Версия для печати
 

Лошадь в качестве символа

о культе лошади, религии и т.д.
Источник: http://a-press.ur.ru/pages/greif/simbol/l/losad.htm
------------------------------------
Лошадь в символическом смысле олицетворение силы и жизненности на более высоком уровне, чем корова (Бык). Уже в пещерном искусстве ледникового периода дикие лошади и дикие коровы образуют важнейшие мотивы живописи, и было высказано предположение (в том числе А. Леруа-Гураном), что оба эти вида животных позволяют заключить о наличии дуалистической программы у доисторических живописцев. Приручение лошади состоялось лишь сотни лет спустя в Восточной Европе или Центральной Азии, причем кочевые народы-всадники беспокоили оседлых жителей Средиземноморья (см. Кентавры). Как первоначально зловещее животное, она часто ассоциировалась с царством мертвых (дикое войско) и приносилась в жертву умершим, но позднее, благодаря своей быстроте и скаковой силе, возвысилась также до символа Солнца или упряжного животного небесной колесницы (Аполлона, Митры, огненной колесницы Илии). Часто это символическое содержание было противоречивым, когда, с одной стороны, показывается сияюще белый конь "Христа триумфатора". с другой - кони "апокалипсических всадников" (Откровение Иоанна Богослова). Отцы церкви приписывают коню высокомерие и сладострастие (говорят, он плотоядно ржет, когда видит женщину); но одновременно он появляется как символ победы (например, мучеников над грешным миром). В античности позитивный аспект предусматривался уже крылатым конем Пегасом. В сказках кони часто выступают как предсказывающие будущее, сведущие в магии существа, они говорят человеческими голосами и помогают доверившимся им людям добрыми советами. В христианской легенде как святые всадники выступают победитель дракона св. Георгий, делящийся своей мантией св. Мартин, св. Губерт и св. Евстахий. На изображениях распятия кони римлян отворачивают от Христа головы, что указывает на неверие их всадников. Лошадиные черепа на фронтонах домов выполняли функцию охранительных амулетов. Древнегерманские лошадиные жертвоприношения, сопровождаемые употреблением жертвенного мяса, привели к тому, что после христианизации употребление лошадиного мяса было запрещено и еще до сих пор рассматривается как "непринятое в обществе". Психологически ориентированное символоведенис видит в лошади "благородное" и умное, но при расстройстве также становящееся воплощением страха и испуга существо; "Оно" (сфера влечений) и Я воспринимаются, как лошадь и всадник; при нарушении взаимосвязи возникают сны о слепо лягающихся лошадях, которые тем самым могут выполнять функцию призыва к единству.

  -1-