобы посадить нас по-королевски. Да и стоило им это немало. Я себя чувствовал, как Золушка на балу.
   Рано утром мы выехали из гостиницы в аэропорт, чтобы лететь в Москву и затем в Нью-Йорк.
   Наша поездка в Россию началась с ожидания малого, а в результате стала незабываемым событием в нашей жизни. Мы много узнали о людях, коневодстве, российский лошадях. Спасибо всем тем американцам и русским, кто устроил нам этот великолепный визит.
  
   Майк ПОНС
  
"Коневодство и конный спорт" №3, 2002г., с.13-15
К оглавлению

Прочитал сам, поделись с другом